HomeРазноеТеодор имя значение: Именины Теодора 👼 по церковному календарю

Теодор имя значение: Именины Теодора 👼 по церковному календарю

Содержание

Именины Теодора 👼 по церковному календарю

Святые с именем Теодор в 2020 году почитаются 114 раз. Одна из этих дат – День Ангела человека, носящего имя Теодор.

Январь

4 января     Феодор Поройков, священномученик, протоиерей
9 января     Феодор Начертанный, Константинопольский, исповедник
    Феодор I Константинопольский, патриарх
24 января     Феодор Антипин, священномученик, иерей
    Феодор

Февраль

1 февраля     Феодор Новгородский, Христа ради юродивый
    Феодор Гусев, мученик
5 февраля     Феодор Стефанит
8 февраля     Феодор Студит, исповедник, игумен
10 февраля     Феодор Богоявленский, исповедник, иерей
12 февраля     Феодор Тривун, мученик
    Феодор, мученик
17 февраля     Феодор Пальшков, мученик, псаломщик
    Феодор Бобков, священномученик, иерей
21 февраля     Феодор Стратилат, Гераклийский, великомученик
27 февраля     Феодор Черниговский, мученик (Перенесение мощей)

Март

2 марта     Феодор Византийский, мученик
    Феодор Печерский, Молчаливый
    Феодор Тирон, великомученик(«молодой воин»)
4 марта     Феодор Санаксарский, преподобный
5 марта     Феодор Валаамский, преподобномученик
7 марта     Феодор Апамейский, мученик
10 марта     Феодор, Христа ради юродивый
18 марта     Феодор Ростиславич Черный, Смоленский, Ярославский, князь (обретение мощей)
19 марта     Феодор Амморейский (Фригийский), мученик

Апрель

17 апреля     Феодор, мученик
23 апреля     Феодор Африканский, мученик
28 апреля     Феодор, священномученик, пресвитер
30 апреля     Феодор Недосекин, священномученик, иерей

Май

3 мая     Феодор Трихина («власяничный»), преподобный
4 мая     Феодор Пергийский Памфилийский, мученик
    Феодор Санаксарский, преподобный (обретение мощей)
5 мая     Феодор Сикеот, епископ, Анастасиупольский
25 мая     Феодор Цитерский, преподобный
29 мая     Феодор Освященный, игумен
31 мая     Феодор, священномученик, епископ, Римский

Июнь

3 июня     Феодор Муромский, князь
4 июня     Феодор, священномученик, диакон
    Феодор, мученик
6 июня     Феодор Галатийский, мученик
7 июня     Феодор
18 июня     Феодор Ярославич Новгородский, князь
    Феодор Иорданский, преподобный
21 июня     Феодор Стратилат, Гераклийский, великомученик
    Феодор Ростовский и Суздальский, епископ
28 июня     Феодор Сикеот, епископ, Анастасиупольский (Перенесение мощей)

Июль

4 июля     Феодор Стародубский, князь
5 июля     Феодор Смирнов, священномученик, диакон
6 июля     Феодор Ярославич Владимирский, князь
8 июля     Феодор
17 июля     Феодор, священномученик, епископ, Киринейский
19 июля     Феодор Богоявленский, священномученик, иером
21 июля     Феодор Располов, священномученик, иерей
22 июля     Феодор Едесский, епископ
25 июля     Феодор Варяг, Киевский
27 июля     Феодор
29 июля     Феодор Никитин, преподобномученик, инок

Август

2 августа     Феодор Абросимов, преподобномученик, послушник
    Феодор Яковлев, священномученик, иерей
    Феодор Абросимов, преподобномученик, послушник
3 августа     Феодор, мученик
5 августа     Феодор Санаксарский (Ушаков), воин
8 августа     Феодор, преподобный, митрополит, Трапезундский
14 августа     Феодор, мученик
15 августа     Феодор, мученик
21 августа     Феодор, преподобный, игумен, Оровский
24 августа     Феодор Печерский, преподобномученик
    Феодор Васильевич Острожский, Печерский, инок, князь
25 августа     Феодор, преподобномученик, послушник, Белогорского Свято-Николаевского монастыря
27 августа     Феодор Захаров, мученик

Сентябрь

2 сентября     Феодор Ростовский, архиепископ (Переложение мощей)
4 сентября     Феодор Смирнов, священномученик, епископ, Пензенский
    Феодор Маляровский, священномученик, иерей
10 сентября     Феодор, князь Острожский, Печерский, в Дальних пещерах почивающий, преподобный
12 сентября     Феодор Островский, преподобный
    Феодор Иванов, мученик
15 сентября     Феодор, мученик
17 сентября     Феодор Кандавлский, Никомидийский, мученик
18 сентября     Феодор Константинопольский, Никомидийский, мученик
25 сентября     Феодор, священномученик, епископ, Александрийский
    Феодор Лебедев, священномученик, протоиерей

Октябрь

2 октября     Феодор Ростиславич Черный, Смоленский, Ярославский, князь
3 октября     Феодор Черниговский, мученик
    Феодор, исповедник
10 октября     Феодор Богоявленский, священномученик, иерей
11 октября     Феодор, преподобномученик
15 октября     Феодор Гавра, мученик
    Феодор Казанский, мученик
    Феодор Санаксарский (Ушаков), воин
31 октября     Феодор

Ноябрь

3 ноября     Феодор Беляев, священномученик, иерей
4 ноября     Феодор Ростовский, преподобный
13 ноября     Феодор, купец
14 ноября     Феодор Ремезов, священномученик, иерей
    Феодор
16 ноября     Феодор, преподобный, епископ, Анкирский
20 ноября     Феодор Мелитинский, мученик
22 ноября     Феодор Чичканов, священномученик, протоиерей
24 ноября     Феодор Студит, исповедник, игумен
25 ноября     Феодор
27 ноября     Феодор Грудаков, священномученик, иерей
    Феодор Баккалинский, священномученик, иерей
29 ноября     Феодор Колеров, священномученик, протоиерей

Декабрь

2 декабря     Феодор
5 декабря     Феодор Гусев, священномученик, иерей
6 декабря     Феодор Антиохийский, исповедник
10 декабря     Феодор Дорофеев, священномученик, иерей
11 декабря     Феодор, епископ, Феодосиопольский
    Феодор, священномученик, епископ
    Феодор, священномученик, пресвитер
    Феодор Ростовский, архиепископ
15 декабря     Феодор Алексинский, священномученик, иерей
16 декабря     Феодор Александрийский, священномученик, архиепископ
31 декабря     Феодор, преподобный

Значение имени Теодор (происхождение)

Теодор – мужественное, красивое имя с поэтичными нотками в звучании. Много ли мужчин с таким именем вы знаете лично? Скорее всего, нет.

Действительно, имя Теодор – редкое, хотя встречается оно в России, Франции, Англии и является довольно древним. У него греческое происхождение, а переводится оно как «дар Божий». Аналогов у этого имени много, в частности хорошо известное нам мужское имя Федор. Также есть женская форма – Теодора (и Федора). Сокращенные формы – Тед, Тео, Теод, Тоди, Тедди, Дори.

Именины Теодор отмечает несколько раз в году:

  • 26 марта.
  • 4 июля.
  • 5 мая.
  • 5, 19 и 24 сентября.
  • 9 и 11 ноября.
  • 7 декабря.

Характеристика и особенности

Теодор – особенный мальчик. Он живет в мире своих мыслей и рассуждений, и не всегда понятно, что он чувствует и о чем думает. Чрезвычайно честный, добрый и умный ребенок. Главное для него – это дружба и общение с людьми, в одиночестве он не может существовать.

У Теодора много друзей, он относится к дружбе чрезвычайно серьезно. Предательство не простит никогда, за друга готов пожертвовать жизнью, а помочь и выручить считает своим долгом. Поэтому мальчик никогда не страдает от одиночества, у него всегда есть верные друзья. Причем друзья-мальчики и друзья-девочки для него – одно и то же понятие, в дружбе он не видит разницы полов.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Когда Теодор взрослеет, то его острый ум и логическое восприятие мира берут верх над эмоциями. Парень выбирает для себя дело всей жизни – тут он так же серьезен, как и при выборе друзей. Дело это может быть связано с творчеством, с политикой или бизнесом, главное – чтобы в работе была необходимость общаться и контактировать с людьми.

Рекомендуем: Как найти себя и свой путь в жизни?

Он блистательный оратор, ведет переговоры так, словно учился этому многие годы, поэтому достигает очень серьезных результатов в своей деятельности. Может стать бизнес-тренером, учителем, лектором, исследователем, руководителем компании, психологом.

Деньги для человека, чье имя Теодор, являются важным средством для осуществления целей, но не более – они не бывают самоцелью. Он хочет жить в достатке и комфорте, так что деньги зарабатывает неплохие, но не стремится к излишней роскоши.

С кем сойдется, с кем нет?

Значение имени Теодор – «подаренный Богом» – могут подтвердить не только его друзья и родители, но и его будущая избранница. Для своей жены этот мужчина – идеальный. Он прекрасный семьянин, любящий и верный муж, который не жалеет для своей супруги ни денег, ни внимания.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Правда, он не всегда понимает излишнюю женскую разговорчивость и эмоциональность и порой не знает, как себя вести, если женщина плачет, капризничает и просто нуждается в душевном разговоре. Но Теодора легко «воспитать», если просто просить его о поддержке.

Женщину он ищет умную, спокойную и не слишком разговорчивую. Терпеть не может сплетен, когда женщина за спиной обсуждает кого-то или смакует подробности чьей-то жизни. Важно для него, чтобы избранница любила читать, чтобы она развивалась духовно и интеллектуально, имела какие-то интересы помимо своей внешности и похода по магазинам.

Рекомендуем: Как научиться договариваться с мужем?

Она должна быть доброй, любить животных и детей, быть хорошей хозяйкой и верной, нежной супругой. Но самое главное – она должна уважать и не критиковать его друзей, потому что этого Теодор не потерпит никогда.

Когда мужчина встречает такую девушку, то не будет долго ждать с предложением. Семья у него всегда прочная и надежная, словно крепость. Дома царит уют, всегда есть домашние животные, много детей, постоянные гости.

Посмотрим, с какими женскими именами Теодор имеет шансы на совместную жизнь и счастье, а какие вовсе не подходят этому мужчине.

1. Лучшая совместимость Теодора, крепкий и счастливый брак: Анастасия, Таисия, Ангелина, Полина, Александра, Наталья, Алена, Ника, Ксения, Юлия, Эльза, Мария.

2. Хорошая совместимость, дружба и возможная любовь: Анна, София, Светлана, Римма, Луиза, Дарья, Дарина, Галина, Нина, Жанна, Ульяна, Ирина.

3. Низкая совместимость и малая вероятность любви: Раиса, Нелли, Диана, Виктория, Марина, Стелла, Елена, Ольга, Яна, Валерия, Маргарита.

Теодор – прекрасный друг, супруг и сын, и трудно найти человека с более широкой душой и добрым сердцем. Этот мужчина рожден для счастья и долгой, интересной жизни! Автор: Василина Серова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам,
пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой,
освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Теодор: Значение и происхождение имени

  1. Главная
  2. Значение имени
  3. Скандинавские
  4. Мужские
  5. Теодор
Национальность: Скандинавские имена
Пол: Мужские имена
Значение: подарок Бога
Число имени: 9
Знак зодиака: Стрелец ♐ Козерог ♑ Водолей ♒ Скорпион ♏
Камни-талисманы: Жадеит, Оникс, Хризопраз, Цитрин, Сардоникс
Удачные числа: 5, 23, 41, 61
Удачные месяца: Апрель, Июль, Ноябрь, Декабрь
Цвета: Синий, Зеленый, Серый

Люди с именем Теодор обладают сильным и очень волевым характером, который помогает им достичь успеха в жизни, стать сильнее и здоровее. Теодор наделяется сильной интуицией, умением приспосабливаться к сложным обстоятельствам своей жизни и выживать в нечеловеческих условиях.

Такие люди как Теодор легко становятся лидерами и могут принимать совершенно нестандартные решения, которые помогают им становиться активными и очень решительными людьми с крепким внутренним стержнем, хотя в отношениях с окружающими они могут поступать довольно жестко и даже жестоко.

Плюсы

  • Сильный характер;
  • Смелость;
  • Решительность;
  • Сила воли;
  • Ответственность;
  • Развитая интуиция;
  • Отсутствие страхов и комплексов;
  • Прямолинейность;

Минусы

  • Скрытность;
  • Замкнутость;
  • Черствость;
  • Равнодушие к другим;
  • Самонадеянность;
  • Неосторожность;

Влияние имени Теодор на успех в жизненных сферах

Расшифровка значений каждой из букв имени Теодор

Т – Творческие способности, изобретательность, оригинальность. Таким людям свойственна влюбчивость, так как они ужасно устают от однообразия, несмотря на трудности со здоровьем.

Е – Упрямство может становиться основной причиной одиночества и непонимания со стороны окружающих. Люди с такой буквой имени общительны, стремятся к самовыражению, упорны в достижении поставленной цели, однако они не хотят никому раскрывать свой внутренний мир.

О – Таким людям свойственна таинственность, аскетичность и духовность в сочетании с прекрасной интуицией, умением понимать и чувствовать то, что чувствуют окружающие и замечать, что прячется за показным поведением и лживыми словами.

Д – Люди с такой буквой имени постоянно делают глупости, которые крайне редко способны признавать. Им свойственна противоречивость, импульсивность, недостаток осторожности и наблюдательности. Они харизматичны, романтичны, раскованы и очень обаятельны.

Р – Такие люди проникновенны, склонны к моралям и поучениям, могут иметь хорошие способности к рукоделию и ремеслу. Они терпеливы, могут пойти на уступки, но только если никто не посягает на их гордость и независимость.

Персональный гороскоп на год!

Персональный гороскоп позволит заранее узнать о благоприятных и неблагоприятных моментах жизни, которые ожидают вас в будущем. Прогноз составляется индивидуально по дате рождения в онлайн режиме.

Дата рождения:

12345678910111213141516171819202122232425262728293031

Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь

1901190219031904190519061907190819091910191119121913191419151916191719181919192019211922192319241925192619271928192919301931193219331934193519361937193819391940194119421943194419451946194719481949195019511952195319541955195619571958195919601961196219631964196519661967196819691970197119721973197419751976197719781979198019811982198319841985198619871988198919901991199219931994199519961997199819992000200120022003200420052006200720082009201020112012201320142015201620172018201920202021202220232024202520262027202820292030203120322033203420352036203720382039204020412042204320442045204620472048204920502051205220532054205520562057205820592060206120622063206420652066206720682069207020712072207320742075207620772078207920802081208220832084208520862087208820892090209120922093209420952096209720982099

Получить гороскоп!

Значение и происхождение имени Теодор

Имя Теодор латинское


Нумерология имени Теодор

Значение имени Теодор в нумерологии определяется числом — 9

Мужчина с именем Теодор способен жить по божественным стандартам, может быть очень религиозным, обладать любовью, состраданием и милосердием, часто очень впечатлителен. Теодор весьма удачлив и притягивает деньги. У него может быть талант художника, актера или писателя. Является беспристрастным идеалистом, любит совершенство. Читать далее »


Значение имени Теодор

Имя Теодор в переводе означает — «посланник бога»


Имя Теодор из символов

Имя Теодор из символов для вашего Facebook, Twitter или ВКонтакте!
Выделите и скопируйте набор символов, которые составляют буквы имени.
╦╔═╔╗╔╗╔╗╔╗
║╠═║║║║║║║║
║╚═╚╝╩╩╚╝╠╝
╔════╗╔═══╗╔══╗─╔══╗─╔══╗╔═══╗
╚═╗╔═╝║╔══╝║╔╗║─║╔╗║─║╔╗║║╔═╗║
──║║──║╚══╗║║║║─║║║║─║║║║║╚═╝║
──║║──║╔══╝║║║║─║║║║─║║║║║╔══╝
──║║──║╚══╗║╚╝║╔╝╚╝╚╗║╚╝║║║
──╚╝──╚═══╝╚══╝╚════╝╚══╝╚╝
███─███─████──███──████─████
─█──█───█──█──█─█──█──█─█──█
─█──███─█──█──█─█──█──█─████
─█──█───█──█─█████─█──█─█
─█──███─████─█───█─████─███████████████████████████████
█───█───█────██───██────█────█
██─██─███─██─██─█─██─██─█─██─█
██─██───█─██─██─█─██─██─█────█
██─██─███─██─█─────█─██─█─████
██─██───█────█─███─█────█─████
██████████████████████████████


Даты празднования именин

День ангела не отмечается, поскольку имя Теодор не значится в списке православных и католических праздников.

Автор статьи: zovut.com 2016-03-29

Цвета имени Теодор и психолингвистическая характеристика


Буква Т — чувствительность, творческая личность, поиск идеала.

Свидетельствует о натуре чувствительной, творчески одаренной, с хорошо развитой интуицией, но заносчивой и амбициозной. Имя с буквой «Т» делает человека завистливым и злопамятным, эти люди не терпят конкуренции. Женщинам эта буква внушает уверенность в неотразимости собственных чар и нередко превращает их в кокеток.


Буква Е — потребность к самовыражению, возможна болтливость.

Символизирует потребность в самовыражении, в обмене идеями, а также дипломатические способности и проницательность. Эта буква предполагает возможность нервных срывов на почве взаимоотношений с близкими людьми. «Е» говорит о легкой приспосабливаемое и сексуальности.


Буква О — глубокие чувства, умение обращаться с деньгами.

Сообщает обладателю имени, в котором есть эта буква, развитую интуицию, умение испытывать глубокие чувства, а также способность ставить перед собой цели и двигаться к ним. Присутствие этой буквы в имени говорит о постоянном стремлении к самосовершенствованию и самореализации, желании наиболее полно использовать свои способности.


Буква Д — размышление, готовность помочь, иногда капризность.

Говорит не только о склонности к размышлениям, обдумыванию как философских, так и житейских проблем, но и об упрямстве, гордости и независимости. Вследствие этого — допущение ошибок, не всегда правильная оценка своих сил и возможностей.


Буква Р — самоуверенность, стремление действовать, храбрость.

Символизирует решительность, высокую работоспособность, умение правильно анализировать ситуацию. Очень часто человек с этой буквой в имени бывает резок и невоздержан в высказываниях. Ему трудно подниматься по служебной лестнице, и потому он порой ищет возможность реализоваться в свободном творчестве.


Значение и происхождение имени Теодора

Имя Теодора латинское


Нумерология имени Теодора

Значение имени Теодора в нумерологии определяется числом — 1

Женщина с именем Теодора полна энергии, энтузиазма и амбиций. Теодора во всем стремится быть первой и главной, поскольку привыкла рассчитывать только на себя и устанавливать свои правила, а не следовать чужим установкам. Она уверена в своих внутренних силах, которых у него действительно предостаточно. Читать далее »


Значение имени Теодора

Имя Теодора в переводе означает — «посланница бога»


Имя Теодора из символов

Имя Теодора из символов для вашего Facebook, Twitter или ВКонтакте!
Выделите и скопируйте набор символов, которые составляют буквы имени.
╦╔═╔╗╔╗╔╗╔╗╔╗
║╠═║║║║║║║║╠╣
║╚═╚╝╩╩╚╝╠╝║║
╔════╗╔═══╗╔══╗─╔══╗─╔══╗╔═══╗╔══╗
╚═╗╔═╝║╔══╝║╔╗║─║╔╗║─║╔╗║║╔═╗║║╔╗║
──║║──║╚══╗║║║║─║║║║─║║║║║╚═╝║║╚╝║
──║║──║╔══╝║║║║─║║║║─║║║║║╔══╝║╔╗║
──║║──║╚══╗║╚╝║╔╝╚╝╚╗║╚╝║║║───║║║║
──╚╝──╚═══╝╚══╝╚════╝╚══╝╚╝───╚╝╚╝
███─███─████──███──████─████─████
─█──█───█──█──█─█──█──█─█──█─█──█
─█──███─█──█──█─█──█──█─████─████
─█──█───█──█─█████─█──█─█────█──█
─█──███─████─█───█─████─█────█──████████████████████████████████████
█───█───█────██───██────█────█────█
██─██─███─██─██─█─██─██─█─██─█─██─█
██─██───█─██─██─█─██─██─█────█────█
██─██─███─██─█─────█─██─█─████─██─█
██─██───█────█─███─█────█─████─██─█
███████████████████████████████████


Даты празднования именин

Католические именины

3 октября

Автор статьи: zovut. com 2016-03-29

Цвета имени Теодора и психолингвистическая характеристика


Буква Т — чувствительность, творческая личность, поиск идеала.

Свидетельствует о натуре чувствительной, творчески одаренной, с хорошо развитой интуицией, но заносчивой и амбициозной. Имя с буквой «Т» делает человека завистливым и злопамятным, эти люди не терпят конкуренции. Женщинам эта буква внушает уверенность в неотразимости собственных чар и нередко превращает их в кокеток.


Буква Е — потребность к самовыражению, возможна болтливость.

Символизирует потребность в самовыражении, в обмене идеями, а также дипломатические способности и проницательность. Эта буква предполагает возможность нервных срывов на почве взаимоотношений с близкими людьми. «Е» говорит о легкой приспосабливаемое и сексуальности.


Буква О — глубокие чувства, умение обращаться с деньгами.

Сообщает обладателю имени, в котором есть эта буква, развитую интуицию, умение испытывать глубокие чувства, а также способность ставить перед собой цели и двигаться к ним. Присутствие этой буквы в имени говорит о постоянном стремлении к самосовершенствованию и самореализации, желании наиболее полно использовать свои способности.


Буква Д — размышление, готовность помочь, иногда капризность.

Говорит не только о склонности к размышлениям, обдумыванию как философских, так и житейских проблем, но и об упрямстве, гордости и независимости. Вследствие этого — допущение ошибок, не всегда правильная оценка своих сил и возможностей.


Буква Р — самоуверенность, стремление действовать, храбрость.

Символизирует решительность, высокую работоспособность, умение правильно анализировать ситуацию. Очень часто человек с этой буквой в имени бывает резок и невоздержан в высказываниях. Ему трудно подниматься по служебной лестнице, и потому он порой ищет возможность реализоваться в свободном творчестве.


Буква А — символ начала, жажда духовного и физического комфорта.

Самая сильная и яркая буква кириллицы. Символизирует старт, начало в самом широком смысле. Хорошо сочетается с другими звуками, не создает сложностей в произношении. Звук «А» в имени человека внушает ему бодрость, придает силы для борьбы с трудностями.


Теодор — ElWiki

Торговец аксессуарами в деревне Элизион
Имя Теодор
Гонка Nasod (3-е поколение)
Роль Торговец аксессуарами в деревне Элизион
Расположение Elysion
Вы впервые видите такую ​​птицу Насод? Это потому, что я их сделал.

~ Теодор

Теодор

Официальное описание

Торговец аксессуарами из королевства Насод в Элизионе, Теодор создает и собирает птиц Насода. Он создал так много, что ему нужна помощь в отслеживании их всех. Эти домашние животные помогают ему, передавая ему то, что видят.

История

Глава 23: Что происходит в Elysion?

Еще до того, как группа поиска Эль добралась до города, Теодор уже узнал об их присутствии.Используя свои Насодские Птицы, он видел встречу поисковой группы Эль с Утешением, Херной Сферой и Херной Шилд. Пока El Search Party решала проблемы в Elysion, Теодор всегда был в стороне, наблюдая за ними, даже не замечая их.

В поисках птиц-насодов

Теодор попросил помощи в поисках нескольких птиц Насода, которых он разбросал по всему городу Элизион. В качестве подарка за помощь авантюриста он подарил им собственную птицу-насод.

Глава 25: Темное Пламя Солнца

Теодор разослал Птиц Насода по всему Элизиону, и многие из них направились к нижней части города, где они встретили Крепость Утешения. К сожалению, из-за чрезвычайно мощной энергии Эль и устройств, которые откачивают энергию из окружающих машин, многие птицы Насода, которые приближались к области, перестали функционировать почти сразу.

Приближаясь к Крепости Утешения, армия Дуренды перестает действовать, и на группу нападают зловещие солдаты Насода.Возвращаясь к Elysion, группа беспокоится о том, как они продвинутся, когда Теодор появится из ниоткуда. Он представляется, что наблюдал за ними со стороны. Теодор предлагает заключить сделку с группой, что они вернут птиц, которых он потерял в Крепости Утешения. Хотя Аиша отказалась участвовать, Теодор вскоре перечислил все события, в которых они принимали участие с момента прибытия на Элизион. Убедив группу, что он много знает, Адд соглашается на условия Теодора или поиск его птиц в обмен на ценную информацию о крепости.Теодор упоминает о большой машине Diceon, из-за которой его птицы перестали функционировать при приближении. После того, как группа вернула птиц Насода, Теодор смог точно определить местоположение устройства, но рекомендует группе обратиться к Хьюго за дальнейшей помощью.

С помощью Хьюго групповой путь смог разрушить ядро ​​внутри крепости, и Теодор приветствует их после этого, Эльсворд говорит ему, что солдаты все еще активны, он предполагает, что по крепости разбросано несколько ядер. Изучая попадание, он определяет еще два ядра, к сожалению, два ядра напрямую связаны с центром большей части крепости, он также уточняет, что самое большое ядро ​​забирает много энергии от других ядер. Он замечает, что основное ядро ​​снабжает всей энергией солдат и технику, но у него все еще есть много энергии, которую он описывает как подобную гигантской Эль. Он провожает группу и предупреждает, чтобы они были осторожны с центральным ядром.

Глава 32: Восстановление

После того, как Утешение активировало свое устройство Дисеон, Хьюго получил прилив вдохновения для создания собственной машины.С тех пор он и Теодор вместе работали над этой новой машиной. К сожалению, из-за прошлых неудач эти двое находились под присмотром Дуренды, который был обеспокоен тем, что их эксперименты могут привести к разрушению Элизиона.

В другом эксперименте Дуренда заметил их действия и наблюдает за ними. Хьюго настаивает на том, чтобы она помогла им. Теодор заявил, что они были вдохновлены машиной Diceon Solace и что он помогал развитию Хьюго. Дуренда очень заботится о работе двоих, но предупреждает их, что не хочет больше видеть взрывов от этих двоих.Хьюго обещает, что его последняя версия не вызовет нового взрыва. После некоторых настроек устройства среагировали и взорвались. Хьюго был в замешательстве относительно того, что пошло не так. Дуренда, оправляясь от взрыва, набрасывается на двоих и клянется сообщить о них напрямую Адриану.

Доступные задания

Генерал Найдите птиц Теодора
{{

Предварительные условия приема квеста Цели Описание

Теодор просит, чтобы мы нашли и вернули его птиц-насодов, которые разбросаны повсюду.

}}

Альтернативные названия

Сервер Имя Перевод
Южная Корея 테오도르 Теодор
Япония テ オ ド ー ル Теодор
Испания Теодоро Теодор
Франция Теодор Теодор

Адорно, Теодор | Интернет-энциклопедия философии

Теодор Адорно был одним из выдающихся континентальных философов двадцатого века. Хотя он писал по широкому кругу тем, его главной заботой были человеческие страдания — особенно влияние современного общества на условия жизни людей. Наиболее заметно на него повлияли Гегель, Маркс и Ницше. Он был связан с Институтом социальных исследований Франкфуртской школы, который был центром социальных наук и культурного интеллектуального центра для продвижения социализма и ниспровержения капитализма. Он был ответственен за создание философской формы, называемой критической теорией, которая придерживается позиции, согласно которой угнетение создается политикой, экономикой, культурой и материализмом, но в большей степени поддерживается сознанием.Следовательно, фокус действия должен исходить из сознания. Институт социальных исследований отклонился от ортодоксального марксизма в своем аргументе о том, что социальные и культурные факторы играют в угнетении такую ​​же важную роль, как и экономика.

Адорно внес большой вклад в критическую теорию, в частности, его мнение о том, что разум запутался в господстве и страдании. Адорно ввел термин «мышление идентичности» для описания процесса категориального мышления в современном обществе, благодаря которому все становится примером абстрактного, и, таким образом, не допускается существование ничего индивидуального в его фактической специфической уникальности.Он сетовал на то, что человечество перешло от понимания мира через миф к пониманию его через научные рассуждения, но это последнее «просветление» было тем же, что и понимание мира через миф. Оба режима создают точку зрения, согласно которой субъективное должно соответствовать внешнему миру, над которым оно не властно. В рамках этого аргумента Адорно видел, что мораль застряла в этом бессильном субъективном: в мире, который ценит только узнаваемые факты, мораль становится нигилистической, просто предубеждением индивидуальной субъективности.Адорно также известен своей критикой «индустрии культуры». Он считал, что индустрия развлечений в современном обществе столь же механична, шаблонна и доминирует, как и рабочее место. Он утверждал, что люди в современном обществе запрограммированы на работе и в свободное время, и хотя они стремятся избежать монотонности своего рабочего места, они просто переходят на другую часть машины — от производителя к потребителю. Невозможно стать свободными людьми, которые могут участвовать в создании общества, будь то работа или отдых.

Содержание

  1. Биография
  2. Философские влияния и мотивация
  3. Идентификационное мышление и инструментальный разум
  4. Нравственность и нигилизм
  5. Индустрия культуры
  6. Заключение и общая критика
  7. Ссылки и дополнительная литература

1. Биография

Теодор Визенгрунд Адорно родился в 1903 году в центральной Германии в семье относительно состоятельных родителей. Его мать была одаренной певицей итальянского происхождения, а отец — еврейским торговцем вином.Частичный еврейский статус Адорно должен был оказать неизмеримое влияние на его жизнь и философские работы. Он был академически и музыкально одаренным ребенком. Изначально казалось, что Адорно уготована музыкальная карьера. В период с начала до середины 1920-х годов Адорно изучал музыкальную композицию у Альбана Берга в Вене, и его талант был признан такими, как Берг и Шенберг. Однако в конце 1920-х годов Адорно поступил на факультет Франкфуртского университета и посвятил большую часть своего значительного таланта и энергии изучению и преподаванию философии.Еврейское наследие Адорно вынудило его в конечном итоге искать изгнание из нацистской Германии, сначала зарегистрировавшись в качестве докторанта в Мертон-колледже в Оксфорде, а затем в качестве члена Института социальных исследований Франкфуртского университета в Нью-Йорке, завершив свое изгнание в Южной Калифорнии. Адорно не получил докторскую степень в Оксфорде и, похоже, постоянно чувствовал себя несчастным в своем изгнании. Вместе с другими членами Института социальных исследований Адорно вернулся во Франкфуртский университет сразу после завершения войны, заняв профессорскую кафедру философии и социологии. Адорно оставался профессором Франкфуртского университета до своей смерти в 1969 году. Он был женат на Гретель, и у них не было детей.

2. Философские влияния и мотивация

Адорно широко признан в континентальной философской традиции как один из выдающихся философов 20 века. Его собрание сочинений насчитывает около двадцати трех томов. Он писал по различным темам, от музыковедения до метафизики, и его сочинения включают такие вещи, как философский анализ гегелевской метафизики, критическое исследование астрологической колонки Los Angeles Times и джаз.С точки зрения стиля и содержания произведения Адорно бросают вызов условностям. Стремясь достичь ясного понимания работ любого философа, следует начать с вопроса, что мотивировало его или ее философские труды. Чего Адорно пытался достичь своими философскими трудами? Философия Адорно в основном занимается человеческими страданиями. Он основан на центральном моральном убеждении: развитие человеческой цивилизации было достигнуто за счет систематического подавления природы и консолидации коварно репрессивных социальных и политических систем, которым мы все подвержены. Тень человеческих страданий падает практически на все произведения Адорно. Адорно считал своей главной задачей свидетельствовать о сохранении таких условий и тем самым в лучшем случае сохранить возможность того, что такие условия могут быть изменены к лучшему. Центральное напряжение в диагнозе Адорно того, что он назвал « испорченной жизнью », состоит в неумолимо критическом характере его оценки воздействия современных обществ на их жителей, в сочетании с предварительным, но абсолютно необходимым, приверженностью вере в возможность устранение ненужных страданий.Как и в случае со всеми подлинными формами критической философии, в остальном очень мрачный диагноз современности Адорно неизбежно основывается на пробной надежде на лучший мир.

Обычно считается, что на философию Адорно наибольшее влияние оказали работы трех предыдущих немецких философов: Гегеля, Маркса и Ницше. Кроме того, его сотрудничество с Институтом социальных исследований сильно повлияло на развитие мысли Адорно. Я начну с обсуждения этого последнего, прежде чем кратко резюмировать влияние первых трех.

Институт социальных исследований был основан при Франкфуртском университете в 1923 году. Институт, или «Франкфуртская школа», как позже стало называться, был междисциплинарным органом, включающим специалистов в таких областях, как философия, экономика и др. политология, теория права, психоанализ и изучение культурных явлений, таких как музыка, кино и массовые развлечения. Учреждение Франкфуртской школы финансировалось сыном богатого торговца зерном, который хотел создать западноевропейский аналог Института Маркса-Энгельса в Москве.Таким образом, интеллектуальный труд Института во Франкфурте явно направлен на содействие ниспровержению капитализма и установлению социализма.

Однако, начиная с 1930 года, под руководством Макса Хоркхаймера в работе Франкфуртской школы стали обнаруживаться тонкие, но весьма значительные отклонения от ортодоксального марксизма. В принципе, Школа начала подвергать сомнению и, в конечном итоге, отвергать строгий экономический детерминизм, которым в то время был очарован ортодоксальный марксизм. Это совпало с твердым убеждением членов Школы в том, что социальные явления, такие как культура, массовые развлечения, образование и семья, играют непосредственную роль в поддержании угнетения. Марксисты обычно игнорировали важность таких явлений на том основании, что они были просто отражением экономической основы капиталистического способа производства. Таким образом, чрезмерная озабоченность такими явлениями обычно рассматривалась как в лучшем случае отвлечение от реальной задачи свержения капитализма, в худшем — как настоящая помеха.Напротив, Франкфуртская школа утверждала, что такие явления имеют фундаментальное значение сами по себе. Таким образом, Франкфуртская школа бросила вызов экономически ориентированному характеру марксизма. Отказ Франкфуртской школы от экономического детерминизма и интерес к социальным и культурным планам человеческого угнетения привели к гораздо более осмотрительной оценке вероятности гибели капитализма. Франкфуртская школа отвергла веру Маркса в экономическую неизбежность капитализма, переживающего катастрофические экономические кризисы. Франкфуртская школа продолжала утверждать, что капитализм остается деспотической системой, но все больше рассматривала эту систему как гораздо более адаптируемую и надежную, чем считали марксисты. Франкфуртская школа стала изображать капитализм как потенциально способный предотвратить свою собственную кончину на неопределенный срок. Окончательный разрыв с ортодоксальным марксизмом произошел с приходом Франкфуртской школы, осудившей Советский Союз как политически репрессивную систему. В политическом плане Франкфуртская школа стремилась занять позицию равноудаленной как от советского социализма, так и от либерального капитализма.Величайшая причина человеческого освобождения, казалось, вызвала безжалостную критику обеих систем.

Вклад Франкфуртской школы в дело эмансипации человечества заключался в проведении преимущественно теоретических исследований социальных и культурных явлений. Такой вид теоретических исследований обычно называют «критической теорией». Несмотря на то, что критическая теория возникла во Франкфуртской школе, в настоящее время она приобрела статус отдельной и отдельной формы философского исследования, преподаваемого и практикуемого на факультетах университетов по всему миру.Каковы же тогда основные философские характеристики критической теории и в какой степени философия Адорно разделяет эти характеристики? Критическая теория основана на однозначной нормативной базе. При холодном и жестком взгляде на масштабы человеческих бедствий и страданий, испытанных, в частности, в 20-м веке, критическая теория стремится подтвердить масштабы и основные причины катастрофического состояния человеческих дел. Конечные причины таких страданий, конечно, должны быть связаны с материальными, политическими, экономическими и социальными условиями, которые люди одновременно создают и которым подвергаются.Однако критическая теория воздерживается от каких-либо прямых политических действий. Скорее критические теоретики утверждают, что страдание и господство в значительной степени поддерживаются на уровне сознания и различных культурных институтов и явлений, поддерживающих это сознание. Критическая теория ограничивается рассмотрением подобных явлений и стремится показать, в какой степени «некритическая теория» способствует сохранению человеческих страданий. Таким образом, критическая теория была определена как « традиция социальной мысли, которая, по крайней мере частично, исходит из своего противостояния ошибкам и недугам современных обществ, с одной стороны, и форм теоретизирования, которые просто согласуются с или с другой стороны, стремятся узаконить эти общества.'(Дж. М. Бернштейн, 1995: 11)

Макс Хоркхаймер, директор Франкфуртской школы, противопоставил критическую теорию тому, что он назвал «традиционной теорией». Для Хоркхаймера парадигма традиционной теории заключалась в тех формах социальных наук, которые моделируют себя на основе методологий естествознания. Такие «позитивистские» формы социальных наук пытались рассматривать и объяснять человеческие и социальные явления в терминах, аналогичных изучению естествознанием материальной природы.Таким образом, законное знание социальной реальности считалось достижимым путем применения объективных форм сбора данных, что в конечном итоге дало количественные данные. Строгое следование такой позитивистской методологии влекло за собой исключение или отказ от любых явлений, не поддающихся таким процедурам. По иронии судьбы, строгое стремление к получению чисто объективного знания о социальных действиях человека сопряжено с вполне реальным риском исключения из поля зрения определенных аспектов или особенностей изучаемого объекта.Хоркхаймер критиковал позитивизм по двум причинам. Во-первых, это ложное представление о человеческих социальных действиях. Во-вторых, представление о социальной реальности, производимое позитивизмом, было политически консервативным, помогая поддерживать статус-кво, а не бросая ему вызов. Первая критика состояла в аргументе о том, что позитивизм систематически не мог оценить степень, в которой так называемые социальные факты, которые он давал, не существовали, так сказать, «где-то там», а сами опосредовались социально и исторически опосредованным человеческим сознанием.Позитивизм игнорировал роль «наблюдателя» в конституировании социальной реальности и тем самым не учитывал исторические и социальные условия, влияющие на репрезентацию социальных фактов. Позитивизм ложно представлял объект исследования, материализуя социальную реальность как существующую объективно и независимо от тех, чьи действия и труд действительно создали эти условия. Хоркхаймер, напротив, утверждал, что критическая теория обладает рефлексивным элементом, отсутствующим в позитивистской традиционной теории.Критическая теория пыталась проникнуть за завесу овеществления, чтобы точно определить степень, в которой социальная реальность, представленная традиционной теорией, была частичной и, в важных отношениях, ложной. Ложь именно из-за неспособности традиционной теории распознать социальный и исторический характер социальной реальности. Хоркхаймер выразил эту точку зрения так: «Факты, которые представляют нам наши органы чувств, социально формируются двумя способами: через исторический характер воспринимаемого объекта и через исторический характер воспринимающего органа.Оба они не просто естественны; они сформированы человеческой деятельностью, и тем не менее человек воспринимает себя как восприимчивый и пассивный в акте восприятия ». Акцент Хоркхаймера на пагубных последствиях репрезентативных ошибок позитивизма для личности лежит в основе его второй фундаментальной критики традиционной теории. Хоркхаймер утверждает, что традиционная теория политически консервативна в двух отношениях. Во-первых, традиционная теория ложно «натурализует» случайную социальную реальность, тем самым затемняя степень, в которой социальная реальность исходит не из природы, а из отношений между человеческими действиями и природой.Это ограничивает общее понимание возможности изменения. Индивиды начинают видеть себя в целом лицом к лицу с неизменным и непримиримым социальным миром, к которому они должны адаптироваться и соответствовать, если они хотят выжить. Во-вторых, и, как следствие, такое понимание реальности служит чрезмерному умиротворению людей. Люди начинают воспринимать себя как относительно пассивных реципиентов социальной реальности, ложно наделенной натуралистическими характеристиками, которая им противостоит.Мы приходим к пониманию того, что потенциальное осуществление нашей индивидуальной и коллективной воли решительно ограничено существующими условиями, как мы их находим, так сказать. Статус-кво ошибочно воспринимается как отражение некоего естественного, неизбежного порядка.

Адорно был одним из ведущих членов Франкфуртской школы. Считается, что его труды внесли очень значительный вклад в развитие критической теории. Адорно безоговорочно разделял моральную приверженность критической теории.Он также оставался глубоко подозрительным к позитивистской социальной науке и направил большую часть своих интеллектуальных интересов на критический анализ философской основы этого подхода. Он разделял общую позицию Франкфуртской школы в отношении ортодоксального марксизма и экономического детерминизма в частности. Адорно настойчиво критиковал все философские взгляды, которые постулировали существование некой неисторической и неизменной основы социальной реальности. Таким образом, он разделял критику Хоркхаймера любых попыток «натурализации» социальной реальности.Однако Адорно в конечном итоге приступил к объяснению сплетения разума и господства, которое должно было оказать глубокое влияние на будущее развитие критической теории. В противоположность философскому соглашению, которое противопоставляло разум и господство, согласно которому последнее должно быть противопоставлено и растворено с применением разума для достижения просветления, Адорно должен был утверждать, что сам разум запутался в господстве. Разум стал орудием и средством господства и страдания.Это привело Адорно к переоценке перспектив преодоления господства и страданий. Проще говоря, Адорно был гораздо более оптимистичен в отношении перспектив реализации целей критической теории, чем другие члены Франкфуртской школы. Адорно, пожалуй, был самым отчаявшимся из интеллектуалов Франкфуртской школы.

Франкфуртская школа предоставила Адорно интеллектуальный «дом» для работы. Развитие мысли Адорно должно было оказать глубокое влияние на будущее развитие критической теории.Сама философия Адорно во многом обязана работам Гегеля, Маркса и Ницше. Большая часть мысли Адорно, его объяснение разума, его понимание роли сознания в конституировании реальности и его видение господства и человеческих страданий — все это пронизано идеями этих ранних философов. Философия Адорно состоит, по большей части, из диалога с этими философами и их частными и весьма разными взглядами на формирование и деформацию социальной реальности.Я кратко рассмотрю каждый по очереди.

Философия Гегеля заведомо трудна для понимания и непонятна. Есть аспекты мысли Гегеля, которые Адорно постоянно критиковал и отвергал. Однако то, что Адорно действительно заимствовал у Гегеля, среди прочего, было признанием того, что философия находится в определенных социально-исторических условиях. Объектами философского исследования и, по сути, самого упражнения философии были социальные и исторические явления.Целью философии было не открытие вневременных, неизменных истин, а, скорее, предоставление интерпретаций социально конституированной реальности. Гегель также должен был настаивать на том, что понимание человеческого поведения возможно только через взаимодействие с отдельными социально-историческими условиями, частью которых были сами люди. В отличие от концепции Иммануила Канта о самоконституционном характере человеческого сознания, Гегель утверждал, что человеческое сознание опосредовано социально-историческими условиями конкретных людей.Кроме того, Гегель утверждал, что развитие самосознания каждого индивида может происходить только через отношения с другими индивидами: достижение самосознания влечет за собой существование других. Ни одно человеческое существо не могло самостоятельно достичь самосознания и использовать разум. Наконец, Гегель также утверждал, что конституирование социальной реальности происходит через отношения субъектов с «объективным» материальным царством. В отличие от позитивизма, гегелевское понимание социальной реальности отводило субъекту необходимую и весьма активную роль.Гегель обращает наше внимание на нашу собственную роль в создании объективной реальности, с которой нам противостоят позитивисты. Адорно был в основном согласен со всеми вышеперечисленными аспектами философии Гегеля. Признание философии как социально-исторического феномена и принятие социально-исторических условий человеческого сознания оставались центральными для мысли Адорно.

Однако Адорно наиболее однозначно отличался от Гегеля в одном принципиальном пункте. Общеизвестно, что Гегель постулировал существование некой фундаментальной основы человеческой реальности в метафизической форме «Geist» или «Spirit».В конечном итоге Гегель рассматривал реальность как проявление некой априорной формы сознания, аналогичной богу. Понимая материальную реальность как исходящую из сознания, Гегель излагал форму философского идеализма. Адорно никогда не принял бы этот аспект мысли Гегеля. Адорно последовательно утверждал, что любое подобное обращение к какой-то априорной, в конечном итоге неисторической основе реальности само по себе лучше всего рассматривается как обусловленное материальными силами и условиями. По мнению Адорно, абстрактность таких философских аргументов на самом деле раскрывала чрезмерно абстрактный характер конкретных социальных условий.Таким образом, Адорно мог критиковать Гегеля за недостаточное внимание к конститутивному характеру различных социальных и исторических условий.

Такая критика показывает влияние мысли Карла Маркса на развитие мысли Адорно. Известно, что Маркс описал как стоящего Гегеля на голове. В то время как Гегель в конечном счете рассматривал сознание как определяющее форму и содержание материальных условий, Маркс утверждал, что материальные условия в конечном итоге определяют или фундаментально обусловливают человеческое сознание.Для Маркса конечными основаниями социальной реальности и формами человеческого сознания, необходимыми для поддержания этой реальности, были экономические условия. Маркс утверждал, что в капиталистических обществах человеческие страдания и господство проистекают из экономических отношений, характерных для капитализма. Проще говоря, Маркс утверждал, что те, кто производил экономическое богатство, пролетариат, были отчуждены от плодов своего труда в результате того, что им приходилось продавать свой труд тем, кто контролировал производственные силы: тем, кто владел фабриками и т. буржуазия.Непропорциональное богатство и власть буржуазии были результатом извлечения экономической выгоды из продукта труда пролетариата в виде прибыли. Таким образом, те, кто владел наибольшим, сделали меньше всего, чтобы получить это богатство, тогда как те, у кого было меньше всего, сделали больше всего. Таким образом, капитализм считался основанным на структурном неравенстве и влекущим за собой отношение одного класса людей к другому классу как к простым инструментам своей собственной воли. Маркс утверждал, что при капитализме люди никогда не смогут полностью реализовать свой творческий потенциал в результате привязанности к принципиально отчуждающим, бесчеловечным формам экономического производства.Капитализм в конечном итоге сводит всех, и буржуазию, и пролетариат, к простым придаткам машины.

Адорно разделял взгляды Маркса на капитализм как на принципиально бесчеловечную систему. Приверженность Адорно марксизму заставила его, например, на всю жизнь сохранить подозрение в отношении тех представлений о либерализме, которые основаны на абстрактных представлениях о формальном равенстве и приоритете экономических и имущественных прав. Таким образом, представление Адорно о господстве во многом обязано Марксовому представлению о господстве.Кроме того, в многочисленных статьях и крупных работах Адорно делал упор на специфическое понимание Марксом капитализма и преобладания меновой стоимости как ключевого фактора, определяющего ценность в капиталистических обществах. Как будет показано ниже, концепция меновой стоимости была центральной в анализе Адорно культуры и развлечений в капиталистических обществах. Марксистское представление о капитализме позволило критической теории и Адорно выйти за рамки простого утверждения социальных основ реальности и определяющей роли субъекта в производстве этой реальности.Адорно не просто утверждал, что все человеческие явления социально детерминированы. Скорее, он утверждал, что осознание степени господства требует как оценки социальной основы человеческой жизни, так и способности качественно различать различные социальные формации в отношении степени человеческих страданий, необходимых для их сохранения. Марксистский взгляд на капитализм в значительной степени предоставил Адорно средства для достижения этого. Однако, как я утверждал выше, Адорно разделял подозрения Франкфуртской школы в отношении более экономически детерминистских аспектов мысли Маркса.Помимо этого, описание разума и господства Адорно в конечном итоге основывалось на философских источниках, явно не марксистских по своему характеру.

Первыми среди них были сочинения Фридриха Ницше. Из всех теоретиков-критиков сочинения Ницше оказали наибольшее влияние на Адорно в двух основных отношениях. Во-первых, Адорно в основном разделял важность, которую Ницше придавал автономной личности. Однако представление Ницше об автономном индивиде отличается в нескольких очень важных отношениях от того, что обычно ассоциируется с рационалистической традицией, в которой концепция автономного индивида занимает центральное место.В отличие от этих философов, таких как Кант, которые склонны характеризовать автономию с точки зрения того, что индивид получает систематический контроль над своими желаниями и действует в соответствии с формальными, потенциально универсальными правилами и процедурами, Ницше придавал гораздо большее значение спонтанному, творческому человечеству. действие как вершина человеческих возможностей. Ницше считал, что «связанная правилами» концепция автономии не более чем форма добровольной гетерономии. Для Ницше такое проявление разума равносильно самообладанию.Можно сказать, что Ницше придерживался концепции индивидуальной автономии как эстетического самотворения. Автономность предполагает отношение к своей жизни как к потенциальному произведению искусства. Это представление об автономии оказало важное и последовательное влияние на собственное понимание автономии Адорно. Кроме того, забота Адорно об автономном человеке была абсолютно центральной в его моральной и политической философии.

Адорно утверждал, что большая часть того, что было столь морально неправильным в сложных капиталистических обществах, заключалась в том, в какой степени, несмотря на декларируемую ими индивидуалистическую идеологию, эти общества фактически препятствовали осуществлению отдельными людьми автономии.Адорно утверждал, наряду с другими интеллектуалами того периода, что капиталистическое общество было массовым обществом потребления, в котором люди были разделены на категории, подчинены и управлялись крайне ограничивающими социальными, экономическими и политическими структурами, которые мало интересовались конкретными людьми. Для Адорно жизнь большинства людей проходила в рамках массовых коллективных образований и структур, от школы до работы и за ее пределами. В этих условиях считалось почти невозможным быть истинным человеком в широком ницшеанском смысле этого слова.

В дополнение к этому аспекту влияния Ницше на Адорно, особое понимание, которое Адорно развил в отношении отношений между разумом и господством, во многом обязано Ницше. Ницше отказывался одобрять какое-либо объяснение разума как исключительно доброжелательной или даже бескорыстной силы. Ницше утверждал, что развитие и внедрение разума движется силой. Прежде всего Ницше рассматривал разум как главное средство господства; инструмент для господства над природой и другие.Ницше яростно критиковал все безоговорочные объяснения разума. С этой точки зрения разум — это симптом и инструмент господства, а, следовательно, не средство преодоления или исправления господства. Адорно пришел к тому, чтобы поделиться некоторыми существенными чертами этого инструменталистского понимания разума. Книга, которую он написал вместе с Максом Хоркхаймером, Диалектика Просвещения , которая является передовым текстом критической теории, борется именно с этим объяснением разума. Однако Адорно воздерживался от того, чтобы просто взять на себя весь отчет Ницше.Что наиболее важно, Адорно в основном разделял мнение Ницше об инструментализации разума. Однако Адорно настаивал против Ницше, что трансформация разума была не столько выражением человеческой природы, сколько следствием случайных социальных условий, которые, возможно, могут быть изменены. В то время как Ницше рассматривал господство как существенную черту человеческого общества, Адорно утверждал, что господство является случайным и потенциально может быть преодолено. Очевидно, что отказ от этого конкретного стремления имел бы интеллектуальный катаклизм для освободительных целей критической теории.Адорно использует Ницше в попытке поддержать, а не опровергнуть критическую теорию.

Адорно считал философию социально-историческим упражнением, связанным как прошлыми, так и существующими традициями и условиями. Следовательно, было бы справедливо сказать, что многие философские потоки впадают в реку собственных сочинений Адорно. Однако работы Гегеля, Маркса и Ницше оказали глубокое и продолжительное влияние на форму и содержание работ Адорно. Пришло время двигаться дальше и заняться некоторыми ключевыми аспектами философских сочинений Адорно.Я сосредоточусь на трех аспектах работ Адорно, чтобы дать ясное изложение объема и сущности философии Адорно: его понимание разума и то, что он назвал «мышлением идентичности»; его моральная философия и обсуждение нигилизма; и, наконец, его анализ культуры и ее воздействия на капиталистические общества.

3. Индивидуальное мышление и инструментальный разум

Адорно недвусмысленно отвергал точку зрения, согласно которой философия и применение разума открывают доступ к царству первозданных мыслей и реальности.В отличие от таких рационалистов, как Платон, которые постулировали существование абсолютного царства реальности и истины, лежащего в основе проявленного мира, Адорно утверждал, что философские концепции фактически выражают социальные структуры, в которых они находятся. Адорно последовательно утверждал, что чистой мысли не существует: мышление — это социально-историческая форма деятельности. Следовательно, Адорно утверждал, что не существует единой точки зрения, с которой можно было бы распознать «истину».Многим это может показаться простым философским релятивизмом: доктриной, утверждающей, что все критерии истины социально и исторически относительны и случайны. Однако работы Адорно обвиняют в релятивизме редко. Релятивистов обычно обвиняют в том, что они придерживаются в значительной степени некритической формы теоретизирования. Вера в социальную случайность критериев истины, по-видимому, исключает возможность критики социальных практик и убеждений путем обращения к практикам и убеждениям, чуждым этому обществу.Более того, их приверженность понятию случайности часто приводила к обвинениям философских релятивистов в необоснованном подтверждении легитимности любой данной социальной практики или веры, не подвергая их достаточно критической проверке. Такой критики работы Адорно не было. Анализ философских концепций Адорно направлен на выявление степени, в которой такие концепции основаны на отношениях власти и господства и являются их проявлениями.

Адорно ввел термин «мышление идентичности» для обозначения той формы мышления, которая является наиболее выразительным философским проявлением власти и господства.Проводя контраст между своей собственной формой диалектического мышления и мышлением идентичности, Адорно писал, что «диалектика стремится сказать, что есть что-то, в то время как« тождественное »мышление говорит, что что-то подпадает под действие, что оно иллюстрирует или представляет и что, соответственно, является не сам ». (1990: 149). Прекрасным примером мышления идентичности могут быть те формы рассуждения, которые встречаются в бюрократии, где отдельные люди объединены в разные классы или категории. Таким образом, можно сказать, что бюрократия «знает» любого конкретного человека только как образец более широкой категории, к которой этот человек был отнесен.Таким образом, очевидная уникальная специфика рассматриваемого человека теряется из виду. К одному можно относиться как к числу, а не как к уникальной личности. Таким образом, Адорно осуждает тождественное мышление как систематическое и неизбежно искажающее реальность путем отнесения конкретных явлений к общим, более абстрактным классификационным рубрикам, внутри которых когнитивно собран феноменальный мир. Хотя этот способ представления реальности может иметь то преимущество, что облегчает манипулирование материальной средой, он делает это за счет того, что не уделяет внимания специфике любой данной феноменальной сущности; все становится просто образцом.Одним из следствий такого восприятия реальности является устранение качеств или свойств, которые могут быть присущи любому данному объекту, но которые концептуально исключаются из поля зрения, так сказать, в результате введения классификационной структуры. Таким образом, тождественное мышление искажает свой объект. Понимание и использование Адорно концепции мышления идентичности обеспечивает истинную основу его философии и, в конечном счете, лежит в основе большей части его работ. Один из главных примеров анализа мышления идентичности Адорно можно найти в его и Хоркхаймера критическом исследовании просвещения, представленном в их Диалектике Просвещения .

Центральным элементом весьма необычного текста Адорно и Хоркхаймера является эссе о концепции просветления. В эссе представлен как критический анализ просвещения, так и описание инструментализации разума. Просвещение обычно рассматривается как исторический период, охватывающий 17 и 18 века, воплощающий освободительные идеалы современности. Интеллектуалов эпохи Просвещения объединяло общее видение, согласно которому подлинно человеческий социальный и политический порядок должен был быть достигнут путем роспуска ранее репрессивных, непросвещенных институтов.Утверждение идеалов просвещения должно было быть достигнуто путем создания условий, в которых люди могли бы свободно использовать свой собственный разум, свободные от диктата рационально неоправданных доктрин и догм. Средством установления этого нового порядка было упражнение разума. Освобождение разума от ограничивающих его социальных связей было определено как средство достижения человеческого суверенитета над миром, который обычно воспринимался как проявление некой более высокой, божественной власти.Просвещение воплощает в себе обещание людей, наконец, взять на себя индивидуальный и коллективный контроль над судьбой своего вида. Адорно и Хоркхаймер отказались одобрить такое полностью оптимистическое понимание последствий рационализации общества. Они заявили: «В самом общем смысле прогрессивной мысли Просвещение всегда стремилось освободить людей от страха и утвердить их суверенитет. И все же полностью просветленная Земля излучает торжествующее бедствие ». (1979: 3)

Как Адорно и Хоркхаймер представляют себе «полностью просветленную землю» и какова природа «катастрофы», которая из этого вытекает? Понимание просветления Адорно и Хоркхаймером отличается в нескольких очень важных отношениях от общепринятого понимания этой концепции.Они не считают, что просвещение ограничено определенным историческим периодом. Как написал недавний комментатор Адорно, «Адорно и Хоркхаймер не используют термин« просвещение »в первую очередь для обозначения исторического периода от Декарта до Канта. Вместо этого они используют его для обозначения ряда связанных интеллектуальных и практических операций, которые представлены как демифологизация, секуляризация или разочарование в каком-то мифическом, религиозном или магическом представлении мира ». (Джарвис, 1998: 24).Адорно и Хоркхаймер расширяют свое понимание просвещения, ссылаясь на способ восприятия реальности, обнаруженный в трудах классических греческих философов, таких как Парменид, до позитивистов 20-го века, таких как Бертран Рассел. В основе понимания просвещения Адорно и Хоркхаймера лежат два взаимосвязанных тезиса: «миф уже есть просвещение, а просвещение возвращается к мифологии». (1979: xvi). Анализ второго из этих двух тезисов будет достаточным, чтобы пояснить концепцию просветления, присутствовавшую Адорно и Хоркхаймера.Понимание Просвещения Адорно и Хоркхаймера в корне отличается от тех описаний развития человеческой мысли и цивилизации, которые постулируют схему развития, согласно которой человеческая история рассматривается как прогрессивно проходящая через отдельные стадии когнитивной классификации и восприятия реальности. Эти отчеты обычно описывают когнитивное восхождение человечества как зародившееся в мифах, переходящее в религию и завершающееся светскими научными рассуждениями.С этой точки зрения, научное мировоззрение, открытое просветлением, рассматривается как радикальный интеллектуальный прорыв и переход от того, что было раньше.

Адорно и Хоркхаймер принципиально оспаривают это предположение. Их тезис о том, что «миф — это уже просвещение», основан на утверждении, что развитие человеческой мысли имеет базовую непрерывность. И миф, и просвещение — это способы представления реальности, оба пытаются объяснить и объяснить реальность. Второй тезис Адорно и Хоркхаймера о том, что просвещение возвращается в мифологию, требует гораздо более подробного объяснения, поскольку оно предполагает участие в их полном понимании разума и его взаимосвязи с гетерономией.Они стремятся продемонстрировать это и то, как рационализация общества просвещением возвращается к характеру мифического порядка. Адорно и Хоркхаймер утверждают, что возвращение просвещения к мифологии равносильно предательству освободительных идеалов просвещения. Однако они считают, что предательство просветления неразрывно связано с самим просветлением. Для них возврат к мифологии в первую очередь означает возврат к нерефлексивному, некритичному способу конфигурирования и понимания реальности.Возврат к мифологии означает институт социальных условий, над которыми люди практически не могут контролировать. Возврат к мифологии означает возврат к гетерономному состоянию.

Адорно и Хоркхаймер рассматривают просветление как главным образом демифологизирующий способ постижения реальности. Для них фундаментальной целью просветления является установление человеческого суверенитета над материальной реальностью, над природой: просветление основано на стремлении овладеть природой и управлять ею.Для реализации этой цели требуется способность когнитивно и практически управлять материальной средой в соответствии с нашей волей. Чтобы можно было сказать, что она доминирует над природой, природа должна стать объектом нашей воли. В высокотехнологичных обществах ограничения нашей способности манипулировать природой обычно рассматриваются с точки зрения развития технологических, научных знаний: пределы возможностей определяются не мифической верой в бога, скажем, а развитием доступные нам технологические силы.Такой способ осмысления ощутимых пределов человеческих действий и познания должен был прежде всего преодолеть веру в то, что естественный порядок содержал и был продуктом мифических существ и сущностей, предполагаемое существование которых составляло высшую форму власти для тех обществ, которые ими порабощены. . Осознание человеческого суверенитета потребовало разрушения подобных убеждений и разочарования природы. Адорно и Хоркхаймер пишут: «Программа Просвещения заключалась в разочаровании мира; развал мифов и замена фантазии знанием.Отныне материя, наконец, будет подчинена без какой-либо иллюзии властных или присущих сил, скрытых качеств ». (1979: 3-6) Преодоление мифа было достигнуто путем осмысления мифа как формы антропоморфизма, уже как проявления человеческого познания, так что царство, которое сдерживало развитие технологических сил, само по себе было творением человечества, ошибочно проецируется на материальный мир. При таком прочтении просвещение понимается как заменяющее и подменяющее мифические и религиозные системы верований, ложность которых в значительной степени состоит в их неспособности различить субъективный характер и происхождение этих верований.

Мало кто будет оспаривать точку зрения на просвещение как на противоположность мифу. Однако, Адорно и утверждение Хоркхаймера о том, что просветление возвращается к мифологии значительно более спорным. В то время как многие антропологи и социальные теоретики, например, пришли к согласию с утверждением Адорно и Хоркхаймера о том, что миф и просвещение имеют одну и ту же функциональную цель представления и понимания реальности, большинство политических теоретиков будут серьезно возражать против утверждения о том, что просвещение регрессировало или снова стало какое-то мифическое состояние, поскольку последнее утверждение явно подразумевает, что общее состояние социальной и политической свободы, которое, как предполагается, существует в «просвещенных» обществах, в значительной степени является фиктивным.Однако именно это утверждают Адорно и Хоркхаймер. Они утверждают, что попытка человеческих существ получить суверенитет над природой в значительной степени преследовалась посредством накопления объективных, поддающихся проверке знаний о материальном царстве и его конститутивных процессах: мы берем контроль над природой, понимая, как ее можно заставить работать на нас. С этой точки зрения ценность природы с необходимостью понимается в первую очередь в инструментальных терминах: природа мыслится как объект и инструмент человеческой воли.Эта концепция природы требует проведения различия между этой областью и теми существами, для которых она является объектом. Таким образом, инструменталистская концепция природы влечет за собой концепцию людей как категорически различных сущностей, способных становиться субъектами посредством воздействия разума на природу. Сама категория субъекта, таким образом, вписала в себя особую концепцию природы как того, что должно быть подчинено своей воле: субъект и объект иерархически противопоставляются, так же, как они находятся в работах, например, Декарта и Канта.Чтобы природа считалась поддающейся такому подчинению, необходимо, чтобы она воспринималась как синоним объективированных моделей, посредством которых человеческие субъекты представляют себе природу. Чтобы быть полностью представимым в этих терминах, необходимо исключить любые свойства, которые нельзя отнести к этому репрезентативному пониманию природы, этой конкретной форме мышления идентичности. Адорно и Хоркхаймер заявляют: «Соответствие между разумом человека и природой вещей, которые он имел в виду, является патриархальным: человеческий разум, преодолевший суеверия, должен господствовать над разочарованной природой.”(1979: 4) Таким образом, природа конфигурируется как объект человеческой воли и представления. Таким образом, наши критерии, регулирующие идентификацию и поиск достоверного знания, основаны на иерархических отношениях между людьми и природой: разум используется в качестве инструмента. Таким образом, для Адорно и Хоркхаймера «миф превращается в просвещение, а природа — в простую объективность. Люди платят за увеличение своей власти отчуждением от того, над чем они осуществляют свою власть. Просвещение относится к вещам как диктатор по отношению к мужчинам.Он знает их настолько, насколько может ими манипулировать. Человек науки знает вещи настолько, насколько он может их создавать. Таким образом, их потенциал направлен на его собственные цели ». (1979: 9) Адорно и Хоркхаймер настаивают на том, что этот процесс приводит к установлению в целом гетерономного социального порядка; состояние, над которым люди не могут повлиять. В конечном итоге стремление к господству над природой приводит к установлению формы рассуждения и общего мировоззрения, которые, кажется, существуют независимо от людей и, что более важно, в основном характеризуются систематическим безразличием к людям и их страданиям. : мы в конечном итоге становимся просто объектами созданной нами формы разума.Адорно и Хоркхаймер настаивают на том, что индивидуальное самосохранение в «просвещенных» обществах требует, чтобы каждый из нас подчинялся велениям инструментального разума.

Как Адорно и Хоркхаймер пытаться защищать такую ​​принципиально спорное утверждение? На протяжении своей философской жизни Адорно утверждал, что авторитетные формы знания в значительной степени стали восприниматься как синонимы инструментального мышления; что мир стал восприниматься как тождественный его репрезентации в инструментальном мышлении.Таким образом, реальность считается различимой только в форме объективно проверяемых фактов, и альтернативные способы ее представления в корне подрываются. Успешное обращение к «фактам» дела стало основным средством разрешения споров и урегулирования споров в таких обществах, как наше. Однако Адорно утверждал, что люди становятся все более неспособными на законных основаниях исключать себя из тех определяющих процессов, которые, как считается, преобладают в разочарованном материальном царстве: люди становятся объектами той формы рассуждения, посредством которой впервые формулируется их статус как субъектов.Таким образом, Адорно усматривает особую иронию в тотализирующем представлении реальности, который ставит во главу угла просветление. Человеческий суверенитет над природой осуществляется путем накопления достоверных, объективных данных, которые призваны точно описать и каталогизировать эту реальность. Таким образом, определение «законного знания» ограничивается тем, что считается «фактическим»: легитимное знание о мире — это то, что стремится точно отразить то, каков мир. В нынешнем виде, конечно, простой акт описания какого-либо конкретного аспекта материального царства сам по себе не способствует делу человеческой свободы.Он может напрямую способствовать осуществлению свободы, предоставляя достаточные знания, на основании которых агент может выносить дискреционные суждения относительно, скажем, жизнеспособности любого конкретного желания, но само по себе точное описание мира не является достаточным условием свободы. Адорно, однако, утверждает, что сами составляющие этого образа мышления неразрывно связаны с гетерономией. Комментируя утверждение Адорно и Хоркхаймера о том, что просвещение ограничивает законное знание категорией объективно проверяемых фактов, Саймон Джарвис пишет: «мысль заключается в том, чтобы ограничить себя фактами, которые, таким образом, являются точкой, на которой мысль останавливается.Просветленная мысль исключает вопрос, могут ли эти факты измениться, как псевдопроблема. Таким образом, все сущее представляется как своего рода судьба, не менее неизменная и нерушимая, чем сама мифическая судьба ». (1998: 24). Воспринимаемая таким образом материальная реальность предстает как неизменный и фиксированный порядок вещей, который обязательно предварительно структурирует и предопределяет наше осознание этого. Как заявляют сами Адорно и Хоркхаймер, «факт побеждает; познание ограничивается его повторением; и мысль становится простой тавтологией.Чем больше машина мысли подчиняет себе существование, тем более слепо она отказывается от воспроизводства существования. Таким образом, просвещение возвращается к мифологии, от которой никогда не умел ускользать. Ибо в своих образах мифология содержала сущность статус-кво: цикл, судьба и господство над миром отражались как истина и лишались надежды ». (1979: 27) Факты приобрели те же функциональные свойства, что и вера в существование некоторых мифических сил или существ: они представляют внешний порядок, которому мы должны соответствовать.Явное различие между ними состоит в том, что сфера фактов кажется совершенно объективной и лишенной каких-либо субъективных или антропоморфных сил. Действительно, выявление действительно объективного порядка явно преследовалось путем исключения любых таких субъективных предрассудков и заблуждений. С этой точки зрения субъективное рассуждение является ошибочным.

Попытка Адорно объяснить этот объективный порядок как конституированное мышлением идентичности представляет собой фундаментальный вызов эпистемологическому тщеславию таких взглядов.Адорно и Хоркхаймер утверждали, что инструментализация разума и эпистемологическое превосходство «фактов» служат для установления единого порядка, единого способа представления реальности и отношения к ней. Для них «просвещение тоталитарно» (1979: 24). Стремление человека к верховной власти над природой основывается на способе рассуждений, функционирование которого требует включения всей природы в единую репрезентативную структуру. Мы обладаем знанием мира в результате накопления фактов, «фактов», которые сами по себе обязательно являются абстракциями от того, к чему они относятся.Собранные в рамках классификационной схемы, эти факты не являются и никогда не могут быть прямым выражением того, к чему они относятся; ни один аспект его мысли по самой своей природе не может быть законно признан обладающим этим качеством. Однако, хотя факты составляют главные составляющие этой классификационной схемы, сама схема, этот способ конфигурирования реальности, основан на общей единой когнитивной валюте, которая обязательно утверждает, что сущность всего, что можно знать, сводится к единой , изначально поддающееся количественной оценке свойство: материя.Они настаивают на том, что этот способ конфигурирования реальности происходит из желания господствовать над природой и что это господство осуществляется путем сведения многообразного разнообразия природы, в конечном счете, к единой управляемой форме. По их мнению, реализация единой целостности, проистекающей из господства над природой, требует, чтобы сам разум был лишен любых якобы частичных или партикуляристских элементов. Они понимают просвещение как стремление к установлению формы рассуждения, которая является фундаментально универсальной и абстрактной по своему характеру: формы рассуждения, которая априори постулирует существование единого порядка.Они утверждают: «Просвещение заранее признает как бытие и явление только то, что можно постичь в единстве: его идеал — это система, из которой следует все и вся. Его рационалистическая и эмпирическая версии в этом вопросе не расходятся ». (1979: 7) Таким образом, тождественный характер просветления в этом прочтении состоит из представления материальной реальности как в конечном итоге сводимой к единой шкале оценки или измерения. Отныне реальность должна быть известна постольку, поскольку ее можно измерить.Материальная реальность преподносится как объект расчета. Форма рассуждения, адекватная задаче представления реальности таким образом, должна быть обязательно абстрактной и формальной по своему характеру. Аналогичным образом, его оценочные процедуры должны избегать включения любых неоправданно ограничительных и частичных привязок к какому-либо конкретному компонентному свойству системы в целом, если они должны считаться пригодными для применения к системе в целом. Адорно и Хоркхаймер представляют стремление к достижению человеческого суверенитета над природой как кульминацию в учреждении способа рассуждения, связанного с идентификацией и накоплением фактов; который ограничивает воспринимаемую ценность упражнения разума до того, что является инструментом господства над природой; и который, наконец, направлен на ассимиляцию всей природы в рамках единого универсального репрезентативного порядка.Адорно и Хоркхаймер представляют просвещение как основанное на желании овладеть природой, подчинить всю материальную реальность единой репрезентативной системе, в которой разум превращается в инструмент для достижения этой цели. Таким образом, для Адорно и Хоркхаймера природа была полностью освоена на «полностью просветленной земле», а человеческие дела регулируются и оцениваются в соответствии с требованиями инструментального мышления: средства, с помощью которых была покорена природа, вновь обрушились на нас.Попытка полностью господствовать над природой завершается установлением социального и политического порядка, над которым мы утратили контроль. Если кто-то хочет выжить, будь то личность или даже нация, он должен соответствовать инструментальному разуму и научиться использовать его. Мысль и философия поддерживают и поощряют этот порядок там, где они стремятся просто отразить или «объективно» отразить эту реальность.

Adorno стремится избежать любой такой поддержки, по сути, обеспечивая прототипные средства деконструкции этой «реальности».Радикальный характер его концепции «мышления идентичности» состоит в том, что она настаивает на том, что такие «объективные» формы представления реальности, так сказать, недостаточно «объективны». Факты, на основе которых работает инструментальное мышление, сами по себе являются концептуальными абстракциями, а не прямыми проявлениями явлений, как они утверждают. Философские труды Адорно в основном нацелены на демонстрацию двойной ложности «мышления идентичности»: во-первых, в отношении опровержения претензий мышления идентичности на объективное представление реальности; во-вторых, в отношении воздействия инструментального мышления как формы тождественного мышления на потенциал осуществления человеческой свободы.Адорно полагает, что мышление идентичности в своей основе связано не с пониманием явлений, а с контролем и манипулированием ими. Подлинно критическая форма философии направлена ​​как на то, чтобы подорвать доминирование мышления идентичности, так и на создание осознания потенциала восприятия явлений и отношения к ним без принуждения. И то, как он стремится к этому, и то, как можно критиковать философский проект Адорно, будут рассмотрены в последнем разделе. Однако, резюмировав суть понимания Адорно философии и разума, теперь необходимо рассмотреть следующую наиболее важную тему, затронутую в философских трудах Адорно: его видение статуса морали и моральной теории на этой полностью просвещенной земле.

4. Нравственность и нигилизм

Моральная философия Адорно так же озабочена влиянием «просвещения» как на перспективы людей, ведущих «морально хорошую жизнь», так и на способность философов определять, из чего может состоять такая жизнь. Адорно утверждает, что инструментализация разума фундаментально подорвала и то, и другое. Он утверждает, что социальная жизнь в современных обществах больше не связана с набором широко распространенных моральных истин и что современным обществам не хватает моральной основы.То, что заменило мораль как интегрирующий «цемент» социальной жизни, — это инструментальное мышление и привлечение каждого к капиталистическому рынку. Согласно Адорно, современные капиталистические общества по своей сути нигилистичны; возможности вести нравственно хорошую жизнь и даже философское определение и защиту необходимых условий нравственно хорошей жизни были оставлены инструментальным рассуждениям и капитализму. В нигилистическом мире моральные убеждения и моральные рассуждения не имеют в конечном итоге рационального авторитета: моральные утверждения воспринимаются в лучшем случае как изначально субъективные утверждения, выражающие не объективное свойство мира, а собственные предубеждения человека.Таким образом, мораль преподносится как лишенная какой-либо объективной общественной основы. Таким образом, поддержка определенных моральных убеждений понимается как инструмент отстаивания собственных частных интересов: мораль была подчинена инструментальному мышлению. Адорно пытается критически проанализировать это состояние. Он не нигилист, а критик нигилизма.

Описание нигилизма Адорно в значительной степени основывается на его понимании разума и того, как современные общества пришли к пониманию легитимного знания.Он утверждает, что мораль пала жертвой различия, проведенного между объективным и субъективным знанием. Объективное знание состоит из эмпирически проверяемых «фактов» о материальных явлениях, тогда как субъективное знание состоит из всего, что остается, включая такие вещи, как оценочные и нормативные утверждения о мире. С этой точки зрения такое утверждение, как «Я сижу за столом, когда пишу это эссе», относится к другой категории по сравнению с утверждением «аборт является морально неправильным». Первое утверждение поддается эмпирической проверке, тогда как последнее является выражением личного, субъективного убеждения.Адорно утверждает, что моральные убеждения и моральные рассуждения были ограничены сферой субъективного знания. Он утверждает, что под влиянием инструментализации разума и позитивизма мы пришли к пониманию единственных значимо существующих сущностей как эмпирически проверяемых фактов: утверждений о структуре и содержании реальности. Напротив, моральные ценности и убеждения не имеют такого статуса. Таким образом, мораль воспринимается как изначально предвзятая по своему характеру, так что, например, кажется, что нет способа, которым можно было бы объективно и рационально разрешить споры между конфликтующими существенными моральными убеждениями и ценностями.В условиях нигилизма невозможно различить более или менее обоснованные моральные убеждения и ценности, поскольку критерии, допускающие такие оценочные различия, были исключены из области субъективного знания.

Адорно утверждает, что в условиях нигилизма мораль стала функцией или инструментом власти. Мера влияния любого конкретного морального видения — это выражение лежащих в его основе материальных интересов. Интересно, что Адорно определяет последствия нигилизма как простирающиеся до философских попыток рационально защитить мораль и моральное рассуждение.Таким образом, в поддержку своего аргумента он не полагается только на указание на степень морального разнообразия и конфликтов в современных обществах. Он также не основывает свои доводы на тех, кто во имя некоторого радикального взгляда на индивидуальную свободу положительно поддерживает нигилизм.

В самом деле, он определяет последствия нигилизма в самой моральной философии, обращая особое внимание на моральную теорию Иммануила Канта. Адорно утверждает, что кантовское изложение морального закона демонстрирует, насколько мораль низведена до статуса субъективного знания.Кант, безусловно, пытается установить основу морали, исключая все существенные моральные претензии, претензии, касающиеся моральной добродетели той или иной практики или образа жизни. Кант в конечном итоге стремится обосновать моральное обоснование на основе ряда совершенно формальных процедурных правил или максим, которые исключают даже стремление к человеческому счастью как законный компонент морального рассуждения. Адорно критикует Канта за то, что он лишил моральный закон каких-либо ссылок на существенные концепции человеческого благополучия или «хорошей жизни».В конце концов, Канта осуждают за то, что он придерживается теории моральных рассуждений, столь же формальной и лишенной каких-либо существенных моральных составляющих, как и инструментальные рассуждения. Суть критики Канта Адорно заключается не столько в том, что Кант разработал такое представление о морали, поскольку это, по мнению Адорно, в значительной степени было прообразом материальных условий времени и места Канта, сколько в том, что он оба точно не смогли этого понять. идентифицировать эффекты этих условий и, таким образом, не распознавать степень, в которой его моральная философия обеспечивает утверждение, а не критику таких условий.Кант, как никто другой, осужден за то, что он недостаточно рефлексивен.

В отличие от некоторых других мыслителей и философов того времени, Адорно не думает, что нигилизм можно преодолеть простым волевым усилием или простым подтверждением какого-либо существенного морального видения хорошей жизни. Он не пытается философски обойти ту степень, в которой моральные вопросы, касающиеся возможной природы «хорошей жизни», стали для нас настолько серьезными. Он также не пытается дать философское обоснование этого условия.Напомним, что Адорно утверждает, что разум переплелся с господством и развился как проявление попытки контролировать природу. Адорно, таким образом, считает нигилизм следствием господства и свидетельством, хотя и в отрицательном смысле, той степени, в которой человеческие общества больше не увлечены, например, моральными взглядами, основанными на некоторой натуралистической концепции человеческого благополучия. Для Адорно этот процесс был настолько тщательным и полным, что мы больше не можем авторитетно идентифицировать необходимые составляющие хорошей жизни, поскольку философские средства для этого были испорчены господством природы и инструментализацией разума.Следовательно, роль критического теоретика состоит не в том, чтобы позитивно продвигать какое-либо альтернативное, якобы более справедливое видение морально обоснованного социального и политического строя. Это было бы слишком далеко за текущие границы возможностей разума. Скорее, критический теоретик должен фундаментально стремиться к сохранению и продвижению осознания случайности таких условий и степени, в которой такие условия могут быть изменены. В чем-то антиутопический взгляд Адорно на мораль в современных обществах следует из его аргументации о том, что такие общества увлечены инструментальными рассуждениями и приоритетом «объективных фактов».Нигилизм служит основному подрыву способности морали устанавливать авторитетные ограничения на применение инструментального разума.

5. Индустрия культуры

В начале этой статьи я сказал, что Адорно был очень нетрадиционным философом. Хотя он писал тома на такие общие философские темы, как разум и мораль, он также расширил свои сочинения и критическое внимание, включив в него массовые развлечения. Адорно анализировал социальные явления как проявления господства.Для него и самый абстрактный философский текст, и самый простой в употреблении фильм, пластинка или телешоу разделяли это основное сходство. Адорно был философом, серьезно относившимся к массовым развлечениям. Он был одним из первых философов и интеллектуалов, осознавших потенциальную социальную, политическую и экономическую мощь индустрии развлечений. Адорно считал то, что он называл «культурной индустрией», основным источником господства в сложных капиталистических обществах.Он стремится показать, что те самые области жизни, в которых многие люди верят, что они действительно свободны — например, свободные от требований работы — на самом деле увековечивают доминирование, отрицая свободу и препятствуя развитию критического сознания. Обсуждение Адорно культурной индустрии недвусмысленно изображает общества массового потребления как основанные на систематическом отрицании подлинной свободы. Что такое культурная индустрия и как Адорно защищает свое видение этого?

Адорно описал индустрию культуры как ключевой интегрирующий механизм для привязки людей, как потребителей, так и производителей, к современным капиталистическим обществам.Хотя многие социологи утверждали, что сложные капиталистические общества фрагментированы и неоднородны по своему характеру, Адорно настаивает на том, что культурная индустрия, несмотря на явное разнообразие культурных товаров, функционирует для поддержания единой системы, которой все должны соответствовать. Дэвид Хелд, комментатор критической теории, описывает индустрию культуры так: «индустрия культуры производит для массового потребления и вносит значительный вклад в определение этого потребления. К людям теперь относятся как к объектам, машинам как снаружи, так и внутри мастерской.Потребитель как производитель не имеет суверенитета. Индустрия культуры, интегрированная в капитализм, в свою очередь, объединяет потребителей сверху. Его цель — производство рентабельных и расходных товаров. Он действует, чтобы обеспечить собственное воспроизводство ». (1981: 91) Мало кто может отрицать точность описания доминирующих секторов культурного производства как капиталистических коммерческих предприятий. Индустрия культуры — это глобальное предприятие с многомиллиардным оборотом, движимое, в первую очередь, погоней за прибылью.То, что производит культурная индустрия, является средством получения прибыли, как и любое коммерческое предприятие.

До сих пор мало кто мог оспорить описание Адорно индустрии массовых развлечений. Однако конкретное понятие Адорно о «индустрии культуры» идет гораздо дальше. Адорно утверждает, что интеграция людей в культурную индустрию имеет фундаментальный эффект, ограничивая развитие критического понимания социальных условий, с которыми сталкиваются все мы. Индустрия культуры способствует господству, подрывая психологическое развитие массы людей в сложных капиталистических обществах.Это действительно противоречивый аспект взгляда Адорно на индустрию культуры. Как он это защищает? Адорно утверждает, что культурные товары подвержены тем же самым инструментально рационализированным механическим силам, которые служат для доминирования в трудовой жизни людей. Благодаря нашему господству над природой и развитию технологически сложных форм производственного оборудования мы стали объектами системы, созданной нами самими. Любой, кто работал на производственной линии или в телефонном центре обработки вызовов, должен иметь некоторое представление о сделанных претензиях.Благодаря поистине экспоненциальному увеличению объема и объема товаров, производимых под эгидой культурной индустрии, люди все больше подвергаются тем же основным условиям, в которых поддерживается и воспроизводится сложный капиталист. Тем самым стирается качественное различие между работой и отдыхом, производством и потреблением. Как утверждают Адорно и Хоркхаймер, «развлечения при позднем капитализме — это продолжение работы. Его ищут как выход из механизированного рабочего процесса и для набора сил, чтобы снова иметь возможность с ним справиться.Но в то же время механизация имеет такую ​​власть над досугом и счастьем человека и настолько глубоко определяет производство товаров для развлечений, что его опыт неизбежно является остаточным изображением самого рабочего процесса ». (1979: 137). По словам Адорно, систематическое знакомство с культурной индустрией (и кто может надолго от нее уйти в наш век СМИ?) Имеет фундаментальный эффект умиротворения ее потребителей. Потребители представлены как лишенные каких-либо реальных возможностей активно участвовать в производстве товаров, которым они подвергаются.Точно так же Адорно настаивает на том, что форма и содержание самих конкретных товаров, будь то запись, фильм или телешоу, не требуют активной интерпретирующей роли со стороны потребителя: все, что требуется от потребителей, — это покупать товар. Адорно находит истоки умиротворяющего воздействия культурных товаров в том, что он считает лежащим в основе однородностью таких товаров, единообразием, которое опровергает их мнимые различия. Адорно рассматривает культурную индустрию как проявление мышления идентичности, которое осуществляется посредством применения инструментально рационализированных производственных методов.Он представляет индустрию культуры как бесконечное повторение одной и той же коммодифицированной формы. Он утверждает, что якобы разнообразный спектр товаров, производимых и потребляемых под эгидой культурной индустрии, на самом деле происходит из ограниченного, фундаментально стандартизованного «меню» взаимозаменяемых элементов и конструкций. Таким образом, он представляет структурные свойства товаров, производимых и обмениваемых в рамках культурной индустрии, как все более стандартизированные, шаблонные и повторяющиеся по своему характеру.Он утверждает, что стандартизованный характер культурных товаров является результатом все более механизированного характера производства, распределения и потребления этих товаров. Например, экономически более рационально производить как можно больше продуктов из одной и той же идентичной «формы». Аналогичным образом, усиление контроля над распределительными центрами крупными многонациональными развлекательными конгломератами имеет тенденцию к высокой степени единообразия.

Адорно проводит обширный анализ конкретных секторов индустрии культуры.Однако основной областью его интересов и интересов была музыка. Адорно проанализировал производство и потребление музыки как среду, в которой можно было различить основные черты и эффекты культурной индустрии и превращения культуры в товар. Центральное утверждение, лежащее в основе анализа музыки Адорно, состоит в том, что расширение индустриальных производственных технологий изменило как структуру музыкальных товаров, так и способы их получения. Адорно утверждал, что производство индустриальной музыки характеризуется высоко стандартизированным и единообразным меню музыкальных стилей и тем, в соответствии с которыми производятся товары.Постоянное противостояние знакомым и композиционно упрощенным музыкальным явлениям требует, чтобы аудитория не прилагала особых усилий для интерпретации при восприятии продукта. Адорно представляет такие музыкальные товары, как состоящие из стандартных пьес, которые вызывают заданные, в значительной степени неотраженные, ответы. Он утверждает, что «противоположностью музыкального фетишизма является регресс слушания. Это современное слушание, которое регрессировало, остановилось на инфантильной стадии. Мало того, что субъекты прослушивания проигрывает, наряду со свободой выбора и ответственности, способность к сознательному восприятию музыки, но они упорно отрицают возможность такого восприятия.Они не детские, как можно было бы ожидать, исходя из интерпретации нового типа слушателя с точки зрения приобщения к музыкальной жизни групп, ранее не знакомых с музыкой. Но они ребячливы; их примитивизм — это не примитивизм неразвитых людей, а примитивизм отсталых »(1978: 286). Здесь Адорно использовал различие, ранее сделанное Кантом в его формулировке личной автономии. Проводя различие между зрелостью и незрелостью, Адорно повторяет кантовское утверждение, что быть автономным — значит быть зрелым, способным на собственное дискреционное суждение, на принятие собственного мнения.Адорно утверждал, что основным эффектом стандартизации музыки является поощрение общего состояния незрелости, разочарование и запрещение использования любых критических или рефлексивных способностей в интерпретации рассматриваемых явлений.

Адорно рассматривал производство и потребление музыкальных товаров как образец индустрии культуры в целом. Однако он также расширил свой анализ, включив в него другие области культурной индустрии, такие как телевидение и даже астрологические колонки.Краткого обсуждения последнего будет достаточно, чтобы завершить общие контуры представления Адорно о культурной индустрии. Адорно провел критический анализ текста астрологической колонки Los Angeles Times . Его целью было выявить «рациональную» функцию самого учреждения культуры. Таким образом, он серьезно относился к астрологии. Он считал астрологию симптомом сложных капиталистических обществ и различал в широко распространенной привлекательности астрологии, хотя и некритично и без рефлексии, осознание того, в какой степени жизни людей остаются в основном обусловленными безличными внешними силами, над которыми люди практически не могут повлиять.Общество невольно проецируется на звезды. Он заявил, что «астрология действительно находится в гармонии с повсеместными тенденциями. Поскольку социальная система является «судьбой» большинства людей, независимой от их воли и интересов, она проецируется на звезды, чтобы таким образом получить более высокую степень достоинства и оправдания, в которых люди надеются участвовать сами ». (1994: 42). Согласно Адорно, астрология способствует и одновременно отражает повсеместное фетишистское отношение к условиям, которые на самом деле противостоят жизням людей, путем продвижения видения человеческой жизни как определяемой силами, находящимися вне нашего контроля.Вместо того, чтобы описывать астрологию как иррациональную по своему характеру, Адорно утверждал, что инструментально-рациональный характер сложных капиталистических обществ на самом деле придает астрологии определенную рациональность в отношении предоставления людям средств для обучения жить в условиях, находящихся вне их очевидного контроля. Он описывает астрологию как «идеологию зависимости, как попытку укрепить и каким-то образом оправдать болезненные состояния, которые кажутся более терпимыми, если к ним относится положительное отношение.”(1994: 115)

По мнению Адорно, ни одна область культурной индустрии не является достаточной, чтобы гарантировать эффекты, которые он определил как обычно оказывающие на сознание и жизнь людей. Однако, взятые вместе, различные средства массовой информации культурной индустрии составляют настоящую сеть, в которой систематически затрудняются условия, например, для ведения автономной жизни, для развития способности критически размышлять о себе и своих социальных условиях. Согласно Адорно, индустрия культуры принципиально запрещает развитие автономии посредством посреднической роли, которую ее различные сектора играют в формировании индивидуального сознания социальной реальности.Форма и содержание культурной индустрии все чаще ошибочно воспринимаются как истинное выражение реальности: люди начинают воспринимать и понимать реальность через предопределенную форму культурной индустрии. Культурная индустрия понимается Адорно как важный компонент овеществленной формы второй природы, которую люди начинают принимать как предварительно структурированный социальный порядок, с которым они должны соответствовать и адаптироваться. Товары, производимые культурной индустрией, могут быть «мусором», но их воздействие на людей смертельно опасно.

6. Заключение и общая критика

Адорно широко известен как один из ведущих, но также и один из самых противоречивых континентальных философов 20-го века. Хотя философские труды Адорно в значительной степени недооцениваются в аналитической традиции философии, они оказали значительное и продолжительное влияние на развитие последующих поколений критических теоретиков и других философов, озабоченных общей проблемой нигилизма и господства.Публикации на Adorno и от Adorno продолжают расти. Адорно не забыли. Его собственный бескомпромиссный диагноз современного общества и сплетение разума и господства продолжают находить отклик и даже вдохновлять многих, работающих в рамках континентальной традиции. Однако он вызвал серьезную критику. Я кратко рассмотрю некоторые из наиболее уместных критических замечаний, которые были высказаны в адрес Адорно в каждой из трех областей его произведений, которые я рассмотрел выше. Однако я хочу начать с некоторых кратких комментариев о стиле письма Адорно.

Адорно бывает очень трудно читать. Он пишет в манере, не поддающейся легкому пониманию. Это сделано намеренно. Адорно считает, что язык стал объектом и средством увековечения господства. Он прекрасно осознает, насколько это утверждение усложняет его собственную работу. Пытаясь поощрить критическое осознание страдания и господства, Адорно вынужден использовать те самые средства, с помощью которых в определенной степени поддерживаются эти условия.Его ответ на эту проблему, хотя и не претендующий на то, чтобы в конечном итоге удовлетворить, состоит в том, чтобы писать так, чтобы со стороны читателя требовались напряженные и сконцентрированные усилия, писать так, чтобы это явно противоречило условностям и привычному. Адорно стремится побудить своих читателей попытаться взглянуть на мир и концепции, представляющие мир, таким образом, чтобы это противоречило мышлению идентичности. В своих произведениях он стремится точно выразить непризнанные, неидентичные аспекты любого данного явления.Он стремится показать, подобно современным деконструктивистам, степень, в которой наши лингвистические соглашения одновременно представляют и искажают реальность. Однако, в отличие от многих деконструктивистов, Адорно делает это во имя явной моральной цели, а не в качестве простого литературного метода. Для Адорно реальность основана на страдании и господстве над природой. Это очень важное различие. Жалоба Адорно на мышление личности носит моральный, а не методологический характер.Однако следует признать, что понимание и оценка сильных и слабых сторон философского видения Адорно является сложной задачей. Он не хочет, чтобы его легко понимали в мире, в котором легкое понимание, как он утверждает, зависит от фальсификации мира мышлением идентичности.

Стиль письма Адорно во многом следует из его объяснения разума. Понимание Адорно разума постоянно подвергалось критике. Одна из наиболее значительных форм критики связана с Юргеном Хабермасом, возможно, ведущим современным представителем критической теории.По сути, Хабермас (1987) утверждает, что Адорно переоценивает степень инструментализации разума в современных сложных обществах. Для Хабермаса инструментальное рассуждение — лишь одна из множества форм рассуждения, идентифицируемых в таких обществах. Таким образом, инструментальные рассуждения далеко не так обширны и всеобъемлющи, как представляли его Адорно и Хоркхаймер в «Диалектике Просвещения » . По мнению Хабермаса, чрезмерное значение, придаваемое инструментальному мышлению, имеет глубокие моральные и философские последствия для общего видения Адорно.Хабермас настаивает на том, что понимание Адорно разума равносильно отказу от моральных целей Просвещения, из которых, по-видимому, опирается сама критическая теория. Нет сомнений в том, что внедрение технологий имело самые ужасающие и катастрофические последствия для человечества. Однако Хабермас утверждает, что эти эффекты в меньшей степени являются следствием расширения разума, основанного на господстве над природой, как утверждает Адорно, и в большей степени являются отклонением разума просветления.Адорно обвиняется в защите объяснения инструментальных рассуждений, которое является настолько всеобъемлющим и обширным, что исключает возможность рационального преодоления этих условий и тем самым реализации целей критической теории. Адорно обвиняют в том, что он довел критическую теорию до морального тупика. Хабермас продолжает критиковать рассуждение Адорно о разуме также на философских основаниях. По сути, он утверждает, что представление Адорно об инструментализации разума является настолько всеобъемлющим, что исключает возможность того, что кто-то вроде Адорно представит рациональный и критический анализ этих условий.Критический взгляд Адорно на разум, кажется, логически исключает возможность его собственного существования. Хабермас обвиняет Адорно в том, что он впал в форму перформативного противоречия. Для Хабермаса сам факт того, что данная политическая или социальная система является объектом критики, показывает, в какой степени форма господства, которую постулирует Адорно, не была полностью реализована. Тот факт, что Адорно и Хоркхаймер могли заявить, что «просвещение тоталитарно», равносильно одновременному самоопровержению.Исполнение иска противоречит его существу. Наконец, Хабермас не согласен с Адорно на том основании, что представление Адорно о разуме и его защита «мышления без идентичности», по-видимому, запрещают критической теории позитивно или конструктивно заниматься социальной и политической несправедливостью. Адорно обвиняется в том, что он занял позицию закоренелого скептика. Критика может казаться самоцелью, поскольку сама радикальность диагноза разума и современности Адорно, похоже, исключает возможность преодоления господства и гетерономии.Схожая критика была высказана в адрес Адорно, относящегося к морали и его утверждений относительно степени нигилизма. Адорно постоянно обвиняют в неспособности оценить моральные достижения, достигнутые как прямое следствие формализации разума и последующего упадка авторитета традиции. С этой точки зрения, попытка классифицировать маркиза де Сада, Канта и Ницше как всех, кто выражает и свидетельствует о конечном упадке морали, как это делают Адорно и Хоркхаймер, просто ложна и является примером очевидной тенденции к чрезмерным обобщениям в применение определенных концепций.

7. Ссылки и дополнительная литература

  • Adorno, T.W. И Хоркхаймер, М. Диалектика Просвещения . тр. Камминг, Дж. Лондон: Verso, 1979.
  • Adorno, T.W. Минимальная мораль: размышления о испорченной жизни. тр. Джефкотт, E.F.N. Лондон: Verso, 1978.
  • Adorno, T.W. Отрицательная диалектика. тр. Э. Б. Эштон. Лондон, Рутледж, 1990.
  • Хабермас Дж. Философский дискурс современности: Двенадцать лекций .тр. Ф. Г. Лоуренс. Кембридж: Polity Press, 1987,
  • Хельд Д. Введение в критическую теорию: Хоркхаймер — Хабермас . Кембридж: Polity Press, 1980.
  • Джарвис, С. Адорно: Критическое введение . Кембридж: Polity Press, 1998.
  • Расмуссен, Д. (ред.) Справочник по критической теории. Оксфорд: Блэквелл, 1996.

Информация об авторе

Эндрю Фаган
Эл. Почта: [email protected]
Университет Эссекса
Соединенное Королевство

Цифровая библиотека бесплатных и бесплатных книг, фильмов, музыки и Wayback Machine

4.7 В 4,7 В

14 декабря 2005 г. 12/05

от
Аудио сообщества

Вам предлагается просмотреть или загрузить аудио в коллекцию сообщества. Все эти тысячи записей были предоставлены пользователями архива и членами сообщества.Пожалуйста, выберите лицензию Creative Commons во время загрузки, чтобы другие знали, что они могут (или не могут) делать с вашим аудио. Щелкните здесь, чтобы поделиться своим аудио! Поиск по стилям: блюз, кантри, электроника, экспериментальная музыка, хип-хоп, инди, джаз, рок, разговорная речь.

2,6 В 2,6В

26 февраля 200502/05

от
Интернет-архив

Вам предлагается просмотреть или загрузить свои видео в коллекцию Сообщества.Эти тысячи видео были предоставлены пользователями архива и членами сообщества. Эти видео доступны для бесплатного скачивания. Пожалуйста, выберите лицензию Creative Commons во время загрузки, чтобы другие знали, что они могут (или не могут) делать с вашим видео. Нажмите здесь, чтобы загрузить свое видео!
Тема: Движущиеся изображения

2 В 2.0В

18 янв.200501/05

от
Интернет-архив

Эти книги внесены сообществом.Щелкните здесь, чтобы поделиться своей книгой! Для получения дополнительной информации и инструкций см. Help.archive.org/hc/en-us/articles/360002360111-Uploading-A-Basic-Guide Uploaders, обратите внимание: Archive.org поддерживает метаданные об элементах практически на любом языке, поэтому пока символы в кодировке UTF8. Поиск книг по языку: Afar Books Afrikaans Books Akan Books Албанские книги Арабские книги Армянские книги Aymara Books Азербайджанские книги Balochi Books Bambara …
Тема: Тексты

Коллекция американских библиотек включает материалы, предоставленные со всех концов Соединенных Штатов.Учреждения варьируются от Библиотеки Конгресса до многих местных публичных библиотек. В целом, этот сборник материалов делает фонды, охватывающие многие аспекты американской жизни и науки, в общественное достояние. Значительные части этой коллекции были щедро спонсированы Microsoft, Yahoo! , Фонд Слоуна и другие.

Коллекция данных и различных носителей, подаренных частными лицами Интернет-архиву.

LibriVox, основанная в 2005 году, представляет собой сообщество добровольцев со всего мира, которые записывают тексты, являющиеся общественным достоянием: стихи, рассказы, целые книги, даже драматические произведения на многих языках. Все записи LibriVox находятся в открытом доступе в США и доступны для бесплатной загрузки в Интернете. Если вы находитесь за пределами США, перед загрузкой ознакомьтесь с законом об авторских правах в вашей стране. Посетите веб-сайт LibriVox, где вы можете найти книги, которые вас интересуют.Вы можете искать или …

533,4 млн 533 млн

16 июня 200506/05

от
Интернет-архив Канады

Добро пожаловать на страницу канадских библиотек.Центр сканирования в Торонто был основан в 2004 году на территории Университета Торонто. С момента своего скромного начала Internet Archive Canada работала с более чем 250 учреждениями, предоставляя свои уникальные материалы с открытым доступом и распространяя эти коллекции по всему миру. От Архива сестер службы до Университета Альберты IAC оцифровал более 600 000 уникальных текстов по состоянию на сентябрь 2019 года. Многие тексты / коллекции …
Тема: Тексты

Electric Sheep — это проект распределенных вычислений для анимации и развития фрактального пламени, которое, в свою очередь, распространяется на подключенные к сети компьютеры, которые отображают их в качестве заставки.Процесс Процесс прозрачен для обычного пользователя, который может просто установить программное обеспечение в качестве заставки. В качестве альтернативы пользователь может более активно участвовать в проекте, вручную создав файл фрактального пламени для загрузки на сервер, где он преобразуется в видеофайл анимированного фрактального пламени ….
Тема: электрическая овца

Обзор: всех исполнителей · этот день в истории · средний рейтинг обзора · количество отзывов · дата просмотра · количество просмотров The Live Music Archive — это сообщество, стремящееся обеспечить высочайшее качество живых концертов в загружаемом формате без потерь, а также удобство использования -требовать потоковую передачу.В 2002 году Интернет-архив объединился с etree.org для создания архива живой музыки, чтобы сохранить и заархивировать как можно больше живых концертов для нынешнего и будущих поколений, чтобы …
Тема: Живая музыка

Изображения предоставлены пользователями Интернет-архива и членами сообщества. Эти изображения доступны для бесплатного скачивания. Пожалуйста, выберите лицензию Creative Commons во время загрузки, чтобы другие знали, что они могут (или не могут) делать с вашими изображениями.
Тема: изображения

Исследовательская библиотека Джона П. Робартса, обычно называемая Библиотекой Робартса, является основной библиотекой гуманитарных и социальных наук в Библиотеке Университета Торонто и крупнейшей отдельной библиотекой в ​​университете. Библиотека, открытая в 1973 году и названная в честь Джона Робартса, 17-го премьер-министра Онтарио, содержит более 4,5 миллиона единиц книжных форм, 4,1 миллиона единиц микроформ и 740 000 других единиц.Здание библиотеки — один из самых ярких образцов бруталистской архитектуры в …

Фольксономия: система классификации, основанная на практике и методе совместного создания тегов и управления ими для аннотирования и категоризации контента; эта практика также известна как совместная маркировка, социальная классификация, социальная индексация и социальная маркировка. Созданный Томасом Вандером Валом, он представляет собой набор фолка и систематики.Фолксоундомия: набор звуков, музыки и речи, полученный в результате усилий добровольцев по максимально широкому распространению информации. Потому что …

Эти видеоролики о религии и духовности были предоставлены пользователями архива.

Калифорнийская цифровая библиотека поддерживает сбор и творческое использование мировых стипендий и знаний для библиотек Калифорнийского университета и сообществ, которым они служат.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *