HomeРазноеПетрановская адаптация к детскому саду: Детский сад, необходимый и ужасный? (Петрановская) — 31 ответов на Babyblog

Петрановская адаптация к детскому саду: Детский сад, необходимый и ужасный? (Петрановская) — 31 ответов на Babyblog

Содержание

Детский сад, необходимый и ужасный? (Петрановская) — 31 ответов на Babyblog

Копирую по просьбам трудящихся в декрете 😉

Из книги «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка».

В некоторых семьях вопрос, отдавать в сад или нет, не стоит, просто потому, что нет другого выхода: маме надо идти на работу. В других необходимости такой нет, но есть давление старшего поколения и социума, которые твердят о необходимости для ребенка «социализации», без которой «потом будет трудно в школе». Такие семьи часто мучительно размышляют и даже ссорятся на тему: отдавать в сад или нет. А некоторые и на консультацию приходят с этим вопросом.

Для начала важно понимать, что сама необходимость отдавать ребенка в учреждение вызвана нашим образом жизни — жизнью в больших городах с работой далеко от дома. До эпохи урбанизации и эмансипации проблемы не возникало вовсе: дети, находящиеся на стадии развития привязанности, которую мы назвали «под присмотром», действительно были просто под присмотром взрослых, занимаясь своими детскими делами или по мере сил помогая родителям по хозяйству. Все это не требовало драматического разлучения с родителем на весь день, и «социализация» — то есть умение общаться с людьми не из своей семьи — приобреталась сама собой, в процессе игр, ссор и примирений с соседскими детьми. Сейчас так не получается у большинства людей: выпустить ребенка играть во двор одного невозможно, с ним непременно кто-то из взрослых должен «гулять» — то есть ничего другого в это время не делать. Сочетать работу, приносящую деньги, с присмотром за своим ребенком-дошкольником могут только очень немногие, те, кто работает вне офиса и по свободному графику. Поэтому искать ответ на вопрос «необходим ли на самом деле детский сад ребенку для развития» нет смысла. Программой развития ребенка такая искусственная форма воспитания не предусмотрена. Дети тысячелетиями вырастали без всяких детских садов. И возникли они не как форма «дошкольного образования, развития и социализации», а просто как детохранилища — чтобы отпустить матерей к станкам и кульманам. Да, старшее поколение не представляет, как можно иначе, но история человечества однозначно утверждает, что вполне можно.

Другая крайность — представлять детский сад каким-то безусловным злом. Он становится злом, если неизбежен и обязателен для всех, как становится злом любое насилие над интимной, семейной сферой жизни. Но как услуга и возможность он злом не является, и если у семьи есть необходимость отдать ребенка в детский сад — ничем непоправимым и ужасным это не обернется, при условии, что услуга эта качественная, что в данном случае означает: ребенок в саду будет чувствовать себя хорошо. Не «социализирует-ся» или «подготовится к школе», а просто будет чувствовать себя хорошо, что бы это ни значило для вашего конкретного ребенка. Условием этого, как мы уже понимаем, может быть достаточная защита и забота со стороны взрослого, готовность садика и воспитателей отвечать на потребности детей, учитывать их чувства и состояния.

Способность присваивать роли, о которой шла речь выше, проявляется и в том, что после 4 лет ребенку легче принимать заботу чужого взрослого, если тот будет представлен родителями как свой «заместитель» — например, воспитательница в детском саду. Если она дает ребенку понять, что он может рассчитывать на защиту и заботу с ее стороны, у него постепенно включаются доверие и следование, и ему может быть достаточно комфортно с таким заместителем.

Конечно, если вместо этого он встречается с насилием, равнодушием или инфантильным поведением, спокойно ему не будет. Как и в том случае, когда воспитатель не желает быть заместителем, а ведет себя так, словно он важнее родителей, пытается доминировать над ними, поучать, выговаривать им. Некоторые сотрудники детских учреждений, похоже, искренне уверены, что это дети и родители существуют для того, чтобы садик хорошо работал, а не наоборот.

Поэтому, выбирая для ребенка детский сад и группу, важно смотреть не столько на оборудование и расписание развивающих занятий, сколько на личность воспитательницы. Как она с детьми разговаривает, вступает ли в личный контакт, смотрит ли в глаза, обнимает ли, внимательна ли к состоянию ребенка, а не только к его поведению? Нравятся ли ей дети, может ли она привлечь их внимание и вызвать у них следование, не прибегая к насилию, весело и доброжелательно? Сколько вообще детей приходится на одного воспитателя? Даже педагогический гений не сможет удержать достаточно личный контакт с группой из двадцати пяти четырехлеток. Не загружен ли воспитатель сверх меры делами, не связанными с детьми: заполнением бумаг, наведением стерильной чистоты, подготовкой к занятиям? Ведь для ребенка все устроено просто: нет личного контакта с постоянным взрослым — здравствуй, стресс. Именно от отношений воспитателя с детьми прежде всего зависит, будет ли ребенку в саду хорошо. Ну, и конечно, очень важно, чтобы воспитательница нравилась родителям, чтобы они сами чувствовали к ней доверие, если нет — ребенок это всегда интуитивно считает и будет в стрессе уже заранее.

Есть среди сегодняшних родителей люди, очень сильно травмированные опытом собственного пребывания в детском саду. Я тоже к ним отношусь — вспоминаю детский сад как кошмар, с насильственным кормлением, пыткой дневным сном, орущим персоналом и унизительными наказаниями. Поэтому старшего ребенка отдавать в сад я совсем не хотела — как же можно моего нежного мальчика — в такой ужас? К счастью, у нас была бабушка, и оставить его дома было возможно; они гуляли, он много играл, во дворе было пара приятелей, ходили на одну развивалку — этого хватало.

Однако с дочерью все оказалось иначе. Уже лет с трех она буквально бросалась на ограду соседних детских садов — стремилась к детям, играть. Так что в четыре с половиной мы ее в сад все же отдали — правда, в платный и лишь на полдня. И ей там очень нравилось, а заодно я немного подправила свой внутренний образ детского сада как чуть ли не концлагеря.

Я очень благодарна ее воспитательнице — немолодой, очень спокойной женщине, которая, казалось, никогда не обращалась к группе детей в целом — всегда к каждому лично, глядя в глаза, называя по имени, а то и положив руки на плечи, чтобы удержать внимание ребенка. Дети явно доверяли ей и слушались, в группе не было скандалов и драк, но полностью мы оценили ее, когда она заболела и три недели не появлялась на работе. Заменяли ее не такие опытные и все время меняющиеся воспитатели, и группа быстро пошла вразнос, дети стали капризничать по утрам и не хотели идти в сад, а еще через несколько дней просто один за другим подхватили простуду и остались дома две трети группы. Как только «наша» воспитательница вернулась — всё за три дня наладилось, больше никто не просился домой и не болел.

Но и в этом действительно прекрасном садике я видела, как тяжело детям, которым еще не исполнилось трех (там были разновозрастные группы). Они выглядели потерянными, висели на воспитательницах, часто плакали или приходили в нездоровое возбуждение, носились и вопили, словно пытаясь выплеснуть стресс. Честно говоря, непонятно было, чем руководствовались их родители, ведь стоимость сада была примерно равна стоимости няни, которая занималась бы только одним ребенком в привычной для него домашней обстановке. Если все же речь идет о детском садике или яслях для самых маленьких, а в некоторых странах приходится отдавать детей в ясли уже в первые полгода, то важно, чтобы воспитатели, во-первых, были постоянными, не менялись как в калейдоскопе, а во вторых, чтобы на каждого взрослого приходилось не больше трех-четырех младенцев, чтобы детей могли таскать на руках, разговаривать с ними, неспешно и ласково мыть, кормить, укладывать. Тогда воспитатель входит в круг привязанностей ребенка, и он может чувствовать себя в яслях относительно спокойно.

Но и в самых прекрасных условиях с добрыми воспитателями ребенок, конечно, будет скучать по маме, а если он в саду подолгу, а сад формата «вас много, а я одна», — по сути, речь идет уже о недостатке заботы и контакта со взрослым, о состоянии депривации , у которого могут быть достаточно серьезные последствия[1].

В том же чешском фильме, о котором я писала выше, есть сцена, впечатляющая до слез.

Ясли-пятидневка (напомню, в крупных промышленных городах социалистических стран они были обязательно и пользовались ими очень многие семьи). Вечер пятницы. За детьми начинают приходить родители. Они звонят в дверь, им открывают и выводят в прихожую их ребенка.

Крупным планом — группа малышей за столом. Воспитательница что-то с ними рисует, пытаясь занять. Они сидят в рядок и даже через экран чувствуется, как напряжены. Раздается звонок — и все дети вытягивают шейки, смотрят во все глаза на дверь с мучительной надеждой: за мной? мои? Нет, другие… Плечики повисают, глаза опускаются, губы депрессивно ползут вниз. И снова звонок — может быть, это мои? И снова все столбиком, слушают-смотрят — за кем? Кому-то повезло, и он, счастливый, полусмеясь-полуплача выходит из-за стола. А другие снова никнут.

Ничего особенного. Никто детей не обижает. Воспитатели явно заботливы, и вообще все хорошо — вот-вот придут родители. Но невозможно смотреть. А ведь дети так жили — каждую неделю, каждый день.

А как же «социализация» и «подготовка к школе»? К сожалению, на постсоветском пространстве у этого слова часто есть и еще один, довольно зловещий смысл: заранее «обтесать» ребенка под функционирование в качестве «воспитанника учреждения». Приучить его терпеть стресс от пребывания в большой группе без своего, защищающего взрослого, натренировать на отключение от собственных чувств и потребностей ради того, чтобы не выбиваться из группы. Неслучайно в устах учителей начальной школы «ну, вы же в сад не ходили» звучит часто как претензия: почему ребенок не обтесан заранее, почему он слишком ребенок, слишком живой. И вот такая «социализация», даже если она неизбежна, пусть случится как можно позже, когда у ребенка будет больше ресурсов, чтобы сохранить себя в любых условиях. Когда нам показывают «детсадовского» ребенка, который быстро привык к школе, в отличие от домашнего, который то плачет, то нарушает правила, то отказывается туда идти, это на самом деле значит только одно — весь тот стресс, который сейчас переживает домашний, его садовский сверстник пережил несколько лет назад — будучи младше и беззащитнее. Тогда, может, будем сразу из роддома в армию отдавать — пусть уж привыкнет, зато потом будет легко?

NВ! На вопрос про детский сад нет одного для всех ответа. Дети разные, ситуации в семьях разные, сами детские сады разные. Обязанность родителей — все эти факторы оценить и ответственно принять решение, взвесив плюсы и минусы.

Если относиться к садику именно как к услуге для родителей, а не к учреждению, призванному воспитывать и формировать ваших детей, многое встает на место. Такая длительная игровая комната. Магазин хочет, чтобы вы спокойно и с удовольствием покупали, а общество хочет, чтобы вы работали. Удобно оставить в игровой ребенка, выбирая мебель? Конечно, если для ребенка это в удовольствие или как минимум безопасно, а вам нужно иметь свободные руки и голову. Удобно пользоваться детским садом? Да, при тех же условиях.

Никакого другого, высшего педагогического, смысла в истории с детским садом нет. И если вам это не нужно, или ребенок очень не хочет, или достаточно хорошего сада не нашлось — он ничего важного для развития не потеряет.

Только очень проблемная семья, в которой родители совсем не занимаются детьми, может дать им меньше, чем стандартный детский сад.

Если под социализацией имеется в виду общение со сверстниками, ролевые игры с ними, то не во всяком детском саду для этого много возможностей, может быть, игровая комната в ИКЕЕ, дача или ближайший сквер с постоянной компанией гуляющих мам с детьми дадут вашему ребенку не меньше.

К собственно обучению, к совершено новым по сути отношениям не с временно исполняющим обязанности родителя, а наставника, ребенок будет готов чуть позже, после следующего кризиса.

Детский сад, необходимый и ужасный? (Петрановская)

Копирую по просьбам трудящихся в декрете 😉

Из книги «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка».

В некоторых семьях вопрос, отдавать в сад или нет, не стоит, просто потому, что нет другого выхода: маме надо идти на работу. В других необходимости такой нет, но есть давление старшего поколения и социума, которые твердят о необходимости для ребенка «социализации», без которой «потом будет трудно в школе». Такие семьи часто мучительно размышляют и даже ссорятся на тему: отдавать в сад или нет. А некоторые и на консультацию приходят с этим вопросом.

Для начала важно понимать, что сама необходимость отдавать ребенка в учреждение вызвана нашим образом жизни — жизнью в больших городах с работой далеко от дома. До эпохи урбанизации и эмансипации проблемы не возникало вовсе: дети, находящиеся на стадии развития привязанности, которую мы назвали «под присмотром», действительно были просто под присмотром взрослых, занимаясь своими детскими делами или по мере сил помогая родителям по хозяйству. Все это не требовало драматического разлучения с родителем на весь день, и «социализация» — то есть умение общаться с людьми не из своей семьи — приобреталась сама собой, в процессе игр, ссор и примирений с соседскими детьми. Сейчас так не получается у большинства людей: выпустить ребенка играть во двор одного невозможно, с ним непременно кто-то из взрослых должен «гулять» — то есть ничего другого в это время не делать. Сочетать работу, приносящую деньги, с присмотром за своим ребенком-дошкольником могут только очень немногие, те, кто работает вне офиса и по свободному графику. Поэтому искать ответ на вопрос «необходим ли на самом деле детский сад ребенку для развития» нет смысла. Программой развития ребенка такая искусственная форма воспитания не предусмотрена. Дети тысячелетиями вырастали без всяких детских садов. И возникли они не как форма «дошкольного образования, развития и социализации», а просто как детохранилища — чтобы отпустить матерей к станкам и кульманам. Да, старшее поколение не представляет, как можно иначе, но история человечества однозначно утверждает, что вполне можно.

Другая крайность — представлять детский сад каким-то безусловным злом. Он становится злом, если неизбежен и обязателен для всех, как становится злом любое насилие над интимной, семейной сферой жизни. Но как услуга и возможность он злом не является, и если у семьи есть необходимость отдать ребенка в детский сад — ничем непоправимым и ужасным это не обернется, при условии, что услуга эта качественная, что в данном случае означает: ребенок в саду будет чувствовать себя хорошо. Не «социализирует-ся» или «подготовится к школе», а просто будет чувствовать себя хорошо, что бы это ни значило для вашего конкретного ребенка. Условием этого, как мы уже понимаем, может быть достаточная защита и забота со стороны взрослого, готовность садика и воспитателей отвечать на потребности детей, учитывать их чувства и состояния.

Способность присваивать роли, о которой шла речь выше, проявляется и в том, что после 4 лет ребенку легче принимать заботу чужого взрослого, если тот будет представлен родителями как свой «заместитель» — например, воспитательница в детском саду. Если она дает ребенку понять, что он может рассчитывать на защиту и заботу с ее стороны, у него постепенно включаются доверие и следование, и ему может быть достаточно комфортно с таким заместителем.

Конечно, если вместо этого он встречается с насилием, равнодушием или инфантильным поведением, спокойно ему не будет. Как и в том случае, когда воспитатель не желает быть заместителем, а ведет себя так, словно он важнее родителей, пытается доминировать над ними, поучать, выговаривать им. Некоторые сотрудники детских учреждений, похоже, искренне уверены, что это дети и родители существуют для того, чтобы садик хорошо работал, а не наоборот.

Поэтому, выбирая для ребенка детский сад и группу, важно смотреть не столько на оборудование и расписание развивающих занятий, сколько на личность воспитательницы. Как она с детьми разговаривает, вступает ли в личный контакт, смотрит ли в глаза, обнимает ли, внимательна ли к состоянию ребенка, а не только к его поведению? Нравятся ли ей дети, может ли она привлечь их внимание и вызвать у них следование, не прибегая к насилию, весело и доброжелательно? Сколько вообще детей приходится на одного воспитателя? Даже педагогический гений не сможет удержать достаточно личный контакт с группой из двадцати пяти четырехлеток. Не загружен ли воспитатель сверх меры делами, не связанными с детьми: заполнением бумаг, наведением стерильной чистоты, подготовкой к занятиям? Ведь для ребенка все устроено просто: нет личного контакта с постоянным взрослым — здравствуй, стресс. Именно от отношений воспитателя с детьми прежде всего зависит, будет ли ребенку в саду хорошо. Ну, и конечно, очень важно, чтобы воспитательница нравилась родителям, чтобы они сами чувствовали к ней доверие, если нет — ребенок это всегда интуитивно считает и будет в стрессе уже заранее.

Есть среди сегодняшних родителей люди, очень сильно травмированные опытом собственного пребывания в детском саду. Я тоже к ним отношусь — вспоминаю детский сад как кошмар, с насильственным кормлением, пыткой дневным сном, орущим персоналом и унизительными наказаниями. Поэтому старшего ребенка отдавать в сад я совсем не хотела — как же можно моего нежного мальчика — в такой ужас? К счастью, у нас была бабушка, и оставить его дома было возможно; они гуляли, он много играл, во дворе было пара приятелей, ходили на одну развивалку — этого хватало.

Однако с дочерью все оказалось иначе. Уже лет с трех она буквально бросалась на ограду соседних детских садов — стремилась к детям, играть. Так что в четыре с половиной мы ее в сад все же отдали — правда, в платный и лишь на полдня. И ей там очень нравилось, а заодно я немного подправила свой внутренний образ детского сада как чуть ли не концлагеря.

Я очень благодарна ее воспитательнице — немолодой, очень спокойной женщине, которая, казалось, никогда не обращалась к группе детей в целом — всегда к каждому лично, глядя в глаза, называя по имени, а то и положив руки на плечи, чтобы удержать внимание ребенка. Дети явно доверяли ей и слушались, в группе не было скандалов и драк, но полностью мы оценили ее, когда она заболела и три недели не появлялась на работе. Заменяли ее не такие опытные и все время меняющиеся воспитатели, и группа быстро пошла вразнос, дети стали капризничать по утрам и не хотели идти в сад, а еще через несколько дней просто один за другим подхватили простуду и остались дома две трети группы. Как только «наша» воспитательница вернулась — всё за три дня наладилось, больше никто не просился домой и не болел.

Но и в этом действительно прекрасном садике я видела, как тяжело детям, которым еще не исполнилось трех (там были разновозрастные группы). Они выглядели потерянными, висели на воспитательницах, часто плакали или приходили в нездоровое возбуждение, носились и вопили, словно пытаясь выплеснуть стресс. Честно говоря, непонятно было, чем руководствовались их родители, ведь стоимость сада была примерно равна стоимости няни, которая занималась бы только одним ребенком в привычной для него домашней обстановке. Если все же речь идет о детском садике или яслях для самых маленьких, а в некоторых странах приходится отдавать детей в ясли уже в первые полгода, то важно, чтобы воспитатели, во-первых, были постоянными, не менялись как в калейдоскопе, а во вторых, чтобы на каждого взрослого приходилось не больше трех-четырех младенцев, чтобы детей могли таскать на руках, разговаривать с ними, неспешно и ласково мыть, кормить, укладывать. Тогда воспитатель входит в круг привязанностей ребенка, и он может чувствовать себя в яслях относительно спокойно.

Но и в самых прекрасных условиях с добрыми воспитателями ребенок, конечно, будет скучать по маме, а если он в саду подолгу, а сад формата «вас много, а я одна», — по сути, речь идет уже о недостатке заботы и контакта со взрослым, о состоянии депривации , у которого могут быть достаточно серьезные последствия.

В том же чешском фильме, о котором я писала выше, есть сцена, впечатляющая до слез.

Ясли-пятидневка (напомню, в крупных промышленных городах социалистических стран они были обязательно и пользовались ими очень многие семьи). Вечер пятницы. За детьми начинают приходить родители. Они звонят в дверь, им открывают и выводят в прихожую их ребенка.

Крупным планом — группа малышей за столом. Воспитательница что-то с ними рисует, пытаясь занять. Они сидят в рядок и даже через экран чувствуется, как напряжены. Раздается звонок — и все дети вытягивают шейки, смотрят во все глаза на дверь с мучительной надеждой: за мной? мои? Нет, другие… Плечики повисают, глаза опускаются, губы депрессивно ползут вниз. И снова звонок — может быть, это мои? И снова все столбиком, слушают-смотрят — за кем? Кому-то повезло, и он, счастливый, полусмеясь-полуплача выходит из-за стола. А другие снова никнут.

Ничего особенного. Никто детей не обижает. Воспитатели явно заботливы, и вообще все хорошо — вот-вот придут родители. Но невозможно смотреть. А ведь дети так жили — каждую неделю, каждый день.

А как же «социализация» и «подготовка к школе»? К сожалению, на постсоветском пространстве у этого слова часто есть и еще один, довольно зловещий смысл: заранее «обтесать» ребенка под функционирование в качестве «воспитанника учреждения». Приучить его терпеть стресс от пребывания в большой группе без своего, защищающего взрослого, натренировать на отключение от собственных чувств и потребностей ради того, чтобы не выбиваться из группы. Неслучайно в устах учителей начальной школы «ну, вы же в сад не ходили» звучит часто как претензия: почему ребенок не обтесан заранее, почему он слишком ребенок, слишком живой. И вот такая «социализация», даже если она неизбежна, пусть случится как можно позже, когда у ребенка будет больше ресурсов, чтобы сохранить себя в любых условиях. Когда нам показывают «детсадовского» ребенка, который быстро привык к школе, в отличие от домашнего, который то плачет, то нарушает правила, то отказывается туда идти, это на самом деле значит только одно — весь тот стресс, который сейчас переживает домашний, его садовский сверстник пережил несколько лет назад — будучи младше и беззащитнее. Тогда, может, будем сразу из роддома в армию отдавать — пусть уж привыкнет, зато потом будет легко?

NВ! На вопрос про детский сад нет одного для всех ответа. Дети разные, ситуации в семьях разные, сами детские сады разные. Обязанность родителей — все эти факторы оценить и ответственно принять решение, взвесив плюсы и минусы.

Если относиться к садику именно как к услуге для родителей, а не к учреждению, призванному воспитывать и формировать ваших детей, многое встает на место. Такая длительная игровая комната. Магазин хочет, чтобы вы спокойно и с удовольствием покупали, а общество хочет, чтобы вы работали. Удобно оставить в игровой ребенка, выбирая мебель? Конечно, если для ребенка это в удовольствие или как минимум безопасно, а вам нужно иметь свободные руки и голову. Удобно пользоваться детским садом? Да, при тех же условиях.

Никакого другого, высшего педагогического, смысла в истории с детским садом нет. И если вам это не нужно, или ребенок очень не хочет, или достаточно хорошего сада не нашлось — он ничего важного для развития не потеряет.

Только очень проблемная семья, в которой родители совсем не занимаются детьми, может дать им меньше, чем стандартный детский сад.

Если под социализацией имеется в виду общение со сверстниками, ролевые игры с ними, то не во всяком детском саду для этого много возможностей, может быть, игровая комната в ИКЕЕ, дача или ближайший сквер с постоянной компанией гуляющих мам с детьми дадут вашему ребенку не меньше.

К собственно обучению, к совершено новым по сути отношениям не с временно исполняющим обязанности родителя, а наставника, ребенок будет готов чуть позже, после следующего кризиса.

НУЖЕН ЛИ РЕБЕНКУ ДЕТСКИЙ САД

Найденная Наташей на просторах соцсетей статья меня немного заинтересовала.
Довольно интересный взгляд на раннюю социализацию. С которым я, разумеется, не согласна.
Тем не менее, тема мне интересная, так что сама статья под катом, а после нее мои размышлизмы

НУЖЕН ЛИ РЕБЕНКУ ДЕТСКИЙ САД: МНЕНИЯ ПСИХОЛОГОВ

📌 Гордон Ньюфелд, доктор наук, основатель собственного института в Канаде, автор книги «Не упускайте своих детей», переведенной на 10 языков, утверждает:

«Преждевременная социализация всегда считалась самым большим злом в воспитании детей… Когда детей слишком рано помещают вместе, прежде чем они могут быть самими собой, они становятся такими же, как все, и это ломает их индивидуальность, а не оттачивает ее».

По мнению доктора Ньюфелда, способность к здоровым отношениям с людьми закладывается у ребенка в первые шесть лет жизни.

«Это – основа всего, – говорит он. – К пятому году жизни, если все протекает непрерывно и безопасно, начинается эмоциональная близость. Ребенок отдает свое сердце тому, к кому он привязан, и это – невероятно важно… Самое главное – это установить сильные и глубокие эмоциональные связи с теми, кто воспитывает ребенка. И на этом должен делаться акцент в нашем обществе. Если бы мы это делали, мы бы посылали наших детей в школу позже, а не раньше».

📌 Людмила Петрановская, семейный психолог, писатель, лауреат Премии Президента РФ в области образования, член Ассоциации специалистов семейного устройства «Семья для ребенка», в своей книге «Привязанность – тайная опора» пишет:

«Если относиться к садику именно как к услуге для родителей, а не к учреждению, призванному воспитывать и формировать ваших детей, многое встает на место. Такая длительная игровая комната. Магазин хочет, чтобы вы спокойно и с удовольствием покупали, а общество хочет, чтобы вы работали. Удобно оставить в игровой ребенка, выбирая мебель? Конечно, если для ребенка это в удовольствие или как минимум безопасно, а вам нужно иметь свободные руки и голову. Удобно пользоваться детским садом? Да, при тех же условиях.

Никакого другого, высшего педагогического, смысла в истории с детским садом нет. И если вам это не нужно, или ребенок очень не хочет, или достаточно хорошего сада не нашлось – он ничего важного для развития не потеряет.

Только очень проблемная семья, в которой родители совсем не занимаются детьми, может дать им меньше, чем стандартный детский сад.

Если под социализацией имеется в виду общение со сверстниками, ролевые игры с ними, то не во всяком детском саду для этого много возможностей, может быть, игровая комната в ИКЕЕ, дача или ближайший сквер с постоянной компанией гуляющих мам с детьми дадут вашему ребенку не меньше».

📌 Ирина Млодик, известный психолог и психотерапевт, кандидат психологических наук, председатель Ассоциации психологов-практиков «Просто Вместе», в своей книге под названием «Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему» пишет:

«Детский сад. Как много в этом звуке… для каждого чего-то своего. Много чудесных воспоминаний, удивительных открытий, негативных чувств, психологических травм и много всего прочего связано с каждой услышанной детской историей. Для кого-то детский сад был раем, где было увлекательно, интересно, много друзей, игрушек и приключений. Для кого-то — череда унижений, почти концлагерных приемов воспитателей, болезней, стыда и тоски по маме. Для большинства детский сад — место, куда не очень хотелось идти, было непросто, случались как разные инциденты и трудности, так и радостные открытия и вполне веселые мероприятия. У меня нет ни резко отрицательного отношения к детскому саду, ни радужно-положительного. Я знаю одно: по достижении трех лет (плюс-минус полгода) детский сад ребенку нужен. Но вы правы: хороший детский сад.

<…> Когда родители задают мне вопрос «Отдавать ребенка в садик или не отдавать?», я отвечаю: «Решать вам. К тому же все в большой мере зависит от садика. От того, как там все устроено и каково отношение к детям». И это, конечно, не про серебряные игрушки, собственный бассейн и икру на обед, это об уважительном отношении к ребенку».

📌 Владимир Леви, кандидат медицинских наук, советский и российский писатель, врач-психотерапевт и психолог, автор книг по различным аспектам популярной психологии, посвятил детскому саду целую главу своей книги «Новый нестандартный ребенок»:

«…Но страшнее всех картинка самая первая: меня оставляют. Удаляются уводимые в неизвестность брат и сестра… Спина и вполоборота лицо уходящей мамы…

Чужое вокруг все, незнакомое, все сереет, чернеет, ужас беспомощного одиночества, предательство бытия…

Знаю теперь — это переживание не сверхобычно, не уникально нисколько. Травму такую получает каждый малыш, впервые на неопределенное для него время (для маленького и полчаса – почти вечность) внезапно оставляемый в резко чужой обстановке – да, каждый, даже предупреждаемый заранее…

Удар, сравнимый с ядерной бомбежкой, наносится по древнейшей психогенетической программе ребенка, почти со стопроцентной вероятностью предусматривающей возможность его выживания в первые годы жизни только в среде СВОИХ – в родительской семье или в разновозрастной стае родственников, достаточно малочисленных и постоянных, чтобы всех их, еще не отрываясь от матери, запомнить в лицо.

Так многие тысячи и миллионы лет было в Природе, такими нас сделала история нашего вида.

У очень многих детей – у меня тоже – безумный ужас первооставленности становится главной закладкой, основой всех последующих невротических страхов, зависимостей и депрессий, всего недоверия к жизни и самому себе. Бездна, однажды разверзшаяся, не сомкнется – только прикроется придорожными кустиками… <…>

Это нам, взрослым, кажется, что походить в садик годика три, ну год – не долго и не страшно. Все обеспечено, контроль полный… Это нам даже не кажется — знаем: не так. Вранье это, самообман наш, которым прикрываем свою вину перед ребенком…

Трехлетняя (возьмем в среднем) детсадовская пора жизни ребенка по истинной, внутренней продолжительности – ничуть не меньше, чем десяти-одиннадцатилетняя школьная. И гораздо значимее, чем, скажем, время пребывания в армии или в институте. В первые годы жизни каждый кусочек времени вмещает в себя столько переживаний, столько развития и препятствий ему, столько памяти и душевных ран, столько беззащитности, столько жестокой тупости взрослых!..»

От себя я имею вот что.

1. я тоже ревела первый год, когда меня вели в сад
но я этого не помню!
ключевое слово «не помню»
это означает, что настоящего стресса и шока и комплекса у меня не было
эмоция была, но она не запомнилась
даже больше — основная моя эмоция от детского садика — там было классно! и ревела я дважды — потому как уходить тоже не хотелось

2. мой сын совершенно ни разу не ревел в саду
впервые четкое «не хочу в садик» я услышала только в этом году, когда в группе была тяжелая психологическая обстановка, которая к счастью уже разрулилась
это означает, что я не доставила моему сыну стресс, отдав его в садик

3. из моего опыта работы в детском саду (а это как-никак 5 лет) я вынесла четкое понятие «если мама сомневается — ребенок не хочет»
90% детей ревут и не хотят в сад и испытывают при этом тот самый стресс, который запоминается на всю жизнь, именно потому, что они не чувствуют уверенности во взрослом
Дети, особенно дошкольники и ясельные прекрасно «ловят» малейшие сомнения взрослых и тут же ловко используют их себе на пользу
Это нормальное явление, это их так природа придумала — дети озабочены только тем, чтобы было только так как они хотят и желательно с конфетами )))
Если мама ведет ребенка в сад потому, что ей надо на работу, но ужасно по этому поводу переживет, каждый раз бьет себя по голове «я плохая мать», считает как же плохо деточке без мамы и испытывает жутчайшие угрызения совести — ребенок не станет любить сад, точнее — он не станет спокойно туда ходить
Если маме не надо никуда, она домохозяйка и вообще не имеет на день никаких планов (та-да, все посмотрели на меня), но при этом совершенно уверена, что отвести ребенка в садик — единственно правильное решение, ее ребенок будет «садиковским» и не станет испытывать те самые ужасные воспоминания во взрослой жизни
Это я не себя нахваливаю (хотя и не без этого), это я пытаюсь объяснить, что далеко не всегда дети рыдают и испытывают ужас от садика из-за того, что им там плохо.
Да, точно есть процентов 5 детей, которые просто от природы не готовы социализироваться раньше 5-6 лет. И процентов 5 детей с чисто психологическими отклонениями, которым нельзя в сад. Детей с медотводом (вроде моего брата с астмой) не учитываю. Но в подавляющем большинстве дети склонны к объединению в коллектив лет с 3-4. 2 года — реально для большинства еще рано, а вот после трех сознание ребенка уже готово к следованию за коллективом.

Самое главное.
Очевидно, что в большинстве случаев дети не хотят идти в садик потому, что дома им лучше. Но не так лучше как думают их взволнованные мамы. Им там проще — никто ничего не заставляет, никаких правил, делай что хочешь, а с тобой еще и поиграют. Там куча игрушек, которые не надо ни с кем делить, там нет невкусной еды, а если поныть так еще и не будут заставлять что-то есть, там можно баловаться и кричать, там нет других детей, с которым надо как-то выстраивать отношения. И там есть мультики, планшеты, лего…
Но неужели это хорошо — когда ребенок убегает от социального поведения к индивидуальному, от трудностей к легкому существованию?
Мое твердое убеждение в том, что дети — социальные и коллективные существа. Категорическое большинство. Пока я еще ни разу не встретила ребенка, которому не нравится играть со всеми вместе, повторять хором, действовать по указке.
Сколько раз на наших экскурсиях я видела, как дети-индивидуалисты, никогда никого не слушавшиеся, вдруг становились обычными детьми, тянущими руку и хором декламирующими стихи.
Сколько раз дети-скромняги, дети-буки бросали мамину руку и шли в компанию к тёте Кате.
Сколько раз на детской площадке мне буквально двух-трех слов было достаточно, чтобы увлечь совершенно незнакомых мальчишек в совместную игру с Темкой и они, незнакомые и разновозрастные, тут же принимались смотреть мне в рот в ожидании новых указаний.
Маленький эпизод. Как-то во время моей работы в саду затянулось совещание у заведующей и дети (тогда средняя группа) до самой прогулки остались одни. Ну как одни — со мной, ведь в том время оставить всю группу на помощника воспитателя было запросто. Первые минут 10 дети играли. Вторые минут 10 дети бесились. Наконец начался шум, и я громовым голосом усадила всех за столы рисовать. Еще минут 10 дети пытались рисовать. И, наконец, я поняла, что за столами творится какая-то фигня. Лет мне было 20, в голове было пустовато, поэтому я просто выдала всем по половинке А4, встала в центре и стала говорить, что делать, придумывая задания на ходу. Сначала мы складывали листочки, чтобы разделить их на 4 части. Потом каждую часть закрашивали разным цветом. Потом на обороте рисовали разные фигуры…. Ну а потом пришли воспитатели ))))
Но тогда я увидела очень четко, что в таком возрасте дети еще не самоорганизованны и поэтому им просто нужен коллектив и глава этого коллектива.

И еще.
В избегании детского сада я вижу еще один минус — ребенок перестает ценить дом, свои игрушки и, главное — он перестает ценить общение с мамой. Получая мамино внимание каждый день, ребенок все больше воспринимает маму как еще одну игрушку. Нет, это я не утрирую и это не плохо, это нормально. Всем прекрасно известен тот факт, что чем меньше времени мама проводит с ребенком, тем крепче его любовь к ней, тем сильнее он ценит малейшие проявления ее внимания. Мама, которая всегда рядом становится очевидной реальностью, как солнце или обед. Любовь к ней не концентрируется, а растворяется во множестве других приятных моментов. И много лет спустя у взрослого человека не будет этих ярких воспоминаний — мама забирает меня со школы, мама приехала на дачу, мама варит суп, мама шьет, мы с мамой пошли на площадку… Потому что у него никогда не было ощущения чуда от того, что мама появляется в его жизни.

Да, действительно для ребенка это стресс, когда мама уходит, когда за ней закрывается дверь и кажется, что навсегда. Но тем, что через какое-то долгое для него и короткое для нас время мама возвращается, мы приучаем наших детей к тому, что отпускать мамину руку не страшно, что идти куда-то одному не страшно, что начинать что-то новое не страшно. Мы показываем ему, что он сильный — он может быть без мамы. Что он самостоятельный — он может обслуживать себя сам. Мы учим его уверенности в себе, помогаем сделать первый шаг к тому, чтобы стать взрослой личностью. А не тем самым «маменькиным сынком», который и в 20 лет не сможет сделать себе яичницу.
А еще мы дарим ему такую важную, бесконечно важную мысль — мама всегда вернётся.

ПиЭс: если честно, я не знаю, почему мой сын спокойно пошел в садик и ни разу не ревел «не хочу» (слезы от недосыпа не в счет). Возможно, ему было ужасно скучно со мной дома. Возможно, я настолько жестокая и деспотичная мать, что в садике было легко и просто. Возможно, я настолько хорошо понимала, зачем отдаю ребенка в садик, что и сам ребенок это чувствовал. Возможно, мне просто попался «садиковский» ребенок.

Девять правил воспитания детей Людмилы Петрановской — Свои

Собрали тезисы из книги «Тайная опора» семейного психолога и специалиста по воспитанию детей Людмилы Петрановской.

Книга «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» адресована не только родителям, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения с детьми. Людмила Петрановская рассказывает, как формируется привязанность ребенка к родителям от самого раннего возраста до подросткового периода и как стать своему ребенку опорой в жизни. Выбрали главное из книги

Не бояться плача младенца, это его способ выжить

С точки зрения биологии, человеческие детеныши — самые неприспособленные к жизни существа. В отличие от большинства животных, дети не смогут выжить без заботы взрослого. Если вдруг взрослого рядом не оказывается, его нужно позвать, чтобы привлечь внимание. 

Не надо воспитывать новорожденного, пытаться отучать его от рук и приучать засыпать в одиночестве. Носить младенца на руках — это естественный процесс «донашивания».

Природа предусмотрела и другой механизм выживания — детскую улыбку, хватательный рефлекс и милую внешность. Взрослые умиляются младенцу, и между ними возникает привязанность, которая служит основой дальнейших отношений.

«Ребенку нужны не слова, а поступки и действия: постоянное присутствие матери, теплые объятия, молока сколько хочешь и когда угодно, внимание к его потребностям, которые сам он пока не может ни назвать, ни даже осознать. Тогда ребенок растет спокойно, и как только какая-то потребность насыщается, перестает быть актуальной, он с ней просто расстается».

Не заставлять годовалого радоваться чужим людям

Пока ребенок не умеет передвигаться самостоятельно, родитель может дать его подержать любому человеку, которому сам доверяет. Чаще всего малыш не будет возражать, если ему удобно, с ним ласково разговаривают, а мама или папа не отсутствует слишком долго.

Но когда младенец начинает ползать и ходить, он перестает доверять малознакомым взрослым. С близкими, которых он видит каждый день, всё понятно, а незнакомец может нести опасность. Поэтому дети прячутся за мамину юбку, убегают и даже плачут при виде двоюродной тети, которая приходит в гости раз в месяц.

Иногда родители хотят угодить родственникам, требуют от ребенка перестать капризничать, ругаются и смеются над его стеснительностью. Лучше дать малышу привыкнуть. При желании новый человек сможет найти контакт с ребенком за 15 – 20 минут, если улыбнется в ответ и будет разговаривать спокойным голосом.

«С возрастом напряжение при встрече с незнакомыми людьми будет слабеть, но разделение на своих и чужих останется как одно из базовых на всю жизнь».

Дать двухлетке возможность следовать за взрослым

Дети до трех лет похожи на детенышей других млекопитающих: они ходят за родителями хвостиком, как слоненок за слонихой. Это механизм познания мира, дети не только идут по следам взрослых, но и повторяют всё, что взрослые делают.

В этом возрасте часто случаются истерики на улице. Простой пример: ребенок лет полутора идет куда-то с родителями за руку или просто рядом. И вдруг что-то увидел, зазевался и притормозил. Мама или папа прошли несколько шагов вперед и зовут его. Если расстояние небольшое, ребенок догонит родителя и пойдет дальше. Но если путь до родителей покажется малышу длинным, у него активируется программа выживания: он остановится и приготовится заплакать. 

Если сразу же вернуться к нему, обнять и взять за руку, истерики удастся избежать. Но если родители начинают его ругать или грозят уйти и оставить, малыш буквально вцепляется в землю и орет уже всерьез, в полном отчаянии.

Теперь, когда родитель за ним вернется, понадобится много времени, чтобы успокоить малыша. Если такое повторяется часто, ребенок становится тревожным, он не хочет идти сам, а виснет на родителе, боясь отпустить его от себя.

«Интересно, что если с ними гуляет еще и старший ребенок, лет пяти хотя бы, он часто первый соображает, что происходит, возвращается за младшим, чтобы притащить его к маме, одержимой приступом педагогического рвения. Словно еще сам не забыл, каково это — сидеть там и слушать „Я сейчас от тебя уйду“».

Научиться спорить с трехлеткой

Примерно в трехлетнем возрасте у детей наступает кризис негативизма. Это когда они отказываются от еды и прогулок, не хотят надевать одежду, которую предлагают родители, и даже говорят маме «Ты плохая, уйди». Это период, когда ребенок сепарируется от взрослых, начинает понимать, что у него могут быть свои желания и они не всегда совпадают с родительскими. 

Самый простой способ вернуть ребенка к привычному поведению — напугать его. Пригрозить Бармалеем, бабайкой, оставить одного, накричать, ударить. Эти методы действительно работают: ребенок пугается, плачет, жмется ко взрослому и делает всё, как тот говорит. Но страх разрушает привязанность.

«С каждым ударом и окриком происходит девальвация привязанности. Одна из нитей в канате рвется. От образа родителя как источника защиты и заботы отваливается небольшой кусочек. У привязанности большой запас прочности, за один раз ничего не случится. И за пять. И за десять. А за сколько случится — никто не знает. Никто не может подсчитать, сколько раз именно вашему ребенку хватит таких вот случаев, когда ради сиюминутного послушания вы вышли из роли того, кто защищает и заботится, и стали бить, орать, угрожать, оставлять».

Во время кризиса негативизма с ребёнком нужно спорить. Но делать это нужно с помощью спокойной дискуссии, учить ребенка конфликтовать и отстаивать свои интересы. Первое время малыш будет шокирован тем, что не все хотят того же, что и он. Но со временем он научится жить в мире, в котором его воля порой ограничена волей других людей. Важно, чтобы в процессе споров ребенок получал разный тип ответных реакций: иногда ему уступают, а иногда нет, всё как в жизни.

Бережно относиться к чувствам дошкольника

В возрасте от четырех до семи лет дети открывают для себя чувства. Они замечают, что мама грустит, а дедушка сердится. У ребенка проявляется эмпатия — способность понимать, чувствовать состояния людей, и рефлексия — умение распознавать собственные чувства и потребности и говорить о них.

Способность к эмпатии и к контакту со своими чувствами лучше всего развивается в безопасности и разнообразии. Это значит, что с ребенком нужно разговаривать, обсуждать эмоции, давать их пережить. В то же время не втягивать малыша в семейные скандалы и ссоры, чтобы ему не хотелось спрятаться от своих эмоций.

«Дети, которым приходится жить в атмосфере семейных скандалов, явной или скрытой неприязни членов семьи друг к другу или постоянной тревоги всей семьи, нередко выбирают не чувствовать всего этого, вырабатывают защитное онемение чувств. Дети, которые очень мало общаются со взрослыми, все время предоставлены сами себе «иди поиграй сам в своей комнате», не видят своих родителей в непосредственном, живом общении, тоже могут с трудом развивать способность к эмпатии — у них просто слишком мало для этого материала».

В этом возрасте лучший вклад в будущее ребенка не развивающие группы и спортивные секции, а много живого и разнообразного общения с членами семьи, в котором взрослые проявляют свои чувства и внимательны к чувствам ребенка.

Перестать быть центром вселенной для шестилетки

В шесть-семь лет ребенок переживает очередной кризис, кризис сепарирования. Он отделяется от родителей, идет в школу, и все события его жизни начинают происходить не в семье, а с другими людьми. Ошибка многих родителей в том, что они начинают сердиться на детей, обижаются на них, хотят, чтобы всё было как раньше, когда семья была центром вселенной для ребенка. Но ребенок уже не может как раньше, он вырос. Дальше уже выбор за родителями: понять его или продолжать обижаться.

В этом возрасте родитель никуда не девается, он как бы живет внутри ребенка. Внутри малыша формируется образ родителя, который подсказывает, что делать, как себя вести и как реагировать на обстоятельства.

«Родитель поселяется в душе ребенка, он теперь „стоит перед его внутренним взором“. То есть психологически ребенок со своим виртуальным родителем больше не расстается. А это значит, что ребенок становится способным выдерживать разлуку с родителем реальным.

Если мама у меня внутри, я могу от мамы уехать на две недели, скажем, в лагерь, и не получить невроз, как это почти неминуемо случилось бы в пять лет. Поэтому, заглянув в первый класс школы, мы можем увидеть ребенка, рыдающего из-за сломанного карандаша, но вот ребенка, который плачет из-за того, что вдруг очень захотелось к маме, — вряд ли».

Найти школьнику наставника

Возраст от семи до двенадцати лет считается одним из самых спокойных в жизни ребенка. Детские кризисы уже прошли, подростковое бунтарство еще не началось. Школьника интересуют вещи, материя, причины и связи, правила и границы. Он изучает мир, ходит на руках, лазает по деревьям и ездит на велосипеде без рук. 

Родители и семья в это время воспринимаются как тыл. Они нужны, чтобы о них не думать. Если в семье все благополучно, привязанность в порядке, ребенок особо и не вспоминает о семье. Он рад родителям, любит их, скучает, если долго не видит, но они больше не составляют главный интерес его жизни.

В этот период нужен тот, кто покажет и научит, передаст «настоящие» взрослые знания — учитель, наставник. Отношения с наставником во многом похожи на отношения с родителем, но есть очень серьезное отличие: родители слепо любят ребенка, а наставник может беспристрастно оценивать, может быть строгим и требовательным.

Обычно наставником выступает школьный учитель. Но иногда они формально относятся к своим обязанностям и перекладывают эту роль на родителей. Заставляют родителей проверять уроки, требуют, чтобы мама и папа отругали школьника за недостаточное рвение к учебе. Если родители идут на поводу у такого учителя, это рушит мир ребенка, в котором мама всегда должна быть на его стороне, а папа — главный защитник.

В этой ситуации родителям нужно не стать единым фронтом со школой, а помогать ребенку: объяснить сложное и рассказать интересное.

«Не всё зависит от нас, и мы не можем вмиг поменять систему образования. Но важно помнить про потребность ребенка в наставнике. Не обязательно, чтобы все встреченные им учителя были гениями педагогики, — достаточно хотя бы одного. Если не повезло найти Наставника в школе, есть шанс найти его в спортивной секции, кружке, театральной студии, туристическом клубе».

Оставить подростку право на ошибку

Задача подросткового возраста — сделать рывок в сепарации, пережить разочарование во всемогуществе родителей и научиться жить своим умом. Взрослости предшествует период, когда ребенок стремится поступать «не как советуют родители» совершенно независимо от того, чего он сам хочет и что считает верным. Главное — порвать путы, освободиться от родительской опеки, отделиться.

В период от 12 до 15 лет контроль только вредит отношениям между ребенком и родителями. Желание влезть в его переписку, водить за ручку и запрещать гулять по темноте встречает отпор со стороны подростка, взрыв эмоций и бунтарство.

Родителям лучше немного отойти в сторонку. Взрослые уже не могут управлять эмоциональным состоянием детей. Это маленького ребенка при ссоре с друзьями можно обнять, поцеловать, и он успокоится. Подросток же будет держать всё в себе и так легко не дастся. Нужен найти баланс между контролем и доверием.

«Если родитель остается заботливым взрослым, пусть даже он в процессе конфликта рассердился, он постарается дать понять ребенку, что ссора ссорой, но с привязанностью всё в порядке. Обнимет, вытрет слезы, поможет умыться, собрать разбросанное. Такой опыт выхода из ссоры дает ребенку важнейшее знание: привязанность перекрывает конфликт, она сильнее, ссоре ее не разорвать. Можно хотеть разного, можно поругаться, можно рассердиться друг на друга, наговорить обидных слов — но отношения никуда не делись, любовь мамы ко мне не разрушить, всего лишь сказав ей: „Ты дура!“ Это плохо, маме это не понравилось, но меня она по-прежнему любит. И я теперь, когда уже не сержусь, тоже очень ее люблю. Важнейший посыл на всю жизнь, основа всех будущих прочных отношений: можно быть разными, можно сердиться, но всё равно любить».

Всегда доверять себе больше, чем любой книге

Теория привязанности вполне научная, по ней есть множество исследований и публикаций, но в жизни часто всё бывает не так как в книге, нет одинаковых случаев и ситуаций. Каждый ребенок индивидуален и развивается по-своему, поэтому родителям лучше принимать решения, исходя из своего опыта и чувств.

«Вы — родитель своего ребенка, вы его любите, знаете, понимаете, чувствуете как никто, даже если временами вам кажется, что совсем не понимаете. Мнение специалиста — важная информация к размышлению, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида. Но решать, что делать прямо сейчас с вашим собственным малышом, который плачет, дерется или испуган, — только вам; и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что книга, — слушайте интуицию».

Адаптация ребенка к детскому саду – на бэби.ру!

Посещение детского сада может стать для любого ребенка прекрасной возможностью пообщаться с другими детьми и узнать много нового, или, наоборот, превратиться в самый ужасный период в его жизни. Именно поэтому взрослым стоит уделить особое внимание подготовке малыша к походу в это учреждение и постараться не допускать самых распространенных ошибок, которые не дадут ребенку спокойно адаптироваться. 

Негативное отношение 

Не стоит рассказывать крохе, что садик — далеко не самое приятное место на свете, но теперь ребенок просто вынужден туда ходить. Пессимистичные истории из своего детства, разговоры о том, что ребенок должен до сада научиться давать сдачу обидчикам и уметь постоять за себя- всё это не готовит кроху к реалиям жизни в детском саду, а, наоборот, отталкивает и пугает. Ребенок не понимает, почему мама и папа, самые дорогие люди на свете, отдают его туда, где так плохо.

В разговорах о детском саде важно говорить, конечно, не только хорошее, но обрисовывать возможные негативные ситуации стоит спокойно, не приукрашивая и не запугивая, сводя к минимуму негативные выражения и эмоции. Главное, что должен понять малыш: вне зависимости от того, что будет происходить в саду, мама и папа всегда поддержат его и помогут решить любую возникшую проблему.

Лучшее место на свете! 

Если одни родители рассказывают о «суровой» жизни в детском саду, то другие тоже впадают в крайность и описывают детский сад как самое прекрасное место. Добрая и всё позволяющая воспитательница, только дружные ребята, вкусная еда и много новых игрушек- что только ни пообещают родители, чтобы кроха согласился идти в сад.Однако малыш может очень сильно разочароваться, когда поймет, что воспитательница довольно строгая, некоторые дети любят драться, а еда вовсе не такая вкусная, как дома.

Именно поэтому в разговорах о дошкольном учреждении взрослым стоит всё же придерживаться золотой середины: не пугать кроху, но и не обрисовывать всё в розовом свете.

Отдали и ушли!

 Многие родители и воспитатели старой закалки придерживаются мнения, что оставлять ребенка в саду утром необходимо как можно быстрее. Привести малыша и уйти, не попрощавшись, — одна из самых распространенных родительских ошибок в период привыкания ребенка к детскому саду. Безусловно, уйти незаметно гораздо проще для родителей, ведь не придется успокаивать кроху, тратить время на долгие разговоры, но исчезновение мамы и папы пугает ребенка. На протяжении всего дня малыш может чувствовать себя некомфортно, бояться и переживать, что родители не заберут его, расстраиваться по пустякам и быть плаксивым.

 

Именно поэтому родителям так важно уделять крохе время при прощании: поддержите малыша добрым словом, проговорите, что обязательно вернетесь вечером, расскажите, как вы планируете провести время после детского сада.

Все эти разговоры позволят малышу настроиться на позитивный лад, и он будет уверен, что родители его заберут.

Читайте также:

Выяснение отношений с воспитателем и другими родителями

 Безусловно, в период посещения ребенком детского сада не миновать каких-либо нестандартных ситуаций. Между детьми довольно часто вспыхивают мимолетные конфликты, ведь малыши учатся общаться друг с другом, социализируются, привыкают вести себя в обществе. Кроме того, воспитатели тоже привыкают к новому детскому коллективу, узнают детей и не всегда успевают уследить за большим числом шустрых малышей. В результате может случиться, что именно вашего ребенка обидели или ударили.

Всем родителям без исключения стоит запомнить, что любую неприятную ситуацию стоит выяснять цивилизованным способом.

Следует разговаривать с воспитателем и другими родителями не на повышенных тонах, а спокойно и сдержанно, даже если вы ужасно возмущены. Безусловно, не стоит выяснять отношения в присутствии детей, также желательно не обсуждать данный конфликт дома, на чем свет стоит ругая других родителей и воспитателей.

Если родители — любители выяснять отношения на повышенных тонах, не выбирая выражений, то немудрено, что ребенок будет напуган и не захочет вообще идти в детский сад после всего произошедшего.

Игнорирование режима и правил детского сада

Еще одной довольно распространенной ошибкой является несоблюдение правил детского сада. Чем больше ваш малыш будет уметь делать до посещения дошкольного учреждения, тем лучше для него самого. Стоит научить кроху самостоятельно одеваться, держать правильно ложку, мыть руки перед едой и привить другие навыки самообслуживания. Не стоит надеяться на авось и ждать, что воспитатели всё сделают сами, а потом возмущаться, что этого не произошло. Хорошие дошкольные педагоги, несомненно, уделят этому внимание, но многое зависит и от родителей.

Куплю тебе за это…

 Некоторые родители не придумывают ничего лучше, чем подкупить собственного малыша, наобещать ему сладостей, игрушек и развлечений, лишь бы ребенок соблаговолил пойти в сад. Подобного рода ошибка приводит к тому, что в дальнейшем малыш согласится посещать сад только за подарки. Лучше всего рассказать крохе, какую увлекательную прогулку вы совершите после сада, в какую игру поиграете дома, какой ужин планируете готовить вечером, какую сказку прочтете перед сном. Все эти действия не несут материального вознаграждения, однако настраивают ребенка на получение положительных эмоций. В этом случае и поход в садик не будет вызывать у ребенка негативной реакции.

Ты – виновен!

 Что бы ни происходило в детском саду, ваш ребенок должен всегда быть уверен в вашей поддержке. Если вашего малыша начинает отчитывать другой родитель или воспитатель, то постарайтесь пресечь это мгновенно. Скажите вежливо, но твердо, что поговорите об этом со своим ребенком дома.

Вы можете обсудить конфликт с другими взрослыми, но в отсутствие детей.

Это не означает, что вы всё спустите с рук своему малышу, возможно, ему придется понести заслуженное наказание. Но ребенок с детства должен понимать, что родители всегда являются надежным тылом. Мама и папа могут быть недовольны его поступком, но всегда поддержат и помогут решить любой конфликт. Именно поэтому так важно быть на стороне ребенка, а не ругать его, объединившись с воспитателем или другими родителями.

Читайте также:

Фото: Рexels

Книги про адаптацию в детском саду

На чтение 6 мин. Просмотров 983 Опубликовано Обновлено

Книги про адаптацию в детском саду: подборка книг, подготавливающих детей перед первым посещением детского сада, и книг для родителей, помогающих детям безболезненно пережить адаптацию.

Популярные книги про детский сад для детей, родителей и педагогов – полезный раздел околодетской литературы.

Первый поход ребенка в детский сад – настоящее испытание для заботливых родителей и малышей. Некоторые мамы даже обращаются за консультацией к психологу для облегчения адаптационного периода малыша.

Но в большинстве случаев можно обойтись без помощи профессионала, если подготовиться заранее. Неоценимую помощь тут могут оказать правильно подобранные книги.

Книги для детей про детский сад – здесь.

Памятка для родителей про адаптацию в детском саду

Книги для родителей про адаптацию в детском саду

Самые популярные книги про детский сад психологов

Отличная книга с ценными советами по облегчению периода адаптации в детском саду, расставанию с мамой и привыканию к чужим людям – «Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад» психолога и педагога Анны Быковой. Автор не только теоретик, но и практик дошкольного воспитания, имеет двоих «садовских» детей и в своей книге оценивает проблему с разных точек зрения. Читается легко.

«Если мама будет рядом с ребенком не двадцать четыре часа, а двенадцать, но при этом будет полностью вовлечена в ребенка и будет получать от общения и от забот удовольствие, то это лучше, чем все двадцать четыре, но усталая, раздраженная и недовольная жизнью от невозможности реализовать свои желания».

Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!Текст, Анна Быкова

Затрагивает тему детского сада популярный психолог Людмила Петрановская, в частности в книге «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка».

«Если относиться к садику именно как к услуге для родителей, а не к учреждению, призванному воспитывать и формировать ваших детей, многое встает на место(…) Никакого другого, высшего педагогического, смысла в истории с детским садом нет. И если вам это не нужно, или ребенок очень не хочет, или достаточно хорошего сада не нашлось – он ничего важного для развития не потеряет. Только очень проблемная семья, в которой родители совсем не занимаются детьми, может дать им меньше, чем стандартный детский сад».

Интересна книга “Я иду в детский сад! от 0 до 3 лет“, выпущенная издательством Литера. Тут и советы психологов, главы о физиологической и психологической адаптации, практические советы, связанные с режимом дошкольного учреждения, подготовкой ребенка к посещению сада, необходимые предметы, выбор одежды и многое другое.

“Лучше всего отдать ребенка в детский сад, когда ему исполнится 3 года, потому что в это время у него появляется желание быть самостоятельным. Он часто говорит: “Я сам!” В этом возрасте проявляется интерес к другом людям – взрослым, страшим ребятам, своим ровесникам (именно в такой последовательности!). Ребенок уже умеет самостоятельно есть, одеваться, ходить в туалет, неплохо говорит”.

Популярна книга издательства Карапуз “Парамонова, Овсепян, Арнаутова: Сама в садик я ходила. Проблемы выбора: семья, няня, гувернер, детский сад“.Как оградить дорогое чадо от “дурного” влияния непредсказуемого окружения и в то же время не сделать его “мамсиком”. Опытные специалисты, посвятившие свои жизни воспитанию дошколят, дают “полезные советы” и игровые “подсказки”, воспользовавшись которыми вы лучше “узнаете” своего ребенка, и вместе с избранной формой воспитания поможете ему сохранить детскую жизнерадостность, непосредственность и стать всесторонне развитой личностью.

“Выполняя наказы опытных педагогов, за день-два начните разговор с малышом, подготовьте его к приходу в группу. Скажите, что вы мечтаете показать ему детский сад, где интересно живется всем детям, где добрые, ласковые воспитатели… играют с детьми, поют, танцуют…”

Сама в садик я ходила. Проблемы выбора: семья, няня, гувернер, детский сад? Адаптация. Пособие для родителей

Очень полезна книга Ольги Громовой:  Зайка идет в садик. Проблемы адаптации. В нее включены и советы для мам, и художественный текст о Зайке, идущем в детский садик первый раз. Смотреть на майшоп, Лабиринт, Буквоед.

Аналогична тонкая, но очень полезная брошюра про детский сад от издательства Карапуз: Карина Овсепян: “Я иду в детский сад. Проблемы адаптации”. Смотреть на Лабиринт, в майшоп.

“Каждому ребенку рано или поздно приходится «социализироваться», т.е. становиться способным жить среди других людей. Это необходимый для всех этап. Значит, вопрос состоит только в том, когда и каких условиях желательно проводить социализацию ребенка. В детском саду маленький человечек, попадая в коллектив своих ровесников, вступает с ними в жизненные взаимодействия. Здесь он приобретает опыт общения, понимания других людей, привычку не теряться.”

книги про адаптацию в детском саду для мамыкниги про адаптацию в детском саду для мамы

Еще книги для родителей и педагогов про адаптацию в детском саду

Иллюстрация к пособию “Я и детский сад”

Адаптация ребенка в детском саду: советы психологов

18. Поищите сад, где существуют разновозрастные группы — в таком случае у воспитателя нет одинаковых ожиданий от детей! И этот подход более реалистичный, естественный и адекватный. В нем нет «уравниловки». При таком подходе каждый ребенок видит свои сильные черты и знает, чему он может научиться от старших. Все мои трое детей ходили в одну группу, могли поддержать друг друга и при этом учились взаимодействовать и жить в рамках большого детского коллектива.

19. Выберите воспитательницу, которую можно охарактеризовать словами «добрая тетя». Если дети виснут и липнут на воспитателе, если она относится к ним с любовью и добротой, адаптация пройдет гладко.

20. За полгода-год до того момента, как вы отдадите ребенка в сад, хорошо бы научить его оставаться с няней. Необязательно брать бебиситера на весь день! Даже 2–3 часа, которые ребенок будет проводить с няней пару раз в неделю, дадут ему опыт сепарации от родителей и помогут облегчить адаптацию.

21. Прежде, чем вы впервые оставите ребенка в детском саду, введите его «в курс дела» (лучше, если это будет делать няня) — приводите ребенка на площадку садика в то время, когда гуляют дети его группы, пусть он в «полевых условиях» осваивается, знакомясь с воспитателями и детьми.

22. Когда вы начали водить ребенка в сад, первое время кормите его завтраком дома, чтобы он был не голодным — в этом состоянии он будет чувствовать себя более спокойно. У него будет ресурс для изучения пространства и людей.

23. Отслеживайте по ребенку реакцию на сад: кто-то легко останется сначала на пару часов, потом на полдня, дальше на день. Но если малышу сложно, он просится домой, замедлите темп адаптации. Приводите его на короткое время.

24. Чтобы ребенок чувствовал себя в безопасности, хорошо бы, чтобы одну-две недели он ощущал у себя за спиной тыл! Когда в раздевалке ждет няня или мама, и когда малыш знает, что он не остался один на один со всем миром, он адаптируется легче.

Адаптация к детскому саду | alisablog.ru

Алиса и море

Сегодня понедельник и первый день после еженедельного отсутствия Алисы в детском саду. Сейчас, через год после того, как мы начали посещать это учебное заведение, для меня уход из школы по болезни уже не является стрессом. Когда мы только начинали ходить в сад, любой перерыв автоматически означал, что процесс привыкания нужно было повторить. И этот процесс, надо сказать, не очень приятный.

Итак, расскажу о том, как мы привыкли к детскому саду.

Первый день прошел отлично! Еще когда мы только заполняли документы, мы пришли познакомиться с учителями и специалистами, Алисе очень нравилось здесь находиться. На детей она мало обращала внимания, но все эти интересные разноцветные веранды, горки, альпинисты очень ее привлекали. И в первый день она шла резво, держа меня за руку. Я был горд и немного снисходительно смотрел на родителей, ведущих, плачущих детей. Помните — гордость — это грех! Я заплатил за это полностью.В первый день Алиса провела в саду ровно час. В то время я сидел в машине, припаркованной у забора детского сада. Наша замечательная учительница убедительно просила меня не нависать над забором и не травить детскую душу, поклялась, что не будут бить и истязать мою дочь (хотя бы в первый день) а я сидела в машине, чтобы не быть искушаемым. Я честно пытался читать, но ничего не помню. Смотреть на часы оказалось намного веселее.Иногда я открывал окно и слушал, голосует ли моя дочь в слезах. Многие дети голосовали через открытое окно, но голоса были довольными и счастливыми. Через час я скинул, пытаясь выглядеть расслабленным, и перебрался на веранду нашей группы. Алиса была спокойна и вполне довольна своим времяпрепровождением. Я был счастлив! На прощание учитель пытался спустить меня с неба на землю и предупредил, что завтра будет хуже, не пугайтесь. Я ей не поверил.

Самое главное, что Алисе нравится первое время, если все идет хорошо, то обычно проблем больше нет.Немного другая ситуация произошла с садом, здесь она осталась одна, без меня. Конечно, до этого мы не сидели круглосуточно дома одни. Гуляли, ходили на занятия в развивающие центры, так получилось, что я оставила ее в частном детском саду (для особенных детей, в центре, где мы учились) на час. Тем не менее, мы готовились к детскому саду, и это не было для нее абсолютным шоком. Что не спасло нас от процесса адаптации.

На второй день мне некогда было притвориться гордой позой, и смотреть на нее плохо, когда тащишь извивающегося ребенка.Я, конечно, немного утрирую, но Алиса очень неохотно пыталась вырваться, убежать, ускользнуть и все это сопровождала горящими слезами. Большое спасибо нашей учительнице (опыт, у нее огромный сын трудных ошибок), она встретила нас улыбкой, успокоила, сказав, что все прошли через это и отпустила меня с миром ровно на час. Я, конечно, не поехал домой, а снова сел в машину. Было гораздо приятнее взять Алису, она обрадовалась мне, когда я приехал, она уже не рычала.Первые 15 минут поплакать хватило, потом она не увидела в этом смысла и успокоилась.

К третьему дню я уже мысленно настроился. Снова слезы, снова попытки вырваться. Поскольку Алиса не может говорить, а это значит, что она не может объяснить, что она чего-то не хочет, она показывает это своими действиями. Если каждый раз, когда она чего-то не хочет и начинает плакать, я буду следовать за ней, мы не пойдем в детский сад, мы никуда не пойдем, я отнесу ее в туалет на руках, но в подростковом возрасте может она начнет бить меня и папу.Поэтому, кстати, так важно не говорящим детям дать возможность общаться с помощью альтернативных средств общения. Поскольку Алиса с каждым днем ​​все быстрее и быстрее успокаивалась в детском саду, я не сдавался и не сдавался, а продолжал ее водить. Самым сложным для нас был путь от машины к группе. Чтобы подсластить ее таблетку, я взял ее любимые сладости и стал укреплять путь к группе сладостями. Две недели спустя Алиса спокойно вышла утром в сад.Это спокойствие длилось до тех пор, пока в ритуале не произошел сбой. Например, возле сада негде припарковаться, пришлось уехать. Все, ритуал нарушен, снова слезы. Пропустили неделю из-за болезни, снова начинаем адаптироваться. Конечно, с каждым разом процесс адаптации шел все спокойнее и быстрее, что не могло не радовать.

Алиса второй год ходит в детский сад и теперь у нее нет истерик по этому поводу, даже если мы припаркуем машину в другом месте, проскочим или пойдем по другой дорожке.

Что мне в этом помогло:

1. Наш замечательный педагог и все специалисты, которые работают в группе с нашими детьми (у нас есть группа «Особый ребенок», продолжительность пребывания в саду 3 часа). Если бы атмосфера в группе была плохой, если бы моей дочери там не понравилось или она обиделась, то процесс не пошел бы так быстро. Возможно, было бы еще хуже. Нам повезло. Правда, очень многое зависит от человека, который работает с группой детей, и в первую очередь от того, будет ли ребенку там комфортно, а значит, он захочет пойти в сад или нет.
2. Наше вкусное подкрепление. Простой трюк. Работает как со взрослыми, так и с детьми. Как часто мы говорим ребенку: «Закончи четверть без троек, купи новую игру для Sony Playstation» или себе: «Я закончу проект, отмечу это в любимом ресторане». Иногда нам нужна дополнительная положительная мотивация, чтобы преодолеть себя.
3. Терпение. Много терпения. Штиль и пустырник. Я выпила перед сном 5 таблеток пустырника, настроив себя на то, что завтра утром буду спокойна, как удав.У каждого свои способы настроиться на позитив и вера в то, что мы все преодолеем. Иногда небольшие ритуалы, такие как чашка горячего молока перед сном или теплая ванна, могут прибавить сил или дать нам небольшую передышку, чтобы настроиться. Вы не можете загнать себя в подобие спокойствия, вам нужно научиться находить его.
4. График. Да, мы пришли к выводу, что визуальное расписание — вещь очень важная и нужная. В полном смысле, мы еще не реализовали это, но перед тем как куда-то пойти, я показываю Алисе на мониторе фото того места, куда мы идем.Стало проще, все еще не работает на 100% с незнакомыми местами или местами, куда долго добираться, а вот с постоянными местами работает отлично.
5. Способность самой Алисы принимать решение. Когда мы чего-то не хотим, мы можем заставить себя смириться с этим решением. Когда Алиса плакала, я все равно водил ее в детский сад, я заставлял ее, у нее не было выбора. Теперь я нашел другой способ. Если она не хочет выходить из машины, когда мы подъезжаем к саду, то я даю ей такую ​​возможность.Я выхожу сам и просто жду ее. Периодически открываю дверь и спрашиваю, готова ли она уйти. Если нет, продолжайте ждать. Здесь главное — не сдаваться. Однажды мы с мужем ждали ее у машины больше часа, когда приехали в море, и она внезапно отказалась выходить. Если я один, я просто сижу на тротуаре и начинаю читать. У ребенка есть выбор и время принять решение. Как показала наша практика, иногда это решение бывает сложным и приходится рыдать, стучать ногами, позволять соплям пузыриться, иногда довольно легко и быстро.Стоит отметить, что каждый раз, когда все уменьшается, ребенок понимает, что есть только два варианта: сесть в машину или выйти и уехать. Если только однажды проявив слабость и не заплакав, вы продолжите, то в будущем слезы будут усиливаться, истерики будут нарастать, потому что ребенок поймет, что его слезы повлияли на ваше решение, и появился третий вариант, который был наиболее ему интересно.

Поэтому держись! Готовьтесь! Иметь терпение! Любите своих детей, но помните, что вы — главный, от вас зависит, как ваш ребенок сможет адаптироваться к миру и чем более независимым он станет, тем легче ему будет в будущем.

.

Вестник Тихоновского университета. Серия IV. Педагогика. Психология — №2 (41)

Серова Ирина

Проблемы адаптации детей раннего возраста в детский сад: анализ и рекомендации

Для цитирования

Серова Ирина (2016)
«Проблемы адаптации детей раннего возраста в детский сад: анализ и рекомендации»,
Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.Серия IV: Педагогика. Психология , г.
2016,
т. 41,
С. 106-117.

DOI статьи: 10.15382 / sturIV201641.106-117

Аннотация

В статье рассматриваются современные условия воспитания и обучения детей раннего возраста в дошкольных учреждениях.Описываются различные формы пребывания в детских садах, включая группы краткосрочного пребывания (3–4 часа) и группы адаптации (менее часа). В связи с новым законом об образовании современные дошкольные учреждения обеспечивают совместное пребывание в группе и обучение как детей с нормальным развитием, так и с различными нарушениями развития. Каждый специалист, работающий с детьми, должен знать закономерность периода адаптации ребенка, учитывать его возможные осложнения и выявлять в поведении маленького ребенка особенности, выходящие за рамки нормальных адаптационных реакций и требующие особых условий для ребенка в детском саду и дома.В статье анализируются три основных этапа адаптации ребенка в детском саду. Для предотвращения и коррекции неблагоприятных последствий адаптации автор предлагает психолого-педагогические рекомендации.

Ключевые слова

дети раннего возраста, адаптация, дезадаптация, группа краткосрочного пребывания, кризис развития, адаптивные ресурсы ребенка, адаптивное поведение, группы адаптации, психолого-педагогическая рекомендация, нарушение развития ребенка, осознание

Список литературы

1.Аксарина Н.М. Воспитание детей раннего возраста , Москва, 1977,
2. Баенская Е.Р., 2014 «Закономерности раннего эмоционального развития», в Альманах ИКП РАО. , 2014, т. 19.
3. Баркан А. И. Его Величество Ребенок (Его Величество Ребенка), Москва, 1996.
4. Ватутина Н. Д. Ребенок поступает в детский сад , Москва, 1983.
5.Галигузова Л.Н., Смирнова Е.О. Искусство общения с ребенком от года до шести лет: Советы психолога. М .: Советы психолога, 2004.
6. Исаев Д.Н. Детская медицинская. Психология , СПб, 2004.
7. Морозова Е.И., 2001 «Диагностика уровня адаптации детей к массовым и специализированным яслям», в Дефектолог. 2001, т.2. С. 13–20.
8. Серова И.Н., 2012 «Диагностика особенностей адаптации детей раннего возраста к условиям ясельной группы массового детского сада», в № Дефектолог, 2012. . 6. С. 68–74.
9. Серова И. Н., 2013 Диагностика особенностей адаптации детей раннего возраста к условиям ясной группы массового детского сада. Дефектолог, 2013.2. С. 43–50.
10. Тонкова-Ямпольская Р.В., Шмидт-Кольмер Э., Атанасова-Вукова А. (ред.) Социальная адаптация детей в дошкольных учреждениях М., 1980.
11. Теплюк С. 2006 «Улыбка малыша в период адаптации», в сб. Дошкольное воспитание, , 2006, т. 3. С. 29–35.

Сведения об авторе

Серова Ирина

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *