HomeРазноеЛетела корова: Летела корова — Детские дворовые игры, школьные игры.

Летела корова: Летела корова — Детские дворовые игры, школьные игры.

Про летающую Корову — Заходер. Полный текст стихотворения — Про летающую Корову

Про летающую Корову — Заходер. Полный текст стихотворения — Про летающую Корову

Борис Заходер

Очень многие
Считают,
Что Коровы не летают,
Так что я
Беру с вас слово:
Кто увидит, что Корова
Пролетает в вышине,
Тот,
Договорившись с мамой,
Пусть сейчас же телеграммой
(Лучше — срочной телеграммой!)
Сообщит об этом мне!

Борис Заходер

Борис Заходер

Борис Заходер долгие годы писал в стол. Он мечтал издать свои книги для взрослых, но в печать допускали только его детские произведения и переводы зарубежных книг. Именно они и принесли ему известность. Благодаря Заходеру по-русски заговорили Винни-Пух, Мэри Поппинс, Питер Пэн. В своих взрослых произведениях, которые Заходер выпустил лишь в конце жизни, он затрагивал философские вопросы, размышлял о науке и литературе.

{«storageBasePath»:»https://www.culture.ru/storage»,»services»:{«api»:{«baseUrl»:»https://www.culture.ru/api»,»headers»:{«Accept-Version»:»1.0.0″,»Content-Type»:»application/json»}}}}

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Летел лебедь по синему небу, читал газету под номером…: janemouse — LiveJournal

?

LiveJournal

  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • iOS & Android
  • Disable ads

Login

  • Login
  • CREATE BLOG

    Join

  • English

    (en)

    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

«По небу корова летела»… | Статьи

Нынешний год по инициативе ЮНЕСКО назван Годом Сальвадора Дали. А ведь никаких круглых дат. Но логика понятна: в январе 2004-го — 15 лет со дня смерти художника, в мае — 100 лет со дня рождения. Сальвадор Хасинто Фелипе Дали Доменеч Куси Фаррес — его полные имя и фамилия. В 14 лет он для выставки художников городка Пуболь, где жила тогда семья, против воли отца укоротил свое имя. Отброшенными оказались два «деревенских» имени и фамилия матери. Остались громовое Сальвадор («Спаситель») и мягкое, почти элегическое — Дали. С длинным, заостренно-жирным — вместо точки — мазком кистью над латинским i.

На интервью с «великим, скандальным, божественным, непредсказуемым» маэстро я ехал не без страха и сомнений. Наша страна тогда, в 1985-м, с опаской вслушивалась в многословные горбачевские заклинания, но идеологическая зашоренность оставалась прежней. Среди прочего «западного упаднического искусства» и Дали оставался «идеологическим противником, трюкачом в живописи, клоуном в жизни», а знаменитые его усы и вовсе олицетворяли черт знает что. «Известия» же тех лет дышали полной грудью, запретных тем не стало вовсе, и шальная, почти авантюрная идея взять интервью у великого, противоречивого и эпатажного Сальвадора Дали все настойчивее пробивала себе дорогу.

Дорога оказалась вся в выбоинах. Отправил в общественный фонд «Гала — Сальвадор Дали» факс с просьбой об интервью. Отказ: Дали болеет и интервью не дает. Еще один факс. В ответ — звонок одного из руководителей фонда Робера Дешарне: «Об интервью можно подумать, но это будет стоить 30 тысяч долларов». Мне думать было не о чем: скажи я об этом условии в редакции, надо мной просто посмеялись бы. Ищу обходные пути в Башню Галатеи, небольшой дворец XVI века в Фигересе, городке под Барселоной, где Дали жил после смерти жены.

Как на охоте, расставил «флажки», хотя уже знал, что за последние 12 лет Дали не дал ни одного интервью. В назидание мне рассказали, как «великий шарлатан» зло пошутил над несимпатичным ему писателем Камило Хосе Селой, будущим нобелевским лауреатом, который несколько лет домогался интервью для скандального мадридского журнала. Вроде бы согласившись, Дали две недели выдерживал его в захудалой местной гостинице, каждый вечер отряжал своего личного секретаря — художника Антони Пичота для успокоительных разговоров, а под конец предложил полутораминутное общение по видеомонитору из соседней со своей спальней комнаты. Этот трюк он повторял не единожды, да и многочисленное окружение уже немощного, одинокого и потерявшего контакт с внешним миром Дали под разными предлогами не давало «доступ к телу» практически никому из пишущей — а уж тем более снимающей — братии. Легенда Дали, живого и творящего, не должна была кончиться. Рано.

Однако мои «флажки» не бездействовали: знаменитый летчик-республиканец и полковник Советской армии Хосе Мария Браво познакомил меня с каталонским адвокатом, оказывавшим профессиональные услуги фонду. Он, зная нравы обитателей Башни Галатеи, без особых надежд обещал поговорить и передать мое очередное послание. «Приманкой» была журналистская легенда — святая ложь, будто корреспондент «Известий» родом из Казани и совсем недавно оттуда. Ее следовало донести до самого Дали.

Казань — пароль. Казань — святое место для Дали. Там родилась Елена Дьяконова, его жена, которую он в первый же вечер знакомства на фуршете у поэта Поля Элюара — в то время ее мужа — вслух, при всех, назвал придуманным им именем Гала.

В июне наконец пришло письмо из Фигереса с именной «собакой» маркиза Дали Пубольского за подписью того же Дешарне: «Маэстро Сальвадор Дали… в принципе принимает просьбу об интервью. Оно могло бы состояться между 20 и 30 июня. Учитывая его состояние здоровья, любезно прошу позвонить в наш секретариат для уточнения даты встречи».

Позвонил. Уточнил: 23-24 июня. Но, возможно, придется подождать, если маэстро почувствует себя хуже. Невольно вспоминаю приключения Камило Хосе Селы. Знаменитость, живой классик, не мне чета. Надеюсь только на «пароль» — старость делает сентиментальными даже циников. И до конца не верю удаче: неужели «Известия» станут первой советской газетой, которая не только получит первое за многие годы интервью художника, а интервью эксклюзивное, и — это главное — опубликует его, не приняв за «идеологическую бомбу».

Уже в Фигересе, уточнив дату, нетерпеливо жду звонка Пичота. Дождался. Но меня ждал сюрприз. По пути на второй этаж жилой части дворца слышу: «Спрячь диктофон. Дали не выносит их». Входим в большую угловую залитую солнцем комнату. Дали — сухой, с бесцветным лицом и укороченными усами, в белой шелковой — до пят — тунике, в знаменитой черно-красной каталонской шапочке, из-под которой беспорядочно свисают седые и редкие лохмы.

Он сидит, укрытый поверх туники пледом, положив руки на подлокотник кресла, сделанного по его собственному эскизу, как экзотический африканский вождь племени на троне. И в ответ на мое приветствие что-то негромко бормочет. Слов разобрать не могу, хотя похожи они на русские. Подхожу ближе и уже почти догадываюсь, что он шепчет: «Божья корова по небу летела. Летела и села. По земле поползла. В людях нет зла». Он негромко смеется, протягивая слегка дрожащую, всю в коричневых пигментных пятнах, вялую руку и говорит:

— Я давно знаю эту вашу детскую считалку. От жены. Она ее часто повторяла, а я — вслед за ней. Я хорошо произношу по-русски?

Пытаюсь объяснить, что не корова, а коровка, что по-русски они звучат похоже, перевожу их на испанский, а он машет головой и не соглашается:

— Дети — великие фантазеры. Они вполне могут себе представить летающую корову. Им это даже интереснее, чем самая обычная божья коровка. Про нее они точно знают, что она летает. А вот корова, которая летает, а потом еще и ползает… Нет-нет, я всегда был уверен, что летала корова. Жаль, что мы все рано уходим из детства.

Антони шепчет мне: «Садись в кресло справа, левым ухом он почти не слышит. И диктофон держи сбоку и чуть сзади у его плеча, чтобы он не заметил. Включай».

Дали сидит, глядя прямо перед собой, не поворачивая головы: в носу у него тонкий дыхательный зонд, закрепленный пластырем на левой щеке. Говорит медленно, растягивая слова, с сильным каталонским акцентом.

— Скажите, а вы давно были в Казани? Там до сих пор по улицам ходят верблюды? Об этом тоже часто вспоминала моя жена. Сейчас, в конце века, верблюжий караван на городских улицах — это, должно быть, очень колоритно.

«Пароль» прозвучал неожиданно. «Отзыв» о современной Казани, почерпнутый из материалов нашего казанского корреспондента, похоже, удовлетворил его не полностью. Жаль, сказал он, что нет верблюдов, такая экзотическая деталь пропала. А машины — это неинтересно…

— В двадцатых годах в Мадриде была неразлучная троица — Луис Буньюэль, Федерико Гарсия Лорка и вы. На чем держалась ваша дружба?

— Мы познакомились в студенческой резиденции. Я учился в художественной школе Сан-Фернандо, они — в институте свободного обучения. Мы были молоды, беззаботны и тогда только начинали реализовываться как творческие личности. Но уже по праву считали себя гениями. С Луисом вместе мы написали сценарии двух его фильмов — «Андалузский пес» и «Золотой век». К пьесе Федерико «Мариана Пинеда» сделал декорации, хотя он и сам был отличный рисовальщик.

— А из-за чего расстались?

— Когда с Луисом мы разошлись во взглядах — он был близок к компартии, — то почему-то, даже не предупредив, снял мое имя в титрах. Я этого ему не простил. С Федерико — другая история. Он никогда не скрывал своей гомосексуальности. И по-сумасшедшему влюбился в меня. Мы оба тогда ненавидели женское тело, но я не мог ответить ему взаимностью. Не мог переломить себя. Легенда о нашей связи преследовала меня долгие годы. Пока не женился.

— Что за странное имя вы дали своей жене, маэстро?

— Ничуть. Лунная гала — это яркое световое кольцо вокруг вечного спутника Земли. Его нечасто увидишь, но астрономы от него без ума. Я тоже человек космоса. Ничтожная пылинка.

Даже прощаясь, в ответ на пожелание ему здоровья и новых картин он вдруг огорошил словами:

— Я принял решение о том, что сразу после кончины меня уложат в большую консервную банку дожидаться открытия, которое позволит однажды человечеству вернуть к жизни гениального Дали. Возвращать жизнь когда-нибудь станет обыденной операцией. Я спокойно дождусь этого часа в жидком гелии.

Зная, что и это его пророчество, будучи опубликованным, прозвучит, как одно из многих его эпатажных высказываний, Дали четко и внятно сказал:

— Не я клоун, а это чудовищно циничное и в то же время бессознательно-простодушное общество, чтобы скрыть свое безумие, пытается казаться серьезным. Я — и это повторял много раз — не сумасшедший.

Не интервью, а какой-то сплошной сюр получается. Но потом мы все-таки «вырулили». Больше часа он монотонно, но осмысленно и с юмором отвечал на вопросы, не раз еще погружаясь в свои фантазии.

Магнитофонная запись, которую храню по сей день, тому свидетель. А ведь в годы затворничества и болезни Дали многие в Испании были уверены, что он окончательно тронулся рассудком.

Интервью опубликовали спустя несколько месяцев. С купюрами, часть из них — в этом материале. Перестройка умов давалась тяжело. Зато «хватательный инстинкт» усилился. Слова Дали «…я даже готов подарить Эрмитажу некоторые свои картины» заметили в Москве. И мгновенно отреагировали: «Надо брать».

Дареному коню в зубы все-таки смотрят. Вначале за подарком должны были приехать эксперты из Эрмитажа — оценить его с художественной и стоимостной точек зрения. А вдруг подсунут фальшивку или какую-нибудь проходную сюрреалистическую «картинку»? А уж затем и решить, нужен ли Эрмитажу такой Дали, хотя тогда ни в одном музее страны его работ не было. По указанию из ЦК советник по культуре нашего посольства В.С. Быков отправился в Фигерес уточнять детали. Редакция отрядила туда и меня.

Следует признать, что определенная логика в необходимости экспертизы была. Специалисты, безусловно, знали о скандальной истории, которую, по одной версии, заварило окружение Дали, по другой — авторство принадлежало падкой на деньги жене Дали. Художника, давно не бравшего в руки кисть, уговорили проштемпелевать свой автограф на нескольких тысячах чистых листов ватмана и холстах. Доверенные художники-имитаторы с завидной охотой и производительностью взялись за дело. Фонд «Гала — Сальвадор Дали» по дешевке скупал их для себя. Так появились сотни легализованных фальшивых «Дали», которые по сумасшедшим ценам разошлись по галереям и музеям всего мира. Большой криминальный бизнес продолжался бы еще долгие годы, если бы не каталонский художник Мануэль Пуйоль Баладас. Увидев однажды стоимость своих картин на аукционе «Сотби», он возмутился нищенскими гонорарами за нарисованных им «Дали» и рассказал обо всем мадридскому журналу «Интервью». Любопытно, что некоторые из его имитаций, по утверждению экспертов, привлеченных судом, сам Дали с трудом мог отличить от «собственной руки».

Дешарне встретил нас с настороженностью и испугом. Он явно «не врубался»: «Какие эксперты? Вы хотите еще одну картину?» «Почему еще одну?» — «Да потому, что одну для Эрмитажа мы уже передали». — «Кому?» — «Какой-то сеньоре из посольства, у нее доверенность была». И показал нам фондовскую «амбарную книгу», где чья-то закорючка подтверждала факт получения картины. Посольскую бумагу обнаружить не удалось.

С тем и вернулись в Мадрид. Посольство отчиталось перед Москвой, и на том официальная история картины Дали для Эрмитажа закончилась. Потом до меня стали доходить разговоры, будто в личной пинакотеке одного из членов Политбюро, которую он почему-то держал на своей загородной госдаче, есть «роскошный и никому не известный Дали». Но туда тогда было «не дотянуться».

На днях я позвонил известному дипломату Ю.В. Дубинину, бывшему в то время послом в Испании, а затем в США, Франции и на Украине. Нет, он решительно ничего не знает об этом случае. Разумеется, никаких поручительств получить картину никому не давал, на даче у высокого чиновника никогда не был. И вообще считает всю эту детективную историю мистификацией людей из окружения Дали, не выпускавших из своих рук ни одной — даже самой незначительной — его работы.

Правда, он помнит другую, более раннюю историю, к которой был причастен напрямую. Жена Дали несколько раз в телефонных разговорах предлагала от имени художника подарить Эрмитажу картину, которую он готов был написать специально для музея. Но при условии: руководство Эрмитажа гарантирует ее постоянную экспозицию. Такого документа послу не удалось получить ни от Министерства культуры, ни от музея. А потом художник серьезно заболел и уже не в состоянии был творить, вскоре умерла и Гала.

Тоже невеселый финал. Не случилось. А ведь благие были намерения. И в завершение послесловия к памятному интервью — информация к размышлению. Сын того высокого партийного начальника — известный советский ученый. Мой звонок и вопрос, есть или была в коллекции отца картина Дали, он воспринял с удивлением. Ответ сразу дать отказался. Сказал, что плохо помнит отцовское собрание. Должен поговорить с родственниками. Через несколько дней он позвонил, и вот какой у нас состоялся разговор.

— Вы идете по ложному пути в своем расследовании. В коллекции моего отца, которую после его смерти мы разделили между ближайшими родственниками, картины Дали нет.

— И не было?

— Думаю, что не было. Он был русским человеком по воспитанию и любил русскую живопись. У него были Саврасов, Суходольский, Семирадский и другие. Сальвадор Дали вряд ли его увлекал, думаю, он его просто не воспринимал.

— И на госдаче ее не было?

— Частное собрание хранилось в его московской квартире. На госдаче висели только казенные картины. Вряд ли там был Дали. Предположить, что мой отец мог присвоить картину, предназначенную Эрмитажу, способен только нечистоплотный человек. Неподтвержденные слухи лишь способны бросить тень на имя моего отца.

Отрицательный результат — тоже результат. Именно поэтому мы и не называем фамилию. И тем более ни в чем не обвиняем. А вдруг «мальчика» действительно не было, а мистификация удалась ее авторам? По этой части они были большие мастера.

Дали как-то сказал…

Золото приводит меня в восторг, а банкиры — это настоящие духовные слуги религии Дали.

Эротические фантазии занимают значительную часть времени, когда я не пишу. Мое удовольствие заключается в постоянном обновлении деталей, обстоятельств и действующих лиц.

Пикассо, вне сомнений, это человек, о котором я больше всего думал после размышлений о своем отце.

Пикассо — испанец, и я — тоже. Пикассо — гений, и я — тоже. Пикассо — коммунист, и я тоже — нет.

Гала — она, как волшебное зеркало, в котором соединяются самые прекрасные моменты настоящего на протяжении всей моей жизни.

Я подписался на пять экземпляров «Юманите» (орган компартии Франции), чтобы заставить вздрогнуть моих буржуазных соседей.

Думаю, что все мы неизбежно станем ангелами. Единственное, что тормозит эту эволюцию, — это социализм. Первое условие, чтобы стать ангелом, — надо быть собственником.

Стихотворение «ЛЕТАЮЩАЯ КОРОВА ИЛИ СЛУЧАЙ НА БАЛКОНЕ», поэт Матвеев Игорь

Ранним утром поэт Эдуард Хрюнин вышел на балкон. Здесь к нему всегда приходило вдохновение. Оно и понятно: рассвет, небо и облака вдохновляют куда сильнее, чем тумбочка с телевизором, продавленный диван и переполненная окурками пепельница.

Город еще спал. Хрюнин терпеливо дожидался, когда зарождающиеся глубоко внутри поэтические строчки потекут наружу тонкой струйкой, постепенно перерастающей в мощный, свободный стихотворный поток.

Неожиданно из-за многоэтажки на противоположной стороне улицы появилось нечто довольно крупных размеров, летящее по воздуху. Это нечто приближалось, и через минуту поэт с изумлением распознал в нем… корову.

Чего, сами понимаете, быть не может.

Поэтому Хрюнин напряг память, пытаясь вспомнить, сколько же он вчера маханул с друзьями. Но память услужливо подсказала, что накануне он пил только пиво. И то немного, литра полтора, не больше..

А раз только пиво – то и правда корова.

«Свежо, свежо, — одобрительно подумал Хрюнин, поглядывая на летящее парнокопытное и обдумывая, как ему лучше подступиться к необычной теме. – Такого еще не было. Чайки были, лебеди были, журавли тоже… А тут — корова в лучах восходящего солнца…» Губы поэта дрогнули и выдали первые строчки будущего шедевра:

Корова по небу летела –

Она всегда летать хотела!

Неплохо, хотя здесь, пожалуй, можно выразить основную мысль и поярче: не просто «хотела», а «мечтала»! Может, даже еще теленком – стоя на своих некрепких ножках, задирала голову и провожала взглядом плывущие облака…

Корова по небу летала –

Она всегда летать мечтала!

С другой стороны, утверждать на все сто процентов, что корова действительно мечтала летать, Хрюнин не мог. А если ей все же было приятней ходить по земле, а летит она сейчас потому, что ее… ну, к примеру, ветром сюда откуда-то занесло? А что, налетел вдруг сильный ветер, или, торнадо там какой-нибудь – и получилась, так сказать, «унесенная ветром»…

Ладно, попробуем по-другому, решил поэт.

На уровне шестого этажа

Корова пролетала чуть дрожа…

Поэт жил на пятом, но поскольку корова летела несколько выше его балкона, первая строчка вполне могла соответствовать действительности. А вот дрожало ли животное на самом деле – за это Хрюнин поручиться не мог. «Вообще-то с чего ей дрожать, утро тёплое, — подумал он. – И если я напишу, что она дрожала, когда она на самом деле не дрожала – то введу читателей в заблуждение…»

Хрюнин решил пожертвовать прекрасной рифмой во имя истины. Как раз в этот момент животное, летевшее до этого плавно, вдруг покачнулось – будь это на земле, можно было бы подумать, что корова споткнулась. Поэт немедленно выдал подходящий вариант:

Корова летела

по воздуху прямо,

Ногою попала

в воздушную яму!

«Прямо как у Маяковского получилось! – похвалил он себя. – Лесенкой. Опять же, и против истины почти не погрешил».

И вдруг в слегка полысевшей голове поэта мелькнула горькая мысль: «Вот так стараешься, ночей не досыпаешь, варианты перебираешь, ищешь что-то новое, свежее, оригинальное – а кто оценит? Наоборот, скажут: допился до белой горячки — коровы у него, видите ли, летать стали! Никто же кроме меня не видел…»

Хрюнин огляделся: соседние балконы действительно были пустыми. Прохожих тоже пока не наблюдалось: день был субботний, выходной. Вот и получалось, что он стал единственным свидетелем полета сугубо сухопутного животного.

Еще был шанс броситься в комнату, схватить мобильник и попытаться заснять летающую корову.

Но…

«Кому я должен что-то доказывать? Толпе? – продолжал размышлять Хрюнин. — Но толпа все равно останется толпой, и моей летающей коровы не примет: не готов еще наш народ к таким смелым сюжетам, не поймёт он этих, прямо скажем, авангардных стихов. Ему бы что попроще – «любовь – вновь, слезы – березы»… А новое – его всегда встречают в штыки. Нет, нет, еще не время…»

Корова тем временем, прощально махнув хвостом, скрылась за соседним домом. И Хрюнин вздохнул, пожалуй, даже с некоторым облегчением. Мысли опять потекли привычным руслом.

Ни дня без строчки не могу,

Паслась корова на лугу…

Поэт удовлетворенно хмыкнул и пошел дописывать новое стихотворение.

«Корова Петрова» и другие стихи Леонида Чернакова — Российская газета

Для Леонида Михайловича Чернакова стихи не были профессией. Ему не приходилось переживать нападки критиков и зависть коллег. Он не шел каждое утро к письменному столу с видом обреченного на каторгу. Стихи были для него чистой радостью и ничем больше.

За это бескорыстие музы его обожали, и стоило Леониду Михайловичу достать из пиджака блокнот, как они тут же слетались к нему, как воробьи.

Вообще-то в этих блокнотах надлежало писать не стихи, а делать серьезные расчеты, писать формулы, чертить схемы — Чернаков был «оборонщиком», главным инженером сложных проектов.

Родился в 1937 году, полвека прожил в серьезном городе Новосибирске. В своем закрытом институте был автором, режиссером и актером веселых капустников, концертов и КВНов.

Детские стихи Леонид Чернаков начал писать для маленького сына Андрея. Вот что вспоминает Андрей о папе: «В пору моего детства он был очень молодым и совсем неопытным отцом. Когда я родился, ему еще не исполнилось двадцати двух лет. Они с мамой были студентами, потом стали молодыми специалистами, с грошовой зарплатой и без собственной квартиры. Но папа не унывал.

Когда государство, наконец, дало нам отдельное двухкомнатное жилье, папа выпустил домашнюю стенгазету «Голос квартиры». Главная шапка врезалась в память навсегда: «Они получили!»…

Больше всего я любил, когда папа рассказывал мне разные истории, которые тут же и сочинял. Из мировой детской поэзии он взял самое лучшее. У Хармса и Заходера — парадоксальный юмор. У Маршака и Барто — отточенность рифм. У Чуковского — музыкальность стиха…»

И все это соединилось в даровании поэта, навсегда оставшегося в душе послевоенным мальчишкой — рисковым, смешливым и изобретательным на проделки.

Литературный дебют Леонида Чернакова пришелся на начало 1980-х. Тогда в Новосибирске появились два его небольших сборника «Даю уроки пения» и «Странный сон».

Слава детского поэта постучалась к Леониду Михайловичу только после 2006 года, когда вышла книга «Дырка от бублика». Она так разлетелась, что и дырки от бублика не осталось.

Потом стихи Чернакова попали в замечательное московское издательство «Октопус». А замечательно оно прежде всего тем, что издает современных детских поэтов. Причем совсем неизвестных широкому читателю. Конечно, при этом издательство рискует, но зато открывает таланты. И какие!

Именно «Октопус» выпустил сборник Чернакова «Часы с квакушкой». Первое издание давно разошлось и недавно издательство выпустило новое — его легко найти в книжных магазинах.

…Леонид Михайлович ушел 2 года назад, 2 января 2017 года.

Когда-нибудь попросят дети
Вас что-то правнукам прочесть,
Вы им стихи прочтите эти —
И тем окажете мне честь.
Я буду знать, что я не умер
(Я просто спрятался в тени),
И мой немного грустный юмор
Продлит мои земные дни…

Тетрадь Леонида Чернакова

Облака

К нам плывут издалека
И покачиваются,
Друг на друга облака
Облокачиваются.

Если хорошо кормить

Божью коровку,
Посажу в коробку.
Покрошу ей крошек,
Положу картошек,
Дам травы зеленой
И воды студеной.
Пусть растет здоровой —
Вырастет коровой!

Посольство

Зашел я в посольство
на прошлой неделе.
Там женщины в белых
одеждах сидели,
Солили капусту, грибы,
помидоры —
Открытые лица,
открытые шторы.
Мужчина солидный
готовил рассол.
Я сразу же понял, что это —
посол!
«Скажите, а где мне найти
атташе?»

«Он режет чеснок
на втором этаже.
Вы хотите визу
в Иерусалим?
Так их отменили —
вот мы и солим!»

Берегите девочек

Берегите девочек, ребята,
И не забывайте, шалуны:
Маленькие девочки
когда-то
Стать большими мамами
должны.
Если вы их бьёте кулаками,
Не жалея даже головы,
То родятся дети дураками,
Глупыми такими же,
как вы!

P.S. Написано после встречи в одной из школ, где автор долго не мог начать выступление из-за мальчишеских потасовок.

Писатель и спасатель

В лесу заблудился
известный писатель.
Писателя спас
неизвестный спасатель.
О том, как спасатель
писателя спас,
Писатель потом написал
свой рассказ.
А так как рассказ этот
был интересным,
То вскоре спасатель стал
тоже известным
И целую повесть решил
написать
О том, как писателей
надо спасать.

Корова Петрова

В квартире у Петрова
На пятом этаже
Жила-была корова
Два месяца уже.
Соседка у Петрова

Спросила во дворе:
«Не ваша ли корова
Летает на заре?»
«А что, — сказал на это
Задумчивый Петров, —
Сейчас в разгаре лето —
Раздолье для коров…
Возможно ли в квартире
Корову удержать?
Она часа в четыре
Старается сбежать.
По лестнице спуститься
Корове мудрено —
И вот она, как птица,
Летит через окно.
Над крышей, над забором
Проделает кружок,
Потом спешит за город,
К подружкам на лужок».
Соседка посмотрела
Рассказчику в глаза
И говорит несмело:
«А у меня коза…»
И грустная соседка
Добавила: «Беда…
Такая домоседка —
Не ходит никуда.
Не ходит, не летает —
Залезет на диван
И целый день читает
Какой-нибудь роман».
«А что же тут такого, —
Петров тогда сказал, —
Она же не корова,
А все-таки коза».

* * *

Мне приснилось,
что я умираю.
И такая напала тоска:
Неужели же я не узнаю,
Как сыграли «Зенит»
с ЦСКА?!

* * *

Ещё вчера,
Ещё с утра
Ушёл из птичьего двора
Утёнок на охоту,
И до сих пор
На птичий двор
Он не вернулся что-то…
Вчера под вечер у ручья
Утёнка видела Свинья:
Он шёл по следу Волка.
На нём был полный
патронташ,
Пустой охотничий ягдташ,
А на плече — двустволка.

Пишите Дмитрию Шеварову: [email protected]

Траулер для мойки коров

Претензия: Спасенная команда японского рыболовного траулера была заключена под стражу, когда российские власти отказались поверить их утверждениям о том, что их лодка была потоплена падающей коровой.


НЕВЕРНО

Пример: [Собран в Интернете, 1996]

Очень странная правдивая история:

Ранее в этом году ошеломленная команда японского траулера была вырвана из Японского моря, цепляясь за обломки своего затонувшего корабля.Однако за их спасением последовало немедленное заключение в тюрьму, как только власти допросили моряков о гибели их корабля. Человеку они заявили, что корова, упав с ясного голубого неба, ударилась о траулер на миде судна, разбив его корпус и потопив судно за считанные минуты.

Они оставались в тюрьме в течение нескольких недель, пока российские ВВС с неохотой сообщили японским властям, что экипаж одного из их грузовых самолетов, по-видимому, украл корову, блуждающую на краю сибирского аэродрома, загнал корову в трюм самолета и поспешно снял домой.Не готовый к перевозке живого груза, российский экипаж был плохо подготовлен, чтобы справиться с буйной коровой в своем трюме. Чтобы спасти самолет и себя, они вытолкнули животное из грузового отсека, когда они пересекали Японское море на высоте 30 000 футов.

Происхождение: Есть кое-что особенно веселое

о мысленном изображении коров, летящих по воздуху (как памятный эпизод телешоу Northern Exposure , в центре которого находится один из городских сумасбродов

Планы жителя

катапультировать корову, как умело продемонстрировано произведение перформанса).

Эта легенда о коровах, падающих с небес и топящих рыболовные траулеры, развлекала людей в течение многих лет, и национальность крупного рогатого скота изменилась вместе с рассказами, как и национальность корабля, который он предположительно затопил. В фольклорной книге 1993 года упоминается, что эта история появилась в «Московских новостях » от 1 июня 1990 года. В этой версии корова была доставлена ​​в самолет как спонтанная вещь, а затем выгнана из самолета, поскольку более холодный воздух на больших высотах приводил ее в возбуждение.Похожая история упоминается в фольклорной книге 1983 года и, как говорят, датируется примерно 1965 годом. В этом случае летающий крупный рогатый скот упал на капот автомобиля в Шотландии.

Вспышка этой легенды весной 1996 года произошла из-за того, что сказка была передана из посольства Германии в Москве Министерству иностранных дел в Бонне, и где-то между ними, превратившись из апокрифической легенды в новость; впоследствии оно появилось в немецких газетах. Возможно, это как-то связано с тем, что сказка о «падающей корове» появилась в недавнем российском фильме «Особенности национальной охоты ».В фильме охотники крадут корову и прячут ее в военном самолете. Русские также рассказывают историю о падающей корове как шутку, что-то вроде легенды о бочке из кирпичей, в которой несчастный рыбак пытается объяснить, что случилось с его лодкой, но ему трудно заставить кого-либо поверить ему.

Еще больше усугубило ситуацию то, что кто-то исказил хорошо проработанное объяснение Reuters в апреле 1996 года о том, как этот вековой каштан попал в немецкие газеты.(Это печально, но факт — статьи, разоблачающие легенды, часто неверно интерпретируются как новостные отчеты о реальных событиях.) Теперь в Интернете появляются истории о «падающих коровах», которые приписывают такую ​​атрибуцию: «Согласно службе новостей Рейтер: « Коровы летают ». ”

История о «упавшей корове» продолжает появляться в прессе, о чем свидетельствует следующее появление в журнале New York Times от 14 января 2011 года статьи о бурении нефтяных скважин:

В каждой сложной инженерной деятельности присутствует элемент неопределенности.«В июле 2003 года в Тихом океане японское рыболовное судно было потоплено летающей коровой», — сказал мне Роберт Би. Би — профессор гражданской и экологической инженерии в Калифорнийском университете в Беркли и ведущий исследователь риска; он также много лет работал в сфере исследований и управления в Shell. Как выяснилось, корова была частью незаконной партии крупного рогатого скота, направлявшейся из Анкориджа в Россию; Когда самолет приблизился к месту назначения, контрабандисты забеспокоились о своем грузе и начали выталкивать его из самолета.«Никакой анализ рисков никогда не может быть полным. Никто не может предсказать летающую корову ».

Газета New York Times впоследствии выпустила исправление к их статье, отметив, что: «В статье от 16 января о бурении нефтяных скважин у
побережья Анголы ошибочно сообщалась история о коровах, падающих с самолетов, в качестве примера риска. в любых инженерных начинаниях. Ни одна корова, ввезенная контрабандой или иным образом, никогда не падала с самолета на японскую рыболовную снасть. Эта история — городская легенда, и ее версии были известны в Шотландии, Германии, России и других местах.”

Барбара «играет за высокие стейки» Миккельсон

Последнее обновление: 14 февраля 2011 г.


Источники:

Brunvand, Jan Harold. Детский поезд .

Нью-Йорк: W. W. Norton, 1993. ISBN 0-393-31208-9 (стр. 273-275).
Флинн, Майк. Лучшая книга причудливых, но правдивых историй .

Лондон: Карлтон, 1999.ISBN 1-85868-558-3. (стр.71).
Хили, Фил и Рик Глэнвиллы. «Бомбейская корова».

[Лондонский] Хранитель. 7 января 1995 г. (стр. T31).
Hoell, Susanne. «Российские летающие коровы попали в газеты».

Рейтер. 30 апреля 1996 года.
Смит, Пол. Книга противных легенд .

Глазго: Фонтана / Коллинз, 1984. ISBN 0-00-636856-5 (стр.73).
Уоллес-Уэллс, Бенджамин. «Воля к сверлению».

New York Times Magazine. 16 января 2011.
New York Times Magazine. «Исправление».

6 февраля 2011г.
Сиэтл Таймс. «Ежедневный брифинг».

5 мая 1997 г. (стр. A10).

коров не умеют летать» Дэвид Милгрим

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *