HomeРазноеКнига эссе: Книга — сочинение-рассуждение

Книга эссе: Книга — сочинение-рассуждение

Содержание

Книга — сочинение-рассуждение

Книга — это один их самых лучших учителей в жизни. Любой человек хоть раз брал книгу в руки и читал её.  Впервые человек берет в руки книгу в малом возрасте, даже можно сказать в ясельном. Именно из книги маленький ребёнок узнает окружающий мир, цифры, буквы, цвета, формы и много всего другого. Далее книги сопровождают человека на всей протяжении жизни и этапах её развития. А любовь к книгам нужно прививать как раз таки в малом возрасте.

Книга — это основной источник знаний. Из книг человек узнает много полезного, ведь в них храниться опыт, накопленный не одним поколением человечества. Книги передают нам исторические события прошлых лет, красивые и романтичные истории жизни, а также научные труды ученых в различных областях. С возрастом меняется жизнь человека, соответственно и меняют литературные вкусы, какие-то книги становятся интересны, а какие-то нет. Но все равно не бывает вовсе не интересных книг, просто не всякий читатель сумеет извлечь пользу из определенной книги. А интересная книга способна творить чудеса, она может полностью поглотить читателя, перенести его в свой сюжет и дать ему кучу впечатлений. У любого человека есть своя любимая книга, которую он всегда с радостью будет перечитывать снова и снова.

Со временем  внешний вид книг всячески менялся. Книги бывают маленькие, большие, в красивых и ярких обложках, или вовсе в однотонной и невзрачной обложке, но главное то, что содержание книги, оно бесценно и является результатом большого труда написания человека. Поэтому к книгам нужно относиться бережно. В двадцать первом веке появился новый вид книги — электронный. Зайдя в интернет можно найти любую интересующую книгу и читать, смотря в экран телефона или компьютера. Но книга в печатном виде — это как отдельный мир в руках, его можно потрогать, листать, прочувствовать запах среди страниц и конечно же читать.

Чтение книг благоприятно влияет на человека. Они расширяют его кругозор, наполняют словарный запас, меняют ценности и даже характер, а также могут помочь найти выход в сложной жизненной ситуации. С людьми, читающими книги всегда интересно общаться, и они могут поддержать много разных тем для разговора. Чтение книг отличное время препровождение для людей любого возраста.

Вариант 2

Книга – это источник знаний. Она сопровождает человека на всех этапах его развития. Родители учат читать ребенка с малых лет и до самой старости, книга останется лучшим другом человека. Но насколько книга сегодня актуальна?

Можно много говорить о том, что мир изменился, но неизменным осталось только одно – это любовь к хорошим книгам. Когда погружаешься с головой в понравившееся произведение, начинаешь понимать насколько богат иллюзорный мир. Книга переносит читателя в другую реальность, которая может полностью изменить его представления о жизни. Книга учит человека не только грамотности, но и воспитывает в нем высокие чувства. Она способна дать человеку бесценный дар, который откроет новые горизонты восприятия. Каждое великое произведение учит сочувствовать, сострадать и сопереживать вместе с героями романов.

С возрастом у человека меняются предпочтения к тем, или иным литературным жанрам. В детстве преобладает сказка, поскольку малышам интересен новый мир, в котором добро, всегда побеждает зло. В каждой сказке есть мораль, которая учит детей быть справедливыми. В юности – это фантастика, поскольку у подростка очень сильно развито воображение, сюрреалистичный мир наполняется особыми красками. В более зрелом возрасте отдается предпочтение мировой классике, поскольку в ней кроется глубокий смысл и учит мудрости.

Раньше, в Советское время, книга была постоянным спутником любого гражданина. Ее читали везде: в транспорте, на улице, на работе. Советский союз был самой читаемой страной в мире. Библиотеки были переполнены людьми. Но, к сожалению, это время потеряно навсегда. Мир высоких технологий полностью переключил человеческое сознание на новую волну современных тем. Одной из них стала любовь к так называемым гаджетам. Теперь только с ними можно видеть современную молодежь в транспорте, на улице, или на работе. Интернет заменил собой практически всю книжную индустрию. Это очень печально, поскольку теряется способность мыслить творчески. Теряются навыки скоро чтения, меняется культура общения и деградирует сама система образования в целом. В этом виноват не человек, виновато время, которое безжалостно ко всему. Прогресс движет людей вперед, оставляя за собой лишь след былых побед. Однако, хочется верить в то, что в будущем, людей не постигнет судьба героев книги Рэя Брэдбери «451 градус по фаренгейту».

Другие сочинения:

Книга (рассуждение)

Несколько интересных сочинений

Сочинение Роль книги в жизни человека

Книга играет огромную и наиболее важную роль в жизни человека. В давние времена книга считалась бесценным источником информации, самым древним способом передачи знаний, но сейчас книги пользуются наименьшей популярностью так, как стало на много легче найти информацию из-за появления многих другие источников и люди стали забывать о существование книг, но все же мир информационных технологий не сможет заменить и вытеснить книги.

С самого раннего возраста, еще с колыбели родители начинают детям читать сказки, тем самым дают понять первое впечатление о книги. Книга воспитывает нравственные качества человека, учит мыслить и рассуждать, помогает развивать внутренний мир, только с книгой можно остаться наедине и пережить все те события, о которых повествует важный источник информации так, как только человек начинает читать книгу, он всеми мыслями находиться в ней, стараясь представить всю картину происходящего. Все вокруг становиться не важным, когда находишься за чтением книги. Она передает знания из поколения в поколение, неся за собой всю историю и знания. Она начинает наше воспитание с самого маленького возраста. Этот огромный источник информации становиться для всех маленьким другом.

Итак, несмотря на появление новых технологий, у каждого человека на полке можно найти книгу так, как она является с самым главным учителем в нашей жизни. В первую очередь каждый родитель знакомит ребёнка с книгой, начиная все с детских сказок и стихов, далее каждый идёт в школу и продолжает обучение с помощью книг. Они открывают новые знания, помогают решить самые трудные задачи и ответить на интересующие вопросы.

 Каждая книга считаться поистине уникальной, в каждой книге храниться много тайн и ответов. С ней можно окунуться в свой маленький мир. Самое главное, что бы люди поняли, что какая-то электроника не должна менять историю. Книга должна дальше нести свою историю через века и обучать дальнейшее поколения. Пусть книга играет главную роль не только в жизни каждого человека, но и всего человечества в целом. Каждый прочитавший хоть одну книгу, будет полностью согласен главной ролью книги.

Вариант 2

Книги сопровождают нас всю жизнь. Мы познаем мир и развиваемся благодаря литературе.

Книга открывает нам те неизведанные грани нашей жизни, которые нам самостоятельно никогда не познать, в чем их и ценность. Литература – это своеобразный путеводитель по жизни. Книга закладывает в нас те азы, которым учит только жизненный опыт. Благодаря ей, мы имеем уникальную возможность учиться на ошибках других людей, анализировать самые разные жизненные ситуации и делать выводы, которые в дальнейшем можем использовать для создания благополучной жизни.

Книги бывают самые разные, но все они способны научить нас чему-то полезному.

Сидя за партой учебных заведений, мы постоянно контактируем с множеством книг. Физика, геометрия, химия, алгебра… Пусть подобные книги не вызывали у нас особого удовольствия, но все они с радостью открывали перед нами свои архивы знаний. Мы этого не осознаем, но каждый из них внес свою лепту в наше развитие.

Благодаря книгам у ребенка формируется воображение и развивается кругозор. Литература способна побудить у ребенка новые чувства и эмоции, которые будут способствовать формированию его личности. Добавим и то, что книга влияет и на внутренний мир человека. Все то, о чем нам рассказывает книга, откладывается у нас на подкорке, из этого следует то, что на наше душевное состояние влияет не только окружающий мир, а и познание чего-то нового, что производит колоссальное воздействие на человека.

Книга расскажет про все, что вас интересует. Она хранит в себе всю историю человечества и даже больше. Многие называют книгу другом человека, постепенно откладывая её на второй план. В современном мире жизнь такова, что мы привыкли искать всю информацию на просторах интернета, но не стоит забывать о старой доброй литературе, именно она намного больше сможет вам рассказать.

Современные технологии предоставляют нам самые широкие возможности, но сможете ли вы, даже в таких условиях, представить свою жизнь без книги? Ведь получить образование, основываясь лишь на объяснениях преподавателя весьма трудно, иногда, даже невозможно. Именно поэтому роль литературы в жизни человека очень велика. Благодаря ей, человек интересный собеседник в компании, квалифицированный специалист в своей сфере и образованная личность по жизни.

Мы должны ценить книги, ведь они дают нам возможность познать прошлое, ценить нынешнее и создавать будущее.

Окунитесь в мир литературы и вы откроете перед собой всё волшебство и красоту нашего мира. Она даст вам возможность перенестись не только в прошлое, а и далеко за пределы нашей планеты. Познавайте окружающий мир и развивайтесь вместе с литературой.

Сочинение на тему Роль книги

 Огромную и важнейшую роль в жизни человека играют книги, конечно, это прибаутки и колыбельные песенки, незамысловатые стишки, благодаря которым мы учимся произносить свои первые слова.

С самого рождения и на протяжении всей жизни книги окружают нас. Мы ещё не умеем говорить, а наши родители уже начинают приобщать нас к великому миру литературы, читают нам книжки.

Растёт человек, и растут книжки, а вместе с ними растут его знания. Первая наша книга—букварь. Выучив буквы, мы начинаем читать сами.

И вот тут-то для нас и открывается новый и неизведанный мир. С головой окунаясь в мир книжных героев, мы вместе с ними проживаем их жизнь.

Наверное, в мире не существует человека, который не любил бы сказки. С самого детства эти незатейливые сюжеты сказок учат нас отличать добро от зла, ценить дружбу и верить в чудеса.

Постепенно, переходя от книжки к книжке, мы вступаем во взрослую жизнь, которая преподносит нам совершенно другие сюжеты, и мы начинаем читать уже более серьёзные книги. И из этих книг мы черпаем для себя что-то новое.

Неоценима роль книги в жизни человека.

Книга учит нас мыслить, выражать свои чувства, делает нас добрее и лучше.

Из книг мы узнаем много нового. Книги дают возможность узнать историю человечества, историю своей Родины и родного края.

Книги рассказывают нам о далеких краях, о том, как живут люди в других странах.

У каждого человека в мире есть своя любимая книга, к которой он обращается в трудную минуту жизни, и тогда, когда он счастлив.

Книга для человека является самым настоящим другом, который никогда тебя не предаст, поддержит в трудную минуту и даст совет.

Чтение книг помогает нам развиваться духовно, повышает уровень интеллекта, учит грамотно писать.

В мире существует огромное разнообразие литературных жанров, и все они несут определённые знания, необходимые для развития человека и общества в целом.

Читая книги, человек возвышается духовно, становится разумной и сильной личностью, способной любить и уважать окружающих людей, беречь и ценить природу, с любовью относиться к животным.

Книга является величайшим достижением человечества и польза её несомненна.

11 класс

Также читают:

Картинка к сочинению Роль книги в жизни человека

Популярные сегодня темы

  • Черты характера Хлестакова в комедии Ревизор Гоголя

    Главным персонажем комедии «Ревизор» является И.А. Хлестаков. Давая ему краткую характеристику в «Замечаниях для господ актёров», Гоголь примечает, что это пустейший глуповатый человек

  • Анализ сказки Бедный волк Салтыкова-Щедрина

    Салтыков-Щедрин в сказке «Бедный волк» продолжает идею произведения «Самоотверженный заяц» о том, что все поступки и поведение человека в обществе так или иначе влияет на других людей, их поступки.

  • Сочинение по картине Ватолиной Вести с фронта 8 класс

    На картине изображена комната. У большого окна стоит стол, накрытый длинной светлой скатертью. Окно полностью открыто, сбоку висит лёгкая штора. За окном видны постройки. На улице солнечно и этот свет освещает комнату

  • Детство Обломова в романе Обломов Гончарова

    Главный персонаж подрастал в наследственной усадьбе Обломовке, великолепной и тихой местности. Весь окружающий мир вслед за тем жил будто бы согласно плану, а общество веровало в народные сказания и злобных домовых.

  • Сочинение на тему Английский язык

    Английский язык обязательный предмет изучения. Изучение иностранного языка, как правило, начинается в школе. Но в последнее время, родители уже с младшего возраста стараются приобщать детей к знаниям.

Пять эссе о книгах и читателях — Журнальный зал

Пять эссе о
книгах и читателях[1]




О чтении




Большинство
людей читать не умеет, большинство даже не знает толком, зачем читает. Одни
полагают чтение по большей части трудоемким, но неизбежным путем к «образованности»,
и при всей своей начитанности эти люди в лучшем случае станут «образованной»
публикой. Другие считают чтение легким удовольствием, способом убить время, в
сущности, им безразлично, что читать, лишь бы скучно не было.


Господин
Мюллер читает «Эгмонта» Гёте или мемуары графини Байрейтской, надеясь пополнить
свое образование и ликвидировать один из многих пробелов, которые, как он
чувствует, имеются в его знаниях. Уже то, что он с испугом замечает пробелы в
своих знаниях и уделяет им внимание, симптоматично: господин Мюллер понимает,
что к образованности можно приблизиться «извне», и рассматривает ее как нечто,
приобретаемое трудом, иначе говоря, он знает, что всякое образование, сколько
ни учись, для него самого останется мертвым и бесплодным.


А господин
Майер читает «для удовольствия», что означает — от скуки. У него много времени,
он рантье, досуга у него предостаточно, он не знает, чем его заполнить. Посему
писатели должны помочь ему коротать долгие часы. Читать Бальзака для него все
равно что курить сигару, читать Ленау — все равно что пролистывать газеты.


Однако в
других вопросах господа Мюллер и Майер, а также их жены, сыновья и дочери
далеко не столь же мало разборчивы и несамостоятельны. Без основательных причин
они не покупают и не продают ценные бумаги, они знают из опыта, что тяжелый
ужин дурно сказывается на самочувствии, физическим трудом они занимаются не
больше, чем, по их мнению, необходимо для обретения и поддержания бодрости.
Иные даже занимаются спортом, догадываясь о тайных сторонах этого странного
времяпрепровождения, позволяющего умному человеку не только развлечься, но даже
помолодеть и окрепнуть.


Так вот,
господину Мюллеру следовало бы читать в точности так же, как он занимается
гимнастикой или академической греблей. От времени, посвящаемого чтению, ждать
приобретений не меньше, чем от того времени, которое он отдает профессиональной
деятельности, и не удостаивать своим уважением ту книгу, которая не обогащает
его каким-то переживанием, не улучшает хотя бы на йоту здоровье, не придает
бодрости. Образование само по себе должно было бы заботить господина Мюллера
столь же мало, как получение профессорской должности, а знакомство с
разбойниками и подонками со страниц романа — ощущаться как не менее зазорное,
чем общение с подобными мерзавцами в действительной жизни. Однако обычно
читатель не мыслит столь просто, он либо считает мир печатного слова безусловно
более высоким миром, в котором нет ни добра, ни зла, либо внутренне презирает
его как нереальный, выдуманный сочинителями мир, куда он приходит лишь от скуки
и откуда не выносит ничего, кроме ощущения, что довольно приятно провел
несколько часов.


Несмотря на
эту неверную и низкую оценку литературы, господин Мюллер и господин Майер
читают, как правило, даже слишком много. Делу, которое совершенно не
затрагивает их душу, они отдают больше времени и уделяют больше внимания, чем
многим профессиональным занятиям. Следовательно, они смутно догадываются, что в
книгах все же скрыто нечто, не лишенное ценности. Вот только отношение их к
книгам отличается пассивной несамостоятельностью, которая в деловой жизни
быстро привела бы их к разорению.


Читатель,
желающий приятно провести время и отдохнуть, как и читатель, заботящийся о
своей образованности, предполагает наличие в книгах неких скрытых сил, способных
оживить и возвысить дух, однако определить эти силы более точно, оценить их по
достоинству такой читатель не умеет. Поэтому он поступает подобно неразумному
больному, который знает, что в аптеке наверняка найдется множество полезных
лекарств, и хочет перепробовать их все, обыскивает склянку за склянкой и ящик
за ящиком. Однако как в настоящей аптеке, так и в книжной лавке или библиотеке
каждому следует найти единственное необходимое ему снадобье, и тогда, не
отравляя себя, не переполняя организм никчемными веществами, каждый обретет
здесь то, что подкрепит его дух и телесные силы.


Нам, авторам,
приятно знать, что люди читают так много, и, наверное, не разумен тот автор,
который заявляет, что читают слишком много. Но профессия со временем перестает
радовать, если видишь, что всеми она понимается превратно; десяток хороших,
благодарных читателей, пусть даже денежное вознаграждение автору уменьшится,
все же лучше и отраднее, чем тысяча равнодушных.


Поэтому
осмелюсь все же сказать, что читают слишком много и избыточное чтение служит
литературе не к чести, наносит ей ущерб. Книги существуют не для того, чтобы
способствовать все меньшей самостоятельности людей. И тем более не для того,
чтобы человеку нежизнеспособному предлагать дешевый обман и подделку вместо
подлинной жизни. Напротив, книги ценны лишь тогда, когда ведут к жизни и служат
жизни, полезны ей, и каждый час чтения, я полагаю, пущен на ветер, если
читатель не воспримет в этот час искру силы, каплю молодости, дыхание свежести.


Чтение есть
лишь чисто внешний повод, побуждение для того, чтобы сосредоточиться, и нет
ничего более ложного, чем чтение с целью «рассеяния». Если человек не болен
душевно, ему незачем рассеиваться, он должен быть сосредоточенным, всегда и
везде, где бы он ни был и что бы ни делал, о чем бы ни размышлял, что бы ни
чувствовал, он должен всеми силами своего существа сосредоточиться на
занимающем его предмете. Потому и при чтении прежде всего необходимо ощущать,
что всякая достойная книга есть средоточие, соединение и интенсивное упрощение
сложно взаимосвязанных вещей. Всякое крошечное стихотворение уже является таким
упрощением и сосредоточением человеческих чувств, и если я, читая, не имею
желания соучаствовать и сопереживать им, то я плохой читатель. И пусть ущерб,
который я при этом причиняю стихотворению или роману, не касается меня
непосредственно. Плохим чтением я наношу урон прежде всего самому себе. Я трачу
время на что-то никчемное, отдаю свое зрение и внимание вещам, которые не важны
для меня, которые я заведомо собираюсь вскоре забыть, я утомляю свои мозг
впечатлениями, которые бесполезны и даже не будут мною усвоены.


Многие
говорят, что в плохом чтении повинны газеты. Я же считаю, что это совершенно
неверно. Прочитывая ежедневно одну или несколько газет, можно быть сосредоточенным
и деятельным, более того, выбирая и комбинируя новости, можно выполнять очень
полезное и ценное упражнение. В то же время можно прочесть «Избирательное
сродство» Гёте глазами образованца, любителя развлекательного чтения, и ничего
ценного такое чтение не даст.


Жизнь коротка,
в том мире не спросится, сколько книг ты осилил в своем земном бытии. Поэтому
неумно и вредно тратить время на бесполезное чтение. Я имею в виду не чтение
плохих книг, а прежде всего качество самого чтения. От чтения, как от всякого
шага и всякого вздоха, нужно чего-то ждать, нужно отдавать силы, чтобы взамен
обрести большую силу, нужно потерять себя, чтобы обрести себя вновь более
глубоко сознающим. Не имеет ценности знание истории литературы, если каждая
прочитанная книга не стала нам радостью или утешением, источником силы или
душевного покоя. Бездумное, рассеянное чтение — то же, что прогулка по
прекрасной местности с завязанными глазами. Но читать надо не для того, чтобы
забывать о самом себе и своей повседневной жизни, а напротив, чтобы более
сознательно и зрело, крепко брать в руки собственную жизнь. Мы должны идти к
книге не как робкие школяры к жестокому наставнику и не тянуться к ней, как
пьяница к бутылке, а идти как покорители вершин — в Альпы, воины — в арсенал, не
как беглецы и мизантропы, а как люди с добрыми помыслами — к друзьям или
помощникам. Если бы все происходило так, сегодня едва ли читали бы одну десятую
того, что читают, но зато все мы стали бы в десятки раз радостнее и богаче. И
если бы это привело к тому, что наши книги перестали пользоваться спросом и мы,
авторы, в итоге писали бы в десятки раз меньше, то миру это не причинило бы ни
малейшего вреда. Ведь желающих писать – почти столько же, сколько любителей
чтения.


1911


 


О чтении книг


 


Одна из
врожденных потребностей нашего ума – выделять различные типы и подразделять в
соответствии с ними весь человеческий род. От «характеров» Теофраста и учения
древних о четырех темпераментах и вплоть до современной психологии
прослеживается эта потребность в типизации. И неосознанно каждый человек
разделяет людей своего окружения на типы, находя в них сходство с характерами,
которые с детских лет имели для него значение. Сколь бы полезными и
показательными ни были подобные классификации, основанные на чисто личном опыте
либо стремящиеся к научному типологическому подходу, иногда уместно и
плодотворно рассмотреть царство нашего опыта под иным углом зрения, позволяющим
установить, что каждый человек наделен чертами любого из типов и что различные
характеры и темпераменты можно обнаружить во всякой личности, для которой они
являются ее состояниями, сменяющими друг друга.


Выделяя в
дальнейшем три типа читателей, или, вернее, три ступени, на которых могут
пребывать читатели, я не имею в виду, что всех на свете читателей можно
разделить на данные три категории таким образом, что один читатель попадет в
одну из них, а другой — в другую. Каждый из нас в какое-то время относится к
одной, а в другое время — к другой группе.


Вот, прежде
всего, читатель наивный. Каждый из нас порой бывает таким. Этот читатель
поглощает книги, как едок блюда, он только берет, он ест, насыщается — не
важно, идет ли речь о мальчике, читающем книгу об индейцах, или о горничной,
которая увлечена романом из жизни графинь, или о студенте, штудирующем Шопенгауэра.
У этого читателя отношения с книгой складываются не так, как у одной личности с
другой личностью, а, скажем, как у лошади с яслями или даже как у лошади с
возницей: книга правит, читатель ей подчиняется. Материал он воспринимает
объективно и признает его реальность. Но не только материал! Есть читатели
очень образованные, даже рафинированные, это читатели художественной
литературы, но и они вполне могут быть отнесены к классу «наивных». Конечно,
они не увязают в материале и ценят, например, роман не за то, что в нем
описываются смерти или свадьбы, они совершенно объективно воспринимают самого
автора, эстетическое содержание книги, их пронизывают те же токи, что и автора,
они всецело проникаются его отношением к миру и безоговорочно разделяют те истолкования,
которые сам писатель дает своим вымыслам. То, что для простой души — материал,
среда и действие, для читателя, приобщенного к культуре, — мастерство, слог,
образованность автора, его духовный мир; этот мир читатель воспринимает как
нечто объективное, как последнюю и высшую ценность художественного слова, в
точности так же, как юный поклонник Карла Мая считает реальными ценностями,
подлинной действительностью приключения Старого Шаттерхэнда.


Наивный
читатель в своем отношении к чтению вообще не является личностью, самим собой.
Он оценивает описанные в романе события по их напряжению, опасности, их
эротизму, их блеску и нищете или, напротив, он оценивает писателя, прилагая к
его творчеству мерило некой эстетики, которая в конечном счете всегда является
условной. Такой читатель неколебимо верит, что книга существует единственно для
того, чтобы ее правильно, внимательно прочитали и по достоинству оценили ее
содержание или форму. Как хлеб существует для того, чтобы его ели, а кровать,
чтобы на ней спали.


Но ко всякой
вещи на свете, а значит, и к книге, можно подойти и совершенно по-иному. Стоит
человеку внять голосу не образованности, а своей природы, как он становится
ребенком и начинает играть с вещами. Хлеб тогда превращается в гору, в которой
он роет туннель, а кровать — в пещеру, сад, заснеженное поле. Некую толику этой
ребяческой простоты и этого гения мы находим у читателей второго типа. Этот
читатель ценит в книге не материал и не форму в качестве единственных и
важнейших ее достоинств. Этот читатель знает, как знает дитя, что каждая вещь
может иметь десятки и сотни разных значений. Этот читатель способен, например,
следить за тем, как усердствует поэт или мыслитель, стараясь убедить и себя
самого и читателей в правильности своего понимания и оценки вещей, он может
наблюдать за автором насмешливо и усматривать в кажущемся произволе и свободе
писателя лишь принужденность и пассивность. Этот читатель уже постиг то, о чем
не ведают профессора и литературные критики: что такой вещи, как свобода в
выборе материала и формы, вообще не существует. Если литературовед говорит:
«Шиллер в таком-то году выбрал такой-то материал, который решился воплотить в
пятистопных ямбах», — то читатель второго типа знает, что ни материал, ни ямбы
поэт не был волен выбрать, и этот читатель находит удовольствие не в том, чтобы
видеть материал, которым владеет поэт, а как раз наоборот – чтобы видеть поэта
под ярмом материала. При таком взгляде на вещи почти полностью исчезают так
называемые эстетические достоинства и величайшую притягательность и ценность в
глазах читателя могут иметь, напротив, огрехи и неточности автора. Ибо этот
читатель не идет за автором, слушаясь его, как лошадь возницу, он идет как
охотник за дичью, и внезапно открывшаяся его взгляду изнанка мнимой свободы писателя,
его зависимость и пассивность, может восхитить такого читателя более, нежели
все обольщения прекрасного владения мастерством и выпестованного словесного
искусства.


На том же
пути, однако еще одной ступенью выше, мы находим, наконец, третий тип читателя.
Вновь следует подчеркнуть, что никому из нас нет нужды относиться постоянно к
какому-то из указанных типов, что каждый из нас сегодня принадлежит к первому,
завтра к третьему, а послезавтра — ко второму из них. Итак, третья и последняя
стадия. Этот читатель, очевидно, есть полная противоположность тому, что
принято называть «хорошим» читателем. Этот читатель в такой мере является
личностью, в такой мере самостоятелен, что совершенно свободен в своем
отношении к книге. Он не стремится пополнить свои знания или развлечься, он
использует книгу не иначе, чем любую другую вещь, она служит ему только
отправной точкой и побуждением. В сущности, ему все равно, что читать. Философа
он читает не с тем, чтобы поверить автору, принять его теорию, и не с тем, чтобы
враждовать с нею, подвергать ее критике; поэта он читает не для того, чтобы
воспринять его воззрения на мир. Он мыслит самостоятельно. Он, если угодно,
сущее дитя. Он со всем играет — а в известном смысле нет ничего более
плодотворного и ценного, чем игра со всем на свете. Если такой читатель найдет
в книге прекрасную сентенцию, мудрость, истину, он для начала попробует
перевернуть ее с ног на голову. Он давно знает, что и противоположность всякой
истины есть истина. Он давно знает, что всякая идеальная точка зрения есть
полюс, у которого имеется противоположный полюс. Он дитя в той мере, в какой
ценит ассоциативное мышление, однако он знает и мышление иного рода. И вот так
этот читатель, или, скорее, вот так каждый из нас, пребывая в третьей стадии,
может читать все что вздумается — роман, учебник грамматики, расписание
движения поездов, корректурные листы из типографии. В часы, когда наша фантазия
и способность к ассоциациям достигают вершины, мы ведь и вообще уже не читаем
написанного на бумаге — мы плывем в потоке побуждений и идей, которые
устремляются к нам из прочитанного. Они могут появиться из текста, они могут
родиться и просто из облика печатных знаков. Газетное объявление может стать
откровением. Счастливейшая, самая жизнеутверждающая мысль может возникнуть из
совершенно безразличного слова, которое мы перевернули, с буквами которого
затеяли игру, как с детской мозаикой. В таком состоянии сказку о Красной
Шапочке можно прочесть как космогонию или философию — или как роскошный
эротический текст. А можно и надпись «Coloradomaduro» на ящике от сигар прочесть, играя
словами, буквами и созвучиями, и в своем воображении проделать путь по всем
бесчисленным царствам знаний, воспоминаний и мысли.


Но, возразят
мне, разве это чтение? Разве человек, который читает прозу Гёте, не задумываясь
о взглядах и мнениях Гёте, словно объявление или случайный набор букв, вообще
читатель? Разве стадия, которую ты называешь третьей и последней, не является
низшей, ребяческой, варварской? Куда исчезает для такого читателя вся музыка
Гёльдерлина, страстность Ленау, воля Стендаля, мощь Шекспира? Возражение
справедливо. Читатель третьего типа — уже не читатель. Человек, привыкший
задерживаться на этой стадии, вскоре перестает читать, ибо орнамент ковра или
расположение камней в кладке стены для него имеет такую же ценность, как
прекраснейшая страница со стройными рядами букв. Ему хватило бы
одной-единственной книги — листка, заполненного буквами алфавита.


Так оно и
есть: читатель на этой последней стадии вообще не читатель. Наплевать ему на
Гёте! Не нужен ему Шекспир. Читатель последней стадии уже не читает вовсе.
Зачем ему книги? Разве не весь мир в его душе?


Тот, кто
надолго задержится на этой стадии, уже не будет читать. Но на ней никто не
остается на долгое время. Впрочем, тот, кто совсем не побывал в этом состоянии,
все же читатель плохой, незрелый. Он же не узнал, что вся поэзия и вся мировая
мудрость существуют и в нем самом, что даже величайший поэт черпает из
единственного источника — того, который есть у каждого из нас, в нашем
существе. Хотя бы раз в жизни побудь — хотя бы день, хотя бы час — в третьей
стадии, стадии уже-не-чтения, и ты затем (покинув ее, что очень легко) станешь
стократ лучшим читателем, лучшим слушателем и истолкователем всего, что ни
будет написано. Лишь один раз взойди на эту ступень, где камень при дороге для
тебя не менее значим, чем Гёте и Толстой, — в Гёте, Толстом, во всех писателях
ты с этих пор будешь открывать несравнимо большие ценности, обретешь больше
сока и меда, больше утверждения жизни и твоего собственного бытия. Ибо творения
Гёте — это не Гёте, и сочинения Достоевского — не Достоевский, а лишь попытка,
сомнительная, не доведенная до конца попытка совладать с многоголосым,
многозначным миром, центр которого есть сам писатель.


Попытайся хотя
бы раз поймать череду мыслей, пришедших тебе в голову где-нибудь на прогулке.
Или, что представляется более легкой задачей, — приснившийся ночью сон. Тебе
снилось, что некто грозил тебе палкой, но затем вдруг вручил тебе орден. Кто же
этот человек? Ты вспоминаешь и находишь в нем черты друга или отца, но в том
человеке было и что-то иное: ты находишь в нем нечто женственное, неизъяснимым
образом ощущаешь его сходство с твоей сестрой или с возлюбленной. А палка,
которой он замахивался на тебя, посох с крюком, напоминает трость времен твоих
школьных лет, с нею ты совершил свое первое пешее путешествие, и тут вдруг тебя
разом захлестывают сотни, тысячи воспоминаний, и когда ты пытаешься схватить и
записать содержание нехитрого сна, хотя бы сокращенно, бессвязными, но наиболее
важными словами, ты, еще не добравшись до момента вручения ордена,
обнаруживаешь, что мог бы написать целую книгу, две книги, а то и десять. Ибо
сон — это окно, в котором тебе открылось то, что наполняет твою душу, а
содержание твоей души — это мир, не больше и не меньше, весь мир, от часа
твоего рождения и по сей день, весь, от Гомера до Генриха Манна, от Сириуса до
Земли, от Красной Шапочки до Бергсона… И как твоя попытка записать сон
соотносится с миром, включающим в себя твой сон, так же и творчество писателя
соотносится с тем, что он хотел высказать.


Вот уже сто
лет ученые и простые читатели пытаются истолковать вторую часть гётевского
«Фауста», предлагая иногда очень хорошие, иногда откровенно глупые, иногда
поразительно глубокие, иногда самые пошлые трактовки. Однако в каждом
поэтическом произведении — пусть в сокровенной его глубине — тайно существует
неизъяснимая многозначность, или, в терминах современной психологии, «высшая
детерминированность символики». Не увидев ее хотя бы однажды, не осознав ее
бесконечного изобилия и недоступности для окончательного истолкования, ты
останешься ограниченным в своем отношении к любому поэту и мыслителю, будешь
полагать целым лишь малую часть целого, будешь верить трактовкам, которые лишь
едва касаются поверхности произведения.


Подниматься и
спускаться по трем читательским ступеням может любой человек, в любой области —
это разумеется само собой. На каждую из трех ступеней, между которыми
существует множество промежуточных стадий и переходов, ты можешь подняться,
обратившись к зодчеству или живописи, зоологии или истории. И всюду третья
ступень, на которой ты более всего и есть ты сам, будет означать конец чтения,
исчезновение поэзии, исчезновение искусства, исчезновение всемирной истории.
Однако, пока у тебя возникнет хотя бы догадки о том, что происходит на этой
ступени, все книги, все творения наук и искусств ты будешь читать только так,
как школяр читает грамматику.


1920


 


Магия книги


 


Величайший из
всех миров, какие человек создал силою своего духа, а не получил в дар от
природы, — это мир книг. Рисуя на грифельной доске первые буквы и впервые
пытаясь что-то прочесть, ребенок совершает первые шаги в искусственном и
чрезвычайно сложном мире — столь сложном, что целой жизни человеческой не хватит,
чтобы постичь его и научиться безупречно применять его законы. Без слова, без
письменности и книги нет истории, нет и понятия «человечество». И пожелай
кто-то заключить в небольшом пространстве, скажем, в доме или комнате, всю
историю человечества, он смог бы достичь своей цели только одним способом —
собрав библиотеку. Мы уже поняли, что занятие историей и историческое мышление
небезопасны, а в последние десятилетия в нашем восприятии мира совершился
мощный переворот и оно обратилось против истории, но именно благодаря этому
стало ясно, что, отказавшись от постоянных попыток овладения историческим
духовным наследием, мы никоим образом не сможем вернуть нашей жизни и нашей
мысли утраченную ими невинность.


Для всех
народов слово и письменность — понятия священные и магические, именование вещей
и письмо изначально были магическими действиями, волшебством, благодаря
которому дух овладевал природой; письмо почиталось как дар богов. В древности у
большинства народов письмо и чтение были тайными искусствами, доступными лишь
жрецам; считалось великим, необычайным событием, если молодой человек решался
приступить к изучению этих могущественных искусств. Добиться этого было
непросто — к тайнам допускались лишь немногие, и это право приобреталось ценой
самоотречения и жертв. С точки зрения сегодняшних демократических цивилизаций,
в те времена ценности духа были большей редкостью, чем ныне, и почитались как
более благородные и священные, ибо находились под защитой богов, допуск к ним
предоставлялся не каждому. Тяжкие пути вели к ним, сокровища духа нельзя было
получить даром. Мы в состоянии составить себе лишь слабое представление о том,
что это означало — быть приобщенным к тайнам письменности во времена
иерархических и аристократических культур, когда такого знатока окружал не
знающий грамоты народ. Это было отличием, властью, белой и черной магией,
талисманом и волшебной палочкой.


Сегодня — по
видимости — изменилось. Сегодня мир книги и духа открыт — по видимости — всем и
каждому, более того, если кто-то пожелает остаться в стороне, его против воли
вовлекут в этот мир. Сегодня — по видимости — знание грамоты мало что значит в
сравнении с тем, чем является для людей способность дышать или, скажем, умение
ездить верхом. Сегодня — по видимости — письменность и книга полностью лишились
прежде присущей им ауры особого достоинства волшебства, магии. Несомненно, в
различных религиях и сегодня существует понятие о «Священном», богооткровенном
писании, однако единственная пока еще могущественная религиозная организация
Запада, Римско-католическая церковь, не слишком большое значение придает тому,
чтобы приобщать мирян к чтению Библии. Священных книг в наши дни нигде уже нет,
они остались разве что у небольшой группы благочестивых иудеев да среди
приверженцев некоторых протестантских сект. В известных случаях при вступлении
в должность требуется принесение присяги на Библии, но сегодня жест возложения
руки на священную книгу представляет собой лишь холодный, мертвый след некогда
жарко пылавших сил, и для простых людей здесь, как и в словах присяги, уже
отсутствует какая-либо связь с магией. Книга перестала быть тайной, книги всем
доступны, по видимости. С точки зрения либеральной демократии, это прогрессивно
и разумеется само собой, но, если подойти к делу с других позиций, свидетельствует
об обесценивании и вульгаризации духа.


Не позволим же
отнять у нас приятное сознание достигнутого прогресса и будем радоваться:
чтение и письмо уже не являются привилегией некой гильдии или касты; за время,
истекшее после изобретения печатного станка, книга стала предметом общего
пользования и вместе с тем предметом роскоши, распространенным в широчайших
слоях; благодаря высоким тиражам книги не дороги, и потому в любом народе
лучшие произведения его писателей (так называемая классика) доступны даже
малоимущим. Не будем слишком огорчаться, замечая, что понятие «книга» почти
совершенно утратило свою былую возвышенность, а с недавних пор кино и радио еще
больше принизили в глазах толпы ценность и привлекательность книги. Нет нужды
опасаться и того, что в будущем книгам грозит опасность исчезновения, —
напротив, чем больше с помощью новых, других изобретений будут удовлетворяться
определенные потребности людей в развлечениях и нужды народного просвещения,
тем больше будут возвращаться к книге ее достоинство и авторитет. Ибо при всем
ребяческом увлечении идеями прогресса людям станет ясно, что у письменности и
книги есть особые функции, которые не исчезнут вовеки. И окажется, что
словесное выражение мысли и передача его на письме — не просто полезное подспорье,
а единственное средство, благодаря которому человечество может иметь
собственную историю и сохранять способность сознавать себя как целое.


 


Сегодня мы еще
окончательно не достигли того момента, когда молодые конкуренты — кино, радио и
прочее — могли бы перенять от печатного слова те его функции, о которых и
жалеть не придется. В самом деле, удивительно, почему, например, ничтожные в
поэтическом отношении, но изобилующие всякого рода событиями, характерами,
ситуациями, проявлениями чувств развлекательные романы не распространяются в
виде серии картинок наподобие фильмов, не передаются по радио, не тиражируются
в какой-то другой форме, смешанной из этих двух. Тысячи людей не теряли бы
попусту время и не портили бы зрение, читая подобные книги. Но соответствующее
разделение труда, которого мы еще не обнаруживаем явно, тайно давно уже
существует в некоторых студиях и мастерских. Уже сегодня мы нередко слышим, что
тот или иной «поэт» отошел от сочинения книг и обратился к кинематографу. В
этом случае необходимый и желательный переход уже состоялся. Ведь полагать,
будто «поэзия» и придумывание фильмов суть одно и то же или имеют много общего,
— это заблуждение. Я отнюдь не хотел бы превозносить «поэтов» и представлять
создателей киносценариев как менее достойных авторов. Нет, ничего подобного, но
человек, стремящийся нечто описать или о чем-то рассказать, используя слова и
письмо, занимается принципиально другим делом, нежели человек, который эту же
историю берется рассказывать с помощью определенной расстановки каких-то людей,
которых снимает оператор, вертящий ручку киноаппарата. Может оказаться, что
художник слова — жалкий писака, а кинематографист — гений, не в этом дело.
Важно, что то, о чем толпа еще не догадывается и о чем узнает, пожалуй, лишь по
истечении долгого времени, уже началось в кругу творческих людей —
принципиальное разделение средств, которыми достигаются разные художественные
цели. Конечно, и после того, как это разделение произойдет окончательно, будут
создаваться никудышные романы и пошлые фильмы, и авторами их будут не
затронутые культурой «таланты», расхитители добра, взявшиеся за дело, в котором
некомпетентны. Но если мы хотим достичь ясности понимания и помочь как
литературе, так и ее нынешним соперникам, разделение это необходимо. Если оно
состоится, фильм уже не сможет повредить литературе, как в свое время было с
фотографией, причинившей некоторый ущерб живописи.


Но вернемся к
нашей теме. Я упомянул, что книга по видимости лишилась былой магической
силы, что неграмотные люди сегодня по видимости встречаются лишь
изредка. Почему же только по видимости? Неужели древнее волшебство еще
живо? Неужели где-то остались священные книги, дьявольские книги, магические
книги? И понятие «магия книги» не ушло в прошлое безвозвратно, не превратилось в
легенду?


Да так оно и
есть! Законы духа столь же мало изменяются, как законы природы, и точно так же
не могут быть «упразднены». Можно упразднить сословие жрецов или, скажем,
гильдии звездочетов, можно лишить их привилегий. Можно сделать общедоступными научные
знания и поэтические творения, которые прежде были тайным достоянием,
сокровищем избранных. Можно даже заставить людей, многих людей, освоить эти
сокровища. Но все это затронет лишь поверхность, а по сути в мире духа ничто не
изменилось с тех самых пор, как Лютер перевел Библию на немецкий язык и
Гутенберг изобрел печатный станок. Магия по-прежнему существует, и духом
владеет — как тайной — некая иерархически организованная группа избранных, с
той лишь разницей, что группа эта теперь стала безымянной. Вот уже несколько
веков письменность и книга являются у нас общим достоянием всех классов
общества, примерно так же, как после отмены сословных законов об одежде общим
достоянием стала мода; однако и раньше и теперь мода создается немногими, и
платье, которое носит стройная красавица, наделенная хорошим вкусом, выглядит
совсем по-другому, чем точно такой же наряд, надетый заурядной особой. Со
времен демократизации духа произошло очень забавное и сбивающее с толку
перемещение: главенство, ускользнув от жрецов и ученых, очутилось там, где на
его пути уже нет преград, но где оно не может ни утвердиться законным образом,
ни опереться на какой-либо авторитет. Ибо слой людей владеющих духом и
письменностью, слой которому по видимости принадлежит главенство — ведь
он формирует общественное мнение или хотя бы обнародует его лозунги, — этот
слой не тождествен слою творческому.


Не будем
увлекаться абстракциями. Возьмем наудачу какой-нибудь пример из новейшей
истории мысли и книги. Представим себе образованного, начитанного немца,
живущего в 1870-1880-х годах, пусть это будет судья, врач, профессор
университета, да просто частное лицо. Что же он читал? Насколько был знаком с
творческой мыслью своей эпохи и своего народа? Какой вклад вносил в жизнь
своего времени и что совершал для будущего? Где ныне та литература, которую
критика и общественное мнение тех лет считали добротной, стоящей, необходимой
читателям? От нее почти ничего не осталось. В те годы, когда Достоевский писал
романы, когда Ницше был непризнанным и осмеянным одиночкой в богатой и жадной
до удовольствий Германии, немецкие читатели, старики и молодежь, верхи и низы,
читали, например, Шпильхагена и Марлитт или в лучшем случае — миленькие
стихотвореньица Эмануэля Гейбеля, издававшиеся тиражами, каких с тех пор не
знавал ни один поэт, да еще читали поэму о Зекингенском трубаче, популярность
которой превзошла и эти стишки.


Подобным
примерам несть числа. Нетрудно заметить: дух ныне стал демократичнее — по
видимости, и духовные сокровища эпохи — по видимости — принадлежат всякому, кто
умеет читать. Но в действительности все значительное происходит под покровом
тайны; где-то в катакомбах, верно, укрылась каста жрецов или кружок
заговорщиков, оставаясь анонимной, эта каста вершит судьбы духа и, наделяя
своих посланцев властью и могучей силой, воздействующей на целые поколения, без
всякого законного основания рассылает их по земле, а вдобавок печется о том,
чтобы общественность, довольная, ибо ее просвещают, не заметила чудес, которые
творятся прямо у нее под носом.


 


Но даже не
обращаясь к столь обширной и сложной области, мы что ни день можем видеть, как
чудесны и удивительны судьбы книг, которые то демонстрируют могущество высшего
очарования, то обретают дар скрывать что-то, делая невидимым. Поэты живут и
умирают, не известные никому или признанные лишь немногими, и мы видим, как уже
после смерти, нередко спустя десятилетия после смерти, творения их внезапно
воскресают в сиянии славы, неподвластные времени. Мы с изумлением видим, как
единодушно отвергнутый народом Ницше, исполнив свою духовную миссию в отношении
горстки читателей, с запозданием в несколько десятилетий стал одним из
любимейших авторов, которого, сколько ни печатай, все будет мало; мы видим, что
стихотворения Гёльдерлина спустя сто с лишним лет после их создания привели в
восторг студенческую молодежь; что из всей сокровищницы древней китайской
мудрости вдруг, спустя тысячи лет, в послевоенной Европе один лишь Лао-цзы был
открыт, скверно переведен, не менее скверно прочитан и почему-то стал модным,
как Тарзан или фокстрот, но в живом продуктивном слое людей духа его влияние
поистине огромно.


И еще мы
видим: каждый год тысячи и тысячи детей идут в первый класс, учатся буквам и
слогам, и мы постоянно замечаем, что для большинства детей умение читать быстро
становится чем-то вполне обычным и малоценным, тогда как других детей с каждым
годом, с каждым десятилетием жизни все более очаровывает и удивляет их умение
пользоваться волшебным ключом, полученным в школе. Навык чтения дается сегодня
всякому, но лишь немногие понимают, какой могущественный талисман им вручен.
Ребенок, гордый своим недавно усвоенным знанием азбуки, учится читать стихи или
афоризмы, затем небольшие рассказы, впервые берется за сказки, а затем — не
имеющее призвания большинство применяет свое умение читать лишь к репортажам и
коммерческим газетным статьям, и лишь немногие избранники остаются во власти
чар и удивительного волшебства букв и слов (ведь каждое из них некогда было
волшебным словом, магическим заклинанием). Эти-то немногие и станут читателями.
В детстве они открывают для себя несколько стихотворений и рассказов в
хрестоматии, Клаудиуса или Хебеля, Хауфа; научившись читать, они не отвернутся
от этих произведений, но будут все больше углубляться в мир книг, с каждым
новым шагом открывая, как просторен, как многолик и отраден этот мир! Поначалу
они приняли его за хорошенький детский садик, в котором есть клумба тюльпанов и
пруд с золотыми рыбками, теперь же сад становится просторным парком, затем —
окрестностью, частью света, миром; он становится раем и Берегом Слоновой Кости,
манит все новыми чудесами, расцветает все новыми красками. И то, что вчера
казалось садом и парком или дремучим лесом, сегодня или завтра предстанет
храмом, святилищем, в котором тысячи залов и притворов, где витает дух всех
времен и народов, в каждый миг готовый вновь пробудиться и вновь стать единым
во всем многоголосом разнообразии своих явлений. И каждому истинному читателю
бесконечно огромный мир книг открывается по-иному, каждый в нем ищет и находит
еще и себя самого. Один пробирается от детских сказок или приключений среди
индейцев к Шекспиру и Данте, другой — от главы о звездном небе, прочитанной в
школьном учебнике, к Кеплеру и Эйнштейну; третий — от смиренной детской молитвы
к священной прохладе сводчатых построений святого Фомы или Бонавентуры, или к
зданиям на высотах талмудистской мысли, или к светлым, весенним притчам
Упанишад, к трогательной мудрости хасидов, к лапидарным и в то же время столь
милым, столь благонравным и остроумным учениям древних китайских писателей.
Тысячи дорог ведут через дебри к тысячам целей, и ни одна цель не бывает
конечной — за каждой открывается новый простор.


От мудрости
истинного адепта или от его удачи будет зависеть, заблудится ли, погибнет ли он
в дебрях своего книжного мира или найдет в нем дорогу и сделает то, что было им
пережито при чтении, пережитым и в действительности, поставленным на службу
жизни. Те, кому не дано познать волшебство книжного мира, рассуждают о нем так
же, как люди, лишенные музыкального слуха, о музыке, и нередко любят
предостерегать книгочеев, что, мол, чтение — это пагубная, опасная страсть,
ведущая к беспомощности в жизни. Отчасти они, пожалуй, правы, но прежде надо
еще установить, что,мы понимаем под жизнью, действительно ли следует
считать жизнь лишь противоположностью духа, и напомнить о том, что
огромное большинство мыслителей и наставников, от Конфуция до Гёте, на славу
умели пожить. Тем не менее в книжном мире есть действительно свои опасности, и
они прекрасно известны педагогам. Страшнее ли эти опасности, чем те, что таит
жизнь, не изведавшая великих просторов книжного мира, — поразмыслить об этом я
до сих пор не нашел времени. Я ведь писатель, один из тех, кто был околдован
еще в детстве, и если бы меня постигла участь Гайстербахского монаха и я на
несколько столетий затерялся бы в храмах и лабиринтах, пещерах и океанах
книжного мира, то я даже не заметил бы, что доступный для меня мир уменьшился.


Но я не имею в
виду постоянное возрастание числа книг, которое мы наблюдаем сегодня; нет, даже
если бы ко всем прежним книгам не прибавилось ни одной новой, каждый истинный
читатель стал бы изучать сокровища былых времен, покорять их, радоваться им.
Каждый новый изучаемый нами язык обогащает душу чем-то новым, а языков ведь
гораздо больше, чем тех, о которых мы узнали в школе. Ведь существует не просто
испанский, или итальянский, или немецкий (даже с учетом пресловутых трех
периодов — древнего, средневекового и современного) — о нет, существует сотня
немецких языков, существует столько немецких, испанских, английских языков,
сколько имеется в каждом из этих народов разных способов мыслить и разных
оттенков ощущения жизни, нет, еще больше — языков столько, сколько у народа
оригинальных мыслителей и поэтов. Современником Гёте, к сожалению, не нашедшим
у него признания, был Жан Поль (Фердинанд Рихтер), писавший на совершенно
другом — но истинно немецком — языке. И все языки, в сущности, не переводимы!
Попытка народов, достигших высокого культурного уровня (немцы как раз на самом
верху), перевести и таким образом сделать своим достоянием всю мировую
литературу, есть нечто чудесное и в отдельных случаях принесшее великолепные
плоды, и все же эта попытка не вполне удалась, да она и не может быть успешной.
Не написаны еще немецкие гекзаметры, которые зазвучали бы и впрямь
по-гомеровски. Великая поэма Данте за последние сто лет не один десяток раз
переводилась на немецкий язык, но каков результат? В последнем по времени
переводе его автор — в поэтическом отношении наиболее талантливый из всех
переводчиков Данте, — сознавая несовершенство любых попыток передать
средневековые стихи средствами современного языка, нашел для своего Данте
особый язык — язык средневековой немецкой поэзии; этот переводчик заслуживает
всяческого восхищения.


Но даже если
читатель не изучает никаких новых языков, даже если не знакомится с новыми для
него литературами, он может бесконечно долго заниматься чтением,
дифференцировать его, углублять, формировать. Каждая книга каждого философа,
каждое стихотворение каждого поэта со временем обращают к читателю новый,
изменившийся лик, понимаются читателем по-новому, будят в нем новые отклики. В
юности я впервые, и далеко не все понимая, прочитал «Избирательное сродство»
Гёте, и это была совершенно иная книга, нежели то «Избирательное сродство»,
которое я перечитываю сегодня, кажется, в пятый раз! Такое чтение отличает одна
таинственная и великая особенность: чем разборчивее, прочувствованнее, чем
осмысленнее мы читаем, тем явственней видим неповторимое, индивидуальное и
строго обусловленное в каждой мысли и каждом поэтическом произведении, видим и
то, что вся красота, вся прелесть основаны именно на этой индивидуальности и
неповторимости; и в то же время мы все более ясно понимаем, что сотни и тысячи
голосов разных народов устремлены к одной цели, что эти народы поклоняются
одним и тем же, только по-разному именуемым, богам, лелеют одни и те же мечты,
претерпевают одни и те же страдания. Сложнейшее хитросплетение бессчетных
языков и книг, созданных за многие тысячи лет, в моменты озарений предстает читателю
как возвышенная и сверхреальная Химера — лик человека, из тысячи противоречивых
черт претворенный магией в единое целое.


1930


 


Заметки о поэзии и критике


 


О хороших и
плохих критиках


 


Одаренный
человек, родившийся для своего призвания, явление отрадное и редкое, таковы
прирожденный садовник, прирожденный врач, прирожденный педагог. Еще большая
редкость — прирожденный поэт. Он, быть может, кажется недостойным своего
дарования, он, быть может, довольствуется своим даром, не воспитывая в себе
верности, мужества, терпения, усердия, которые только лишь и дают таланту
возможность творить, но всегда он чарует, оставаясь баловнем природы, всегда
обладает дарами, которых не заменят ни усердие, ни истовые труды, ни доброта
мыслей.


Однако еще
большая редкость, нежели прирожденный поэт, — прирожденный критик, то есть
критик, который не из усердия или учености, не от прилежания и трудолюбия и не
из партийной пристрастности, тщеславия или злобы воспринял первые побуждения к
своим критическим трудам, а высшей милостью — благодаря природной остроте ума,
природной способности мыслить аналитически, относиться к культуре серьезно и
ответственно. Этот избранный высшей милостью критик всегда, наверное, обладает
и какими-то личными свойствами, которые служат к украшению или, напротив, не
красят его дарование, он может быть добродушным или злым, тщеславным или
скромным, рубящим сплеча или уживчивым, может пестовать свой талант или пускать
его на ветер, но он всегда превосходит критика, который только прилежен, только
образован, — ибо ему дарована благодать творчества. История литературы,
особенно немецкой, показывает, что прирожденные поэты являлись в мир чаще, чем
прирожденные критики. Если вспомнить одну лишь эпоху от молодого Гёте до Мёрике
и Готфрида Келлера, можно назвать десятки имен, и все это истинные поэты. Меж
тем период от Лессинга до Вильгельма Гумбольдта уже менее богат значительными
именами.


Но если народ
может обойтись без поэтов, что, по трезвом размышлении, очевидно, если поэт
представляет собой исключительный или редкий случай, то развитие прессы привело
к тому, что критика стала устойчивым институтом, профессией, неотъемлемым
фактором общественной жизни. Есть ли спрос на поэтические сочинения,
потребность в поэзии, нет ли их, потребность в критике все равно существует,
ибо общество нуждается в институтах, которые способны взять на себя
интеллектуальное осмысление явлений текущего времени. Мы рассмеялись бы,
вообразив себе поэтические конторы и поэтические ведомства, однако мы ничуть не
удивляемся и считаем правильным то, что в прессе трудятся многие сотни
критиков, получающих плату за свой труд. Возражать тут не приходится. Но
настоящий, прирожденный критик — большая редкость; приемы критики становятся
более изощренными, ремесло совершенствуется, а приумножения настоящих дарований
не видно, и мы замечаем, что сотни и сотни критиков на жалованье, всю жизнь
занимающихся своим трудом, до некоторой степени изучили его приемы, но
глубочайший его смысл не постигли. Точно так же мы видим сотни врачей или
коммерсантов, которые не имеют внутреннего призвания и своей профессией,
худо-бедно освоенной, занимаются кое-как.


Не знаю,
является ли такое положение дел вредным для всего народа. Для народа
непритязательного в отношении литературы, каким следует считать немцев (у них
на десять тысяч человек не найдется ни одного, по-настоящему владеющего своим
родным языком в его устной или письменной форме; министром и университетским
профессором у немцев может стать человек, не умеющий говорить по-немецки), —
для такого народа, вероятно, не имеет значения и то, что среди критиков
существует пролетариат, так же как существует пролетариат среди врачей и
учителей.


Однако поэту
зависимость от весьма ущербного механизма критики приносит большой вред.
Неверно полагать, что поэт избегает критики, что из тщеславия, свойственного
всем художникам, он предпочитает настоящей, проницательной критике любое пустое
славословие. Как раз наоборот. Конечно, поэт жаждет любви, как и всякое живое
существо, но точно так же он жаждет быть понятым и признанным, и пресловутые
насмешки посредственных критиков по адресу поэта, который будто бы не терпит
никаких замечаний, почерпнуты из мутных источников. Всякий настоящий поэт
радуется настоящей критике, но не потому, что она может научить его чему-то,
касающемуся его мастерства, ибо этого она как раз не может; зато замечания
критика содержит в высшей степени важные для поэта разъяснения и поправки,
благодаря дельной критике поэт видит самого себя среди своего народа и свое
творчество — в культуре народа, в процессе обмена дарованиями и достижениями,
он не остается непонятым в своем творчестве (не важно, оценивается ли оно
чрезмерно высоко или, напротив, низко), не обречен на существование в мертвящей
нереальности.


Бездарные
критики (из-за своей неуверенности они агрессивны, ибо вынуждены судить о
ценностях, которых не чувствуют глубоко и способны лишь ощупывать снаружи с
помощью шаблонных приемов) любят упрекать поэтов в тщеславии и чрезмерной
чувствительности к замечаниям, более того — во враждебном отношении к интеллекту
вообще, так что в конце концов ни в чем не повинный читатель запутываться и уже
не может отличить настоящего поэта от длинноволосого слабоумного рифмоплета,
пишущего в газетах. Я сам не раз пытался повлиять на второразрядных критиков
(разумеется, не преследуя какие-то личные цели, а лишь в интересах авторов,
которым не уделялось достаточного внимания), не желая непременно изменить их
оценки, а просто чтобы побудить их к размышлениям, для чего предоставлял им
фактические сведения. Но ни разу я не встретил у критиков доброжелательного,
делового подхода, вообще чего-то похожего на ревностное служение во имя
духовности. Ответом этих профессионалов всегда был жест, означающий: «Оставь
нас в покое! Не относись к делу так ужасно серьезно! Подумай, ведь мы света
божьего не видим, трудимся как проклятые на ненавистной поденщине; к чему мы
придем, если с таким пристрастием будем изучать каждую написанную нами статью!»
Словом, профессиональные критики второй и третьей руки к своему делу относятся
так же холодно и безответственно, как заурядные фабричные рабочие к своему
труду. Такой критик освоил какой-то из методов, который был моден, когда сам он
был молод и только учился ремеслу, и с тех пор неизменно им пользуется. Метод
же состоит либо в том, что критик все принимает с усмешкой и мягким скепсисом,
либо – что превозносит все, неумеренно преувеличивая, либо – что еще как-нибудь
уклоняется от своей прямой задачи. Или он вовсе не берется (и это самый частый
случай) критиковать литературные достоинства и интересуется не ими, а только
происхождением, образом мыслей или тенденцией автора. Если автор принадлежит к
какой-то враждебной партии, критик его отвергает, причем в ход идут нападки или
высмеивание. Если он из той же партии, что и критик, то его хвалят или по крайней
мере щадят. Если же не принадлежит ни к какой партии, то его часто вовсе не
замечают, поскольку за ним не стоит никакая сила.


Следствие
всего этого — не только разочарование поэтов, но и фальсификация зеркала, в
котором читателю предлагается видеть условия и движения его духовной и
культурной жизни. В самом деле, мы обнаруживаем огромные различия между
картиной духовной жизни, которая предстает в прессе, и самой этой жизнью. Часто
мы на протяжении многих лет наблюдаем, что критики в прессе подробно обсуждают
и представляют нам как значительные имена и произведения, которые не оказывают
ни малейшего влияния ни на один слой населения; видим и то, что полностью
замалчиваются авторы и книги, сильно воздействующие на жизнь и настроения
времени. Ни в одной области техники или экономики народ не потерпел бы столь
произвольного и беспечного преподнесения сведений. В отделах спорта и торговли
заурядной газеты работа ведется гораздо более дельно и добросовестно, чем в
отделе культуры; правда, счастливые исключения изредка бывают, это надо
признать.


Настоящий
критик, критик по призванию, может допускать любые огрехи и вольности, тем не
менее его критика всегда будет более верной, чем критика сколь угодно
основательного и добросовестного коллеги, не наделенного творческим даром.
Прежде всего остального, истинный критик обладает безошибочным чутьем на
подлинность и добротность слога, тогда как критик средней руки легко смешивает
оригинальное произведение и подражательную поделку, принимает блеф за правду.
Истинный критик узнаётся по двум важнейшим признакам. Во-первых, он пишет
хорошо и живо, с языком он в ладах и не употребляет слов как придется.
Во-вторых, у него есть потребность и стремление не подавлять свое субъективное
отношение, свою индивидуальность, а напротив, выражать их с такою ясностью,
чтобы читатель мог с пользой для себя использовать его субъективный подход, так
же как мы применяем мерило, — в этом случае читатель, не разделяя субъективных
оценок и предпочтений критика, сумеет, зная его реакции, вывести собственные
объективные суждения. Проще говоря, хороший критик в такой мере сам является
личностью и выражает свое индивидуальное отношение с такой резкостью, что
читатель знает и чувствует, с кем имеет дело, через какого рода линзу пропущены
те лучи, которые предстают его взору. Гениальный критик может всю жизнь
отвергать гениального поэта, осмеивать его и подвергать нападкам, но по тому,
как реагирует критик, читатель составит себе представление о сущности поэта.


Главным же
недостатком слабого критика является то, что личность его не отличается
яркостью или что он не умеет ее выразить. Но ведь и самые сильные слова хвалы
или хулы не оказывают воздействия, будучи высказаны тем, кого мы совершенно не
видим, кто не способен проявить свою личность, кто остается для нас нулем. Как
раз бездарный критик нередко склонен обманывать нас видимостью объективного
отношения и представлять дело так, будто бы эстетика — точная наука. Он не
доверяет своим инстинктам и маскирует их взвешенным подходом («да, разумеется…
но вместе с тем…») и нейтральным отношением. Нейтралитет критика почти всегда
вызывает подозрения и является недостатком — недостатком страстности духовного
переживания. Страстность, коли она у критика есть, ему следует не утаивать, а,
наоборот, всячески выражать. Критику не следует держаться так, словно он
какой-то измерительный прибор или министр культуры, — он должен уметь отстоять
себя как личность.


Отношение
заурядных авторов к заурядным же критикам таково: по-настоящему они друг другу
не верят, критик, правда, придерживается невысокого мнения об авторе, но
опасается: как бы этот малый не вышел, чего доброго, в гении. Автор же
чувствует, что критик его не понимает, не признает за ним ни достоинств, ни
недостатков, но автор рад уже и тому, что не попал на зуб критику, который его
раскусит и, раскусив, уничтожит, он надеется завести дружбу с критиком и
использовать его к собственной выгоде. Убогое, крохоборское отношение, оно
царит между посредственными авторами немецких книг и посредственными немецкими
критиками, и в этом смысле социалистическая пресса ничем не отличается от
буржуазной.


Настоящему
поэту ничто так не отвратительно, как панибратские отношения с посредственной
критикой, с этой бездумной фельетонной машиной. Он, скорей, постарается ее
спровоцировать, ему гораздо приятнее быть оплеванным и растерзанным ею, чем
позволять снисходительно похлопывать себя по плечу. К истинному критику, даже
если тот открыто выступает как противник, он всегда испытывает своего рода
коллегиальное чувство. Получить признание и квалифицированную оценку от
сильного критика — все равно что получить точный диагноз от знающего врача.
Совсем не то, что выслушивать пустословия профанов! Тут можно испугаться, можно
обидеться, но при этом будешь сознавать, что тебя принимают всерьез, даже если
диагноз равносилен смертному приговору. А в смертные приговоры никогда ведь в
глубине души не веришь.


<…>


 


О так
называемом выборе материала


 


«Выбор
материала» — расхожее словцо критиков, многие без него вовсе не могут обойтись.
Средней руки критик, работающий в газете, что ни день знакомится с навязанным
ему материалом, который надлежит пустить в работу. Он завидует автору если не в
чем другом, то в свободе творчества, мнимой свободе. Кроме того,
критик-поденщик имеет дело почти исключительно с бульварной литературой, с
имитацией словесного искусства, а умелый романист может выбирать свой материал
в известной мере произвольно и по основаниям чисто рациональным. Однако и здесь
его свобода во многом ограничена. Виртуоз легкого жанра свободно выбирает,
скажем, место действия, в своем новом романе он, следуя модам времени,
перенесет действие на Южный полюс или в Египет, опишет политические круги или
компании спортсменов и будет обсуждать в своей книге животрепещущие вопросы
общественной жизни, морали, права. Но за фасадом насущных проблем даже у
отъявленного эпигона будут разыгрываться события той жизни, которая
соответствует его глубочайшим представлениям, сформировавшимся помимо его воли,
и он не сможет преодолеть своей склонности к определенным характерам,
определенным ситуациям — и полного равнодушия ко всем остальным. Даже в «самом
китчевом» произведении происходит откровение души — души его автора, и даже
самый плохой сочинитель, не способный обрисовать ни один образ, ни одну
коллизию человеческих взаимоотношений, все же непременно достигнет того, о чем
сам и не помышляет, — в своей поделке он обнажит свое «я».


В истинно
художественном произведении выбор материала вообще отсутствует. «Материал», то
есть главные действующие лица и проблемы, никогда не выбирается автором, он
представляет собой изначальную субстанцию любой поэзии, это авторское видение,
авторское душевное переживание. Писатель может уклониться от какого-то видения,
избежать жизненно важной проблемы, может не взяться за реально пережитый им
самим «материал» по причине своей неспособности или удобства ради. Но
«выбирать» материал он не властен. Содержанию, которое он считает подходящим и
желательным из чисто рациональных и чисто художественных соображений, автор не
может придать видимости того, что оно, это содержание, действительно явлено ему
высшей милостью, что оно не вымучено разумом, а пережито душой. Конечно,
истинные поэты нередко пытались выбирать материал, «командовать» поэзией —
результаты таких попыток всегда чрезвычайно интересны и поучительны для
собратьев по перу, но во всех случаях это творения мертворожденные.


Короче говоря,
если кто спросит автора истинно художественного произведения: «Не следовало ли
вам выбрать другой материал?», то больше всего это будет похоже на пожелание
врача заболевшему воспалением легких: « Ах, насколько было бы лучше, если бы вы
отдали предпочтение насморку!»


 


О так
называемом побеге в искусство


 


Нередко
слышишь: художник не должен бежать от действительности в искусство.


Как это
понимать? Почему художник не должен от нее бежать?


Если подойти с
точки зрения художника, разве искусство не является в первую очередь попыткой
восполнить недостатки жизни, исполнить в мнимом мире неисполнимые желания,
исполнить в поэзии неисполнимые требования, короче говоря, сублимировать в духе
то, что неприемлемо в жизни?


И почему
указанное требование всегда предъявляется только к людям искусства? Почему от
государственного мужа, врача, боксера или пловца не требуют, чтобы он в порядке
любезности прежде одолел неурядицы в своей личной жизни, а уж потом бежал бы
заниматься делами, получать удовольствие от службы и спорта.


То, что
«жизнь» безусловно более трудна, чем искусство, для мелких критиков, очевидно,
аксиома.


Однако стоит
взглянуть на многих, слишком многих художников, которые все время весьма
успешно бегут от искусства в жизнь, рисуют убогие картины и пишут убогие книги,
но зато являются милейшими людьми, радушными хозяевами, добрыми отцами
семейства, благородными патриотами!


Нет, если уж
человек считает себя художником, я предпочел бы, чтобы он вел свою битву,
ставил своего героя там, где велят задачи его профессии. Я полагаю, очень много
верного (или, скорее, верного лишь наполовину) скрывается за мыслью о том, что
всякое совершенствование творчества поэта оплачивается его жертвами в личной
жизни. Иначе творения не создаются. Глупо и безосновательно утверждать, что
искусство рождается от избытка, от счастья, от удовлетворенности и гармонии.
Если все прочие достижения человека появляются лишь из-за нужды, лишь под суровым
давлением необходимости, то почему искусство должно быть исключением?


 


О так
называемом бегстве в прошлое


 


Другое
«бегство», ныне порицаемое злободневной критикой, — это так называемое бегство
в прошлое. Когда писатель пишет что-то, решительно не похожее на очерки о модах
или спорте, когда он уходит от сиюминутных вопросов, обращаясь к проблемам
общечеловеческим, когда погружается в исторические эпохи или во внеисторическое
художественное пространство за пределами времени, его немедленно укоряют за то,
что он «бежит» от своего времени. Вот так же и Гёте «бежал» в мир «Геца» и
«Ифигении», вместо того чтобы просветить нас относительно семейных проблем
франкфуртских или веймарских обывателей.


1930






Любимые книги


 


Бесконечно
часто мне задавали вопрос: «Что вы любите читать больше всего?»


Любящему
зарубежную литературу трудно ответить на этот вопрос. Должно быть, я прочитал
десятки тысяч книг, иные — неоднократно, а некоторые даже по многу раз, и я в
принципе против того, чтобы исключать из моей библиотеки и из круга моего
внимания или хотя бы интереса какую-либо литературу, направление или отдельных
авторов. Но вопрос тем не менее оправдан, и на него даже в известной мере можно
ответить. Кто-то считает себя благодарным и неразборчивым едоком, отдающим должное
как черному хлебу, так и жаркому из оленины, как простой морковке, так и
форели, но все же и у такого человека есть три-четыре любимых блюда. Кто-то при
мысли о музыке в первую очередь вспоминает Баха, Генделя и Глюка, однако не
пренебрегает ни Шубертом, ни Стравинским. Вот и я, если поразмыслить
хорошенько, в любой литературе нахожу области, эпохи, тональности, которые мне
ближе и милее всех прочих. Например, из греков Гомер мне ближе, чем трагики,
Геродот — ближе, чем Фукидид. Кроме того, признаюсь, я не питаю склонности к
патетическим авторам, и чтение их сочинений дается мне с трудом; в сущности, я
не люблю патетиков, и мое глубокое уважение к ним отчасти есть результат
насилия над собой, идет ли речь о Данте или Хеббеле, Шиллере или Стефане
Георге.


Область
литературы, которую я в течение моей жизни исследовал чаще всего и которую
знаю, пожалуй, лучше всех прочих, — это сегодня уже очень далекая от нас и даже
ставшая легендой Германия 1750-1850 годов, Германия того столетия, средоточие и
вершину которого являет собой Гёте. В этот край, где, я уверен, не подстерегают
меня ни разочарования, ни неожиданные сенсации, я снова и снова возвращаюсь
после своих путешествий в древнейшие эпохи и отдаленнейшие страны, возвращаюсь
к поэтам, авторам писем и жизнеописаний, к ним, истинным гуманистам, которые
все же хранят дух народности, почвы. Особенно живо затрагивают меня книги, если
представленные в них природа, народ и язык близки и знакомы мне с детских лет;
тогда, я испытываю от чтения особенное счастливое чувство, оттого что мне
внятны тончайшие нюансы, сокровеннейшие намеки, легчайшие созвучия. Трудно и
даже болезненно дается мне расставание с одной из таких книг, когда после нее я
принимаюсь за сочинение, которое вынужден читать в переводе, или такое, в котором
эта органичная, истинная, зрелая речь и музыка вообще не звучит. Конечно же,
ощущение счастья дарует прежде всего немецкий язык юга и запада Германии,
алеманский и швабский диалекты, достаточно назвать лишь имена Мёрике и Хебеля,
но блаженство переполняет меня и при чтении почти всех прочих немецких и
швейцарских авторов той благословенной эпохи: от молодого Гёте до Штифтера, от
«Юности Генриха Штиллинга» до Иммермана и Дросте-Хюльсхофф, а то, что огромное
большинство этих великолепных, чудесных сочинений ныне можно найти лишь в
немногочисленных библиотеках, общедоступных или частных, на мой взгляд, есть
один из самых тревожных и отвратительных симптомов нашей ужасной эпохи.


Но кровь, почва и родной язык — еще далеко не все в
литературе, как и во всем прочем; кроме них, есть целое человечество и есть
возможность, снова и снова вызывающая радость и удивление, — в самом далеком и
чужом открывать родное, любить и близко узнавать то, что кажется наглухо
закрытым и недоступным. Я постиг это в первой половине моей жизни благодаря
тому, что познакомился с духовными сокровищами индийцев, а позднее и китайцев.
К индийцам меня хотя бы вели известные пути и предназначения, ибо мои родители
и родители моих родителей жили в Индии, изучали индийские языки и вкусили от духа
Индии. Но что существует чудесная китайская литература и особенная китайская
ветвь человеческого рода и человеческого духа, которая не только станет для меня дорогой и любимой,
но, сверх того, дарует мне духовный приют и вторую родину, — об этом я не догадывался,
пока не дожил до четвертого десятка. Случилось неожиданное — мне, до той поры
не знавшему в литературе Китая ничего, кроме Ши Цзина в переложении Рюккерта,
однажды благодаря переводам Рихарда Вильгельма и других открылось то, без чего
я теперь уже не представляю себе жизни, — китайско-даосский идеал мудрости и
блага. Мне, ни слова не понимавшему по-китайски и никогда не бывавшему в Китае,
выпало счастье найти в китайской литературе, отдаленной от нас на два с
половиной тысячелетия, подтверждение моих собственных догадок и обрести
духовную атмосферу и родину, которые прежде я находил лишь в мире, где были мой
родной дом и родной язык. Китайские учителя и мудрецы, о которых рассказывают
великолепный Чжуанцзы, Ле-цзы и Мэн Кэ, оказались полной противоположностью
патетиков; удивительно безыскусные и близкие народной и будничной жизни, они не
терпели никакой фальши и любили жить в добровольном уединении, в
непритязательной простоте, а слогу их можно изумляться и радоваться без конца.
Скажем, Конфуций, великий противник Лао-цзы, систематик и моралист,
законодатель и охранитель нравственности, среди всех мудрецов старых времен
единственный, кому была свойственна некоторая торжественность стиля,
характеризуется так: «Не тот ли он, кто знает, что дело не пойдет, и все же
берется за дело?» Спокойный тон, юмор и простота здесь такие, каких я не знаю
ни в одной другой литературе. Я часто вспоминаю эти слова, а также и некоторые
другие, подчас они приходят мне на ум, когда я размышляю о событиях в мире или
когда слышу речи тех, кто намерен править миром в ближайшие годы или
десятилетия и сделать его совершенным. Эти люди поступают так же, как великий
Конфуций, однако не имеют свойственного тому понимания, что «дело не пойдет».


Нельзя не вспомнить и о японцах, хотя они занимали
меня, давали пищу уму далеко не в той же мере, что китайцы. Ведь в Японии,
которую мы сегодня, как и Германию, знаем только как воинственную страну, вот
уже много столетий существует нечто столь великое и вместе с тем остроумное,
столь одухотворенное и вместе с тем решительно, даже безоглядно устремленное к
практической стороне жизни, как дзэн, этот цветок, не отделимый от буддизма
Индии и Китая, но лишь в Японии расцветший во всей своей красе. Дзэн я считаю
одним из ценнейших благ, каких может достигнуть народ, ибо мудрость и практика
этого учения достойны великих Будды и Лао-цзы. И еще меня чаровала — в
различные, разделенные долгими паузами периоды — японская поэзия и прежде всего
ее стремление к предельной простоте и краткости. Современную немецкую лирику не
станешь читать, если перед тем читал японцев: наши стихи покажутся безумно
напыщенными и ходульными. Японцы выдумали столь чудесную вещь, как
семнадцатисложное стихотворение, и они всегда понимали, что искусство не
выигрывает от того, что его восприятие облегчают, а как раз проигрывает.
Когда-то один японский поэт написал, например, стихотворение всего из двух
строк, в котором говорится о том, что в заснеженном лесу расцвели цветы на
ветках сливы. Он показал стихи ценителю, и тот сказал: «Вполне достаточно одной
ветки». Поэт понял, насколько верна эта критика и как далеко ему самому до
истинной простоты, он последовал дружескому совету, и стихи его не забыты по
сей день.


Иногда смеются
над нынешним перепроизводством книг в нашей маленькой стране. Но будь я сегодня
молод и полон сил, я не занимался бы ничем, кроме издания книг. Эти труды во
имя поддержания жизни духа мы не вправе откладывать до того времени, когда
воевавшие страны оправятся после войны, мы не вправе и заниматься этой работой
второпях, идя на поводу у конъюнктуры и не заботясь о том, чтобы быть
щепетильно совестливыми. Ибо для мировой литературы не меньшую опасность, чем
война и ее последствия, представляют новые — некачественно и наспех изданные —
книги.


1945


Сочинение на тему: «Книга — это товарищ, это верный друг»

Опубликуем несколько сочинений, на тему: «Книга — это товарищ, это верный друг», размещенных на разных ресурсах сети Internet. Ознакомьтесь с представленными сочинениями и у вас непременно появятся идея о чём написать в своем сочинении.

Сочинение #1: Книга — это товарищ, это верный друг

Практически у каждого человека что-то в жизни связано с книгой. Она сопровождает нас везде – начиная от первых букв, и заканчивая всей жизнью. В первом классе дети знакомятся с букварем. Он становится для них настольной книгой и верным другом. В каждый период взросления количество друзей увеличивается. С каждым годом существования.

Сложно представить свою жизнь без книги. Она учит, развлекает, вовлекает в новый неизведанный мир. Во время чтения все внешнее отходит на второй план, становится зыбким, неуловимым и незначительным. Конечно, у всех свои вкусы и чаяния. Кто-то любит классику, кто-то – детективы, мистику или женские романы. Жанров существует великое множество, и под каждый возраст подпадает своя категория.

Книги великолепны, как друзья, тем, что не требуют от своего читателя быть веселым, грустным или общительным, как того требуют социальные связи. Нет, про это можно забыть. Взять любимую книгу, и предаться чтению в том настроении, какое есть. Веселый сюжет может поднять настроение, грустный – заставить прочувствовать это, и заплакать, что-то романтичное и легкое может отправить в невиданные дали мечтаний. Можно полностью отдаться себе и сюжету, ни на кого не отвлекаясь, никуда не торопясь, и наслаждаясь процессом.

Кстати сказать, научные трактаты и фундаментальные сочинения не относятся к романтичным восприятиям, полетам души или фантазии. Чтобы их воспринимать, нужно открыть свое сознание для анализа, размышления и сопоставления фактов и исследований. Здесь требуется сухое, логическое мышление, сознание, открытое для впитывания нужных специализированных знаний.

Особый интерес представляет художественная литература. Здесь имеет место полет фантазии, мысли, очарования автора и т.п. Читая такое произведение, читатель подсознательно проживает события жизни главных героев, сопереживает им, влюбляется, плачет. Целая насыщенная увлекательная жизнь. Уже забывается, что эти люди не существуют, не дышат. Они как будто сходят со страниц, в них вдыхает пульс влюбленный читатель.

Мне нравится посещать книжные магазины и библиотеки. Конечно, в магазине все новое, красивое, пахнет свежей печатью. Острый запах новизны. Любому человеку будет приятно открыть такое издание, которое, даже, скрипит.

То ли дело – библиотека! Здесь есть возможность взглянуть в глаза старине, настоящему раритету! Некоторые книги даже страшно взять в руки из-за того, что они могут обратиться в прах. Сердце замирает от осознания причастности к реликвии человеческого знания и культуры. Разве что-то другое, изготовленное человеческими руками, заслуживает такого же уважения?

Для любого отдельно взятого человека его спектр интересов имеет первостепенное значение. Абсолютно одинаковых личностей просто не существует. Часто бывает и так, что обычное общение человеку недоступно. Зато он может сколько угодно читать книг, вникать в их глубинный смысл и сюжет. Это интересно, увлекательно, завораживающе и заставляет задуматься о вечном. Поэтому не стоит забывать, что у каждого дома на полке стоит целая коллекция верных надежных друзей!

Источник: uchim-klass.ru


Сочинение #2: Книга — это товарищ, это верный друг

Есть мнение. что в современном мире книга утратила свое былое значение. Зачем нужно читать книги, если у нас есть кино, телевидение и интернет? Действительно на первый взгляд сложно не согласиться и подумать, что книги давно ушли в прошлое. Однако, рассуждая таким образом, люди часто не понимают всю силу чтения литературы.

Книга развивает наш мозг. Подобно тому как спортсмены, чтобы нарастить мышечную массу тягают гантели, книги позволяют прокачивать свой интеллект. Это происходит из-за того, что чтение позволяет увеличивать словарный запас и улучшает воображение, а это способствует увеличению нейронных связей в головном мозге.

Польза чтения книг состоит в улучшении концентрации внимания на какой либо деятельности. Сегодня большинство людей имеют проблемы с концентрацией, а книги могут избавить вас от этой проблемы.

Конечно же книга — это разговор. Разговор с величайшими людьми когда либо жившими на этой планете. Они уже давно умерли, но у нас есть уникальная возможность поговорить с ними, прочтя их труды. И именно поговорить, ведь при чтении внутри человека всегда идет внутренний диалог с автором. В этом диалоге читатель может не соглашаться с какой то позицией, а автор стараться его переубедить.

Чтение — это отличный отдых. Книга позволит отвлечься от повседневных проблем и перенестись в воображаемый мир. Известный факт — чтение позволяет избавляться от стресса и способствует успокоению нервной системы человека.

Книга дарит нам неоценимый опыт. Если это нехудожественная литература такая как учебник, то из нее можно почерпнуть информацию и повысить свою эрудированность. Если литература художественная, вы сможете извлечь из нее опыт о характерах людей, поглубже окунуться в психологию человеческих взаимоотношений. Это в дальнейшем поможет при принятии жизненных решений и в понимании людей вокруг себя.

Как мы видим у книг есть масса незаменимых качеств. Закончить хотелось бы словами Вольтера: «Читая в первый раз хорошую книгу, мы испытываем тоже чувство, как при приобретении нового друга. Вновь прочитать уже читанную книгу — значит вновь увидеть старого друга.»

Источник: uchim-klass.ru


Сочинение #3: Книга — это товарищ, это верный друг

Мы ходим в школу, учимся читать и писать, начинаем «дружить» с книгами. Что может быть занимательнее, чем чтение хорошей книги? Читая, попадаешь в таинственный и волшебный мир, переносишься в далекое прошлое или будущее.

Наша учительница говорит, что книги отвечают на многие наши вопросы, заставляют думать и сопереживать героям. Я очень люблю читать книги современных авторов: Распутина, Белова, Астафьева; они рассказывают о наших сверстниках, показывают, как поступают ребята в той или иной ситуации, какие проблемы встают перед ними.

Мне очень нравится герой рассказа Валентина Распутина «Уроки французского». Писатель показывает одаренного мальчика, которому сложно живется. Поражает сила воли ребенка. Меня поразила фраза мальчика, что он не представляет себе, что можно прийти в школу, не выучив какой-то урок.
А что делается сегодня в школе? Многие ребята месяцами не делают заданий, надеются на товарищей, соседей по парте, что те дадут списать, помогут на контрольной.

Книг много, они учат нас наукам, помогают ориентироваться в жизни. Я люблю читать книги, это помогает в учебе.

Источник: mysoch.ru


Сочинение #4: Книга — это товарищ, это верный друг

Человек, любящий и умеющий читать, – счастливый человек. Он окружен множеством умных, добрых друзей. Друзья эти – книги.
К. Паустовский


«Чтение – вот лучшее учение». Это высказывание слышали все. И с ним нельзя не согласиться. Книга книг «Библия» гласит: «Вначале было Слово». И со слова все начиналось. Отделы рукописей разных библиотек хранят старинные фолианты, пришедшие к нам из глубины веков. Древняя Русь ценила книги как величайшие сокровища. Иметь несколько книг означало обладать целым состоянием.

«Повесть временных лет» называет книги реками, «напояющими Вселенную» мудростью неизмеримой глубины. «Если прилежно поищешь в книге мудрости, – замечал летописец, – то найдешь великую пользу душе своей». Не случайно на старых книгах встречаются надписи: «Горе тому, кто черкает у книг по полям, на том свете бесы исчеркают ему лицо железом»; «Эту книгу ни продати, ни отдати нельзя». Читатель книг ощущал себя приобщенным к вечной мудрости мира. Создателями сочинений выступали люди большой художественной культуры, искренне заботившиеся о судьбах своей родины.

Культура чтения предполагает работу памяти. Совершенствуя свои навыки чтения, мы стремимся получить как можно больше информации, испытать удовольствие от новых для нас мыслей, от языка писателя. Закончив читать, мысленно возвращаемся к прочитанному. Обдумываем полученную информацию, оцениваем ее, размышляем над идеями или образами. Это позволяет не только запомнить, о чем пишется в книге, но иногда побуждает нас возвращаться к полюбившемуся произведению не раз.

У каждого есть своя любимая книга, которую он может читать бесконечное число раз с любой страницы. Я люблю читать, да и как не читать книг! Жизнь без них скучная. Без них не знаешь, что есть, что было, что будет на земле. Нет, без книг жизнь неинтересная.

Источник: fictionbook.ru


Сочинение #5: Книга — это товарищ, это верный друг

У каждого человека в жизни есть хотя бы один друг. Друг – это тот, кто никогда не оставит в беде, кто придёт на помощь даже тогда, когда другие отвернутся. Мы называем друга того, кто поможет полезным советом в трудную минуту и в трудный час, того, кого любим всем сердцем, того, кому доверяем.

У меня много друзей. Как хорошо! Если мне скучно или грустно, то друг меня обязательно развеселит. Мы очень часто вместе мечтаем и фантазируем. Мне было очень тяжело, если бы у меня не было друзей. Неважно, сколько их. Главное, чтоб они были настоящими друзьями.

Книга – мой лучший друг с самого детства.
Прочитав книгу, я все больше начинаю мыслить и думать, получать огромное удовольствие, узнаю массу полезного и интересного. А сколько бывает ситуаций, когда может помочь мудрый совет из книги.

Я стараюсь читать везде, где бы не находилась. Книги научили меня мудрости, логике, мыслить в разных направлениях, знаниям и умению видеть перед собой цель и находить нужные средства для её достижения.
Некоторые ученые и просветители считали, что без книг не возможно обойтись в жизни. И просветитель Гидро считал: «Человек перестает мыслить, когда перестает читать» . Я с ним полностью согласна. Вот почему следует стремиться к общению с умными книгами, внимать их слова, учиться у них и самому становиться мудрее.

Источник: otvet.mail.ru


Сочинение #6: Книга — это товарищ, это верный друг

Издревле сказания, истории, песни передавались из «уст в уста». Это сравнимо с игрой «телефон»: сказали одно, а передали уже иное. Потому у одной истории было множество вариаций финала. Позже на Руси появляется первая письменность, а значит и книги. Люди начинают читать, узнавать что-то новое, развиваться и писать. Они пишут уже свои истории, рассказы и запечатлевают это на бумаге, в книгах. Читая чужие истории, невольно тоже хочется стать творцом своего маленького мира и поведать о нем остальным. О твоем мирке узнают, им нравится, нравится и тебе внимание окружающих. Но еще более приятно становится, когда в твоей истории, в твоих персонажах видят не просто буквы, а реальных людей — себя. Приятно, когда твоя история помогает читателю поверить в свои силы или же просто найти выход из трудной ситуации. Приятно знать, что твое творение не просто интересное, но и полезное.

Книга — это огромный источник знаний, энциклопедия жизни. Книга — старший товарищ человека, который идет с ним рука об руку всю его жизнь. Книга — это и учитель, который преподает нам важный урок. Книга учит, а чему — рассмотрим на произведениях, которые полюбили и взрослые и дети.

Великий русский писатель Иван Гончаров создал поистине удивительную трилогию романов. Примечательно, что все три романа начинаются на «Об»: «Обыкновенная история» «Обломов», «Обрыв». В 1847 году литератор начинает работать над вторым романом из трилогии и заканчивает его лишь через 12 лет. Роман «Обломов» впервые публикуется 1859 году в журнале «Отечественные записки».
Главный герой Илья Ильич Обломов, помещик и отставной коллежский секретарь, дни на пролет проводил на старом диванчике в не менее старом халате. У него вечно были планы, которые он откладывал на потом. И всё же «потом» явилось перед ним в лице его друга детства — Андрее Штольце. Он напоминает ему о их мечтах, укоряя за то, что тот прожигает свою жизнь впустую, и даже поднимает с дивана. Штольц знакомит Обломова с Ольгой, последняя в свою очередь решает «спасти нравственно погибающий ум». Но пробуждение длится недолго и Обломов вновь возвращается на свой диван. Все его планы и мечты так и остаются словами. Но даже несмотря на некую силу под названием «обломовщина», которая никак не хотела отпускать Обломова, а тот в совою очередь ее, Илья Ильич все равно достиг своей мечты — иметь семью, которая походила бы на ту, в которой он рос.

Обломов — герой, который не хотел прикладывать усилия, был бездеятелен и в конечном итоге отказался от «испытания». Обломовщина — нарицательное слово обозначающее безмолвие, застой, апатию и лень.

Гончаров в своем произведении показывает состояние народа того времени: войны истощали людей, крепостное право изживало себя. «Все ищут отдыха и покоя», — защищался Обломов. Нельзя винить людей в том, что они люди, а отдых — это естественная потребность человека. Но всему есть мера. Поэтому в противовес обломовщине литератор показывает антипод главного героя. Андрей Штольц — практичный и деятельный человек. Он не приемлил лени и всегда был готов к работе. Гончаров задумывал Штольца как совершенного героя, но современники писателя отказывали ему в этом, так как образ Андрея был неубедителен. Но не только образ Штольца был идеальным героем. Ольга совмещала в себе «ум» и «сердце». Она полюбила в Обломове чистую, благородную душу; в Андрее же ценила его решительность. Ольга Ильинская, как и Обломов, мечтала о счастливой семье. И смогла ее создать в союзе со Штольцем, пройдя через душевное испытание. Ведь девушка до последнего сомневалась, что сможет полюбить во второй раз. Но Андрей убеждает ее, что чувства к Обломову — ошибка, а их чувства — это и есть настоящая любовь.

Роман имеет свои плюсы и минусы. Несмотря на обломовщину, Илья Ильич имел доброе, наивное сердце. Он помогал детям, которых принимал за родных, давал вещи и деньги в долг, не волнуясь, когда их вернут. Андрей был не только трудолюбив, но добр и хорошо знал человеческое сердце. Ольга в свою очередь была готова отдать все силы, лишь бы помочь другу. Каждый из героев учит читателя: быть ли ему добрым или усердным, добиваться ли своих целей, осуществлять ли свои мечты.

Но не только герои гончаровского романа реализовывали свои мечты. Пьеса А.Н. Островского «Гроза» стала объектом ожесточенных стопор между критиками XIX и XX вв. Каждый из них имел свое виденье на героев и их поступки. Так, А.Н Добролюбов в своей статье «Лучик света в темном царстве» утверждал, что «жить в «темном царстве» хуже смерти» и «отрадно видеть избавление Катерины». Д.И. Писарев, в отличие от своего современника, утверждал обратное: «..Катерина, совершив множество глупостей, бросается в воду и делает, таким образом, последнюю и величайшую нелепость». Отчего же критики того времени так различались во мнения? И чему учит данная пьеса читателей?

Сама пьеса была написана в 1859 году, в обстановке предреформенного общественного подъёма. Патриархальный строй во много раз усложнял жизнь крестьян, что уж говорить о помещиках и оброках. В своем произведении Островский показывает ту тонкую грань, когда привычный уклад жизни уже не уместен, а новое поколение только набирает силы.

Главным действующим лицом пьесы становятся купеческая семья Кабановых. В семье царит домострой, которым правит Кабаниха, из-за чего жизнь остальных членов семьи значительно затруднена. Катерина, жена сына Кабановой, до замужества жила в семье полной любви, ласки и заботы. Родители в ней души не чаяли. Оттого она и была уверена, что ее собственная семья будет ничем не хуже. Но действительность часто расходится с мечтами. Марфа Игнатьевна сковывает молодую сноху цепями рабства. Ей не нравится, что та не хочет придерживаться «семейных обрядов»: «Ты вот похвалялась, — говорит она снохе, — что мужа очень любишь; вижу я теперь твою любовь-то. Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце; а тебе, видно, ничего…»

От прежних мечтаний не остается и следа. Теперь Катерина ведет строгий быт замужней женщины. И так бы прошла ее жизнь, но волею судьбы или Бога, она встречает племянника Дикова — Бориса Григорьева. И обменявшись несколькими взглядами, молодые люди влюбляются в друг друга. Они тайно встречаются, пока муж Катерины в отъезде. Девушка, привыкшая к любви и ласки, но разочаровавшаяся в семейной жизни, склонна к увлечениям, игре фантазии. Но, увы, нравственная свобода девушки давно сломлена, оттого ее чувства берут вверх: она страдает от борьбы с собой и с семьей. С одной стороны свобода чувств, а с другой обязанности жены. Наступает гроза. Девушка еще с детства ее боялась, считая это небесной карой. Катерина уверена, что на сей раз гроза пришла именно за ней, ведь на душе у нее грех. Пронзенная грозами совести, она не выдерживает и признается во всем. Ей становится невыносимо, отчего ее воображение рисует могилу с цветочками.
И Катерина бросается в Волгу, добровольно себя наказывая. Но наказание ли это для нее? Ведь мечтала девушка о свободе, и не значит ли, что она ее достигла?

«Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней, что хотите! Тело ее здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша: она теперь перед судьей, который милосерднее вас!»

Островский не показывает, что выход из сложной ситуации — самоубийство. Нет. Он показывает, что у всего есть свое время, будь то общественный строй или внутренние переживания. Катерина становится заложницей этого общественного строя. Но самоотверженный вызов обществу и девушка спасает себя, обретая свободу единственным возможным для нее способом.

Время… сколько еще испытаний временем должен пройти человек, чтобы осознать свою ценность и место в этом мире? Так, об испытаниях временем прошедшем для пяти самоотверженных девушек-зенитчиц, рассказывает Б.Л. Васильев в повести «А зори здесь тихие…». Произведение было написано и опубликовано в 1969 году, но читая его, читатель будто переносится в те холодные и ужасные года. Главный герой — Федот Васков, комендант 171-разъезда в карельской глуши. Из-за того, что разъезд был в тихой обстановке, зенитчики начинают маяться от безделья и пьянства. Тогда комендант просит прислать ему непьющих и сильно удивляется, когда видит перед собой два отделения девушек-зенитчиц. «Женщинам ведь труднее всего на войне», — говорил сам автор. В своей повести Борис Васильев показывает, как обычные девушки, которые и думать не могли, что когда-то будут воевать, но без колебаний пошли на фронт, способны на героические поступки.

Одна из зенитчиц, командир отделения Маргарита Овсянина, замечает немецких диверсантов и докладывает об этом Васкову. Тот понимает, что они хотят проникнут к стратегическим объектам и решает их остановить. Он собирает отряд из пяти человек и ведет их по одному ему известному короткому пути. Однако оказывается, что немецкий отряд состоит из 16 диверсантов и без поддержки им не остановить врага. Васков отправляет за подмогой Лизу Бричкину, простую девушку, которая выросла в деревне и вела хозяйство. Девушка всегда жила в ожидании завтра. В начале это «завтра» было для нее смерть больной матери, после — возможность учиться в городе. Но в конечном итоге ее «завтра» — это начало войны, окопы и 171-разъезд, в который она бежала с важный поручением. Но, увы, по глупости или в силу невнимательности Лиза тонет в болоте.

Второй, кто погибает на этом задании, становится рядовой боец, ранее студентка Московского Университета — Соня Гурвич. Она была незаметной, но исполнительной девушкой. Внешне неказистой, но душой красавица. Ей хотелось сделать приятное Федоту Васкову: найти его кисет. Но доброе дело обернулось для нее плачевным исходом. Немецкий диверсант нанес ей два ножевых ранения, из-за которых она тут же скончалась. Неизвестно, как сложилась бы ее дальнейшая судьба, но произошедшего не исправить. Сделать добро, чем не подвиг в наше время?

Но не каждый из девушек мог похвастаться выдержкой и рвением к бою. Так, в отличие от Овсяниной или Комельковой, маленькая Софья Четвертак была в полной растерянности от происходящего. Она добровольно пошла на фронт, но ее ожидания не оправдались, ведь война — это не «героический порыв», а «неукоснительное исполнение воинских уставов». Соня была сиротой, оттого с самого детства врала и жила в своем воображаемом мире. Но с началом войны жестокая реальность отрезвила разум девушки. Это и родило в ней «тупой, чугунный ужас». Страх и пули в спину и погубили ее. Можно ли винить человека в том, что ему страшно, что ему хочется спрятаться от всего в своем маленьком мирке? Нет, это было бы весьма глупо. Не каждому даны героические порывы и не каждый сможет не сбежать от действительности.

Лучше всех жестокую и холодную реальность знали младший сержант Маргарита Овянина и рядовой боец Евгения Комелькова. У обеих был нелегкий жизненный путь, обе потеряли родных людей и сами погибли героями. Знали они, что их ждет на этом задании? Нет. Было им страшно? Безусловно. Но эти девушки столько пережили, что отдать жизнь на этом задании для них было как само разумеющееся. Подумаешь, они не остановили бы вражеский отряд и те добрались бы до железный дороги. Но причина рождает следствие. Цепочка была бы запущена и она могла привести к печальным последствиям. Поэтому каждый из них не видел никаких вариантов, кроме как остановить врага любой ценой здесь и сейчас. На хрупкие женские плечи взвалилась ноша непосильная даже для «сильного пола». В этом и состоит парадокс женской нежной души, которая совмещает в себе и любящую мать, и самоотверженную защитницу Родины.

Война меняет людей. А подобные моменты могут и вовсе сломать человека. 74 года прошло с окончания Великой Отечественной войны, но события тех дней мы никогда не забудем. Лишь якори в лице родных людей заставляют жить дальше. А если их нет? Тогда нужно создавать, искать новый смысл жизни, как это решает сделать главный герой рассказа «Судьба человека» Андрей Соколовский. Несмотря на то, что герой остается наедине с собой, один в этом мире, и, казалось бы, нет ничего такого, что могло бы изменить его «темное царство», таким лучиком становится любовь в лице Вани.
Чему же читатель может научиться у столь удивительных героев? Всего и не перечислить. Но самое главное, что явно бросается в глаза — не важно кто ты, кем родился, важен лишь твой внутренний стержень. Не зря же существует крылатая фраза: героями не рождаются, героями становятся.
«Школа должна научить не тому, что читать, а тому — как. Особенно — сегодня, когда XXI век предложил книге столь соблазнительный набор альтернатив, что чтение может выродиться в аристократическое хобби вроде верховой езды или бальных танцев», — так говорил русский писатель и литературовед Александр Генис. Не менее верно выразился и американский писатель Джорж Карлин, говоря, что не так важно научить детей читать, намного важнее научить детей обдумывать то, что они читают. Два разных человека, но как похожи слова. Без осознания не будет пользы, но еще же надо уметь правильно осознавать. Ведь чаще происходит так, что люди предпочитают легкое чтиво или же вовсе читают не задумываясь.

Не стоит забывать о том, что у книг есть создатели. Именно авторы пытаются научить читателя новому. Мы сами создаем те удивительные миры и сами же в них погружаемся. Мы сами себе учителя, а вот выучим ли урок — уже другой вопрос.

Источник: nsportal.ru


Сочинение #7: Книга — это товарищ, это верный друг

Я думаю,что книги,это не только развлечение,но и незаменимый помощник человека.

Во-первых, есть учебная литература: справочники, учебники, словари, энциклопедии. Используя учебники, мы узнаём о мире всё больше и больше.

Во-вторых, книга, как верный друг, может помочь в трудную минуту или дать полезный совет каждому из нас. Книга — лучший способ путешествовать, прямо не выходя из комнаты. С помощью книг мы можем оказаться в пролом или в будущем.

Поэтому, без книг жизнь человека невозможна. Или, как говорил К.Ушинский «Каждое слово языка, каждая его форма есть результат мысли и чувства человека, через которые отразилась в слове природа страны и история народа. «Есть только одно средство стать человеком — чтение книг.

Источник: znanija.com


Сочинение #8: Книга — это товарищ, это верный друг

Чтобы понять, какое место книга занимает в жизни того или иного человека, важно определить дистанцию между ней и собой. Если в доме чтение имеет место очень редко, то внутренний мир этого хозяина беден, а сам человек не вызывает интереса в беседах. Если же мы имеем дело с читающими людьми, то это говорит об их любви к книгам, тяге к знаниям. Являясь багажом бесценной информации, она должна быть незаменимым партнером в каждом доме.

Для многих из нас книга является настоящим другом. Благодаря талантливым авторам в их мыслях можно найти источник для вдохновения, обнаружить любые ответы на вопросы, выявить отличного собеседника. Незаменимо и то, если в ней есть иллюстрации. Не случайно говорят, что даже обычная тоненькая брошюра может заменить лучшего советчика, так как не каждый из ребят или взрослых ответит на самые сложные вопросы. Вместе с самыми близкими людьми – родителями – книга сопровождает нас с рождения, раскрывая секреты колыбельных песен, которые так быстро воздействуют на малышей. С каждым годом мы перестаем замечать и удивляться тому, что они идут с нами по жизни рука об руку. На самом деле, стоит призадуматься, что присутствие ее в судьбах людей бесценно. Ведь вместе с героями мы переносимся в мир автора, который знакомит нас с интересными сюжетами, параллельно отвечая на вопросы, вводит в круг замечательных положительных и отрицательных героев, среди которых мы стараемся найти место и себе. Сопереживая героям произведений, мы становимся их участниками. Мы воспитываемся и развиваемся иногда на готовом материале, а нередко писатели заставляют нас найти выход, принять решение самостоятельно.

Один из трогательных рассказов о преданности человека животному под названием Е. Носова «Трудный хлеб» передает самые добрые чувства, вызывает положительные эмоции, несмотря на то, что пес родился слепым. Хозяин ни за что на свете не отказывается от своего друга. Читатель восхищается вместе с автором и его героями, проживая вместе с ними очередной эпизод.

Таким образом, книга для нас – это товарищ, так как, как правило, мы стараемся найти единомышленников на ее страницах, поддержку. Вместе с героями человек проходит испытания, оставаясь до конца преданным им. Книга – это верный друг. Она не может предать, остается с читателем до конца вместе. Поэтому нам необходимо оберегать ее от недобрых рук и потерь. Ведь ничто не может вызывать улыбку или вызывать слезы так, как это делают литературные герои писателей на страницах своих произведений.

Источник: sochinite.ru


Сочинение #9: Книга — это товарищ, это верный друг

Кто не мечтал об отважных подвигах и приключениях? Кому не хотелось бы разбавить серые будни неким количеством волшебства? Наверное, в мире вовсе не найдется человека, который бы ни разу не ловил себя на мысли, что хотел бы оказаться на месте какого – либо литературного героя. Порой это желание возникает с детства, с того периода, когда человек начинает читать простейшие произведения.

Но, на самом деле, книга – это не только способ уйти от повседневности в мир иллюзий, не только способ скоротать время с пользой, не только лучший подарок и учитель – это еще и самый верный товарищ и друг, который будет сопровождать на протяжении всей жизни.

Дружба с книгой берет начало с тех самых пор, когда мамы начинают читать сказки у колыбели и порой не кончается до глубокой старости. Конечно же, многие с прискорбием отмечают, что каждое новое поколение не настолько самозабвенно предается чтению, как предыдущие – но, на самом деле нельзя сказать, что книги совершенно немодны.

И в наше время существует очень много людей, для которых чтение является любимым занятием. Не теряют актуальности и многие творения классиков: Гоголя, Достоевского, Булгакова и пр. Хотя, стоит признать, что те концепции и жизненные принципы, которые несли и несут прозаики, довольно сильно изменились – а точнее, современная литература далеко не всегда похожа на ту, которая известна многим из школьной программы. Безусловно, есть некие вечные ценности, которые остаются – но эпохи меняются, меняется и жизнь.

На что же способна книга? Можно сказать, у нее есть несколько функций:

1. Познавательная – книги учат читателей, открывают им некие явления и процессы этого мира, которые доселе были неведомы. Книги учат, как поступать в сложных жизненных ситуациях – либо же, напротив, показывают «как поступать не надо». Книги способны перенести человека в различные страны и эпохи, показать какой была жизнь людей, рассказать о культуре, обычаях, традициях. Можно сказать, что литература является проводником сквозь время и пространство – ведь у нее нет срока годности и каких-либо иных временных рамок;

2. Развлекательная – книга это отличный способ скоротать время, причем сделать это с пользой для своего словарного запаса, кругозора и общего уровня образованности. Книги волшебны – ведь только они могут заставить сопереживать несуществующим личностям, живущим в несуществующем мире, причем, сделать это так, что у человека даже и мысли не возникнет усомниться в том, что люди и события нереальны;

2. Культурная – по сути, книги можно назвать культурным достоянием народа. Именно поэтому каждая нация с гордостью вспоминает гениев, родившихся на их земле.

Книга – лучший друг, поскольку именно она заставляет смеяться и плакать, радоваться и грустить, а также переживать целую гамму чувств, эмоций и ощущений. Я люблю книги за то, что они позволяют проживать множество жизней, сопереживая различным героям, и с ними никогда не бывает скучно.

Источник: sochinite.ru


Сочинение #9: Книга — это товарищ, это верный друг

Очень часто мы слышим высказывание о том, что книга – товарищ и верный друг. На мой взгляд, это действительно так. Книги позволяют нам открывать этот мир, они передают знания и опыт предшествующих поколений. Книга, как добрый друг, всегда даст ответ на любой интересующий вопрос.

Книги помогают нам развиваться. К примеру, учебники, школьная литература, словари и атласы помогают пополнить наш багаж знаний. При помощи этих книг мы узнаем много нового и интересного, совершаем открытия в географии и биологии, в химии и природоведении и в других не менее интересных областях науки. Но не только в школьных книгах содержаться знания об удивительном мире, который нас окружает. Недавно я прочитала историческую повесть Сергея Григорьева «Александр Суворов», эта книга рассказывает о жизни великого полководца, об исторической ситуации, сложившейся в стране в 18 веке. Благодаря интересному изложению исторических фактов, я смогла более подробно узнать о жизни людей того времени.

Также книги помогают нам понять поступки людей. На примере героев из книг мы поможем увидеть как в той или иной ситуации поступает человек, каковы причины его действий. Очень часто автор произведения высказывает собственную позиции по отношению к своим героям. Это позволяет читателю понять, где хорошо или плохо поступает персонаж книги, сделать свои заключения и выводы. Одним из наиболее известных произведений, которое ярко и эмоционально раскрывает внутренние переживания главного героя, является повесть Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание». В книге автором подробно описывается путь Раскольникова от совершенного им преступления до наказания, становление характера, терзания мук совести, которые испытает герой.

Еще одной удивительной способностью книг является то, что они помогают нам мечтать и достигать поставленных целей. В детстве нам читают сказки, в которых есть добрые, мудрые, смелые и отважные герои. Они ведут борьбу со злом и совершают добрые поступки. И, наверное, у каждого из нас в действе был такой любимый персонаж, на которого мы равнялись и мечтали быть на него похожим. Но по мере взросления человека, взрослеют и книги. И уже не сказочные герои становятся вдохновением для мечтаний, для становления целей и решений к действию.

Книги играют важную роль в жизни человека. Они являются не только источником информации, но вдохновения. Книги позволяют получить нам новые знания, они учат нас мечтать, сопереживать, верить в лучшее.

Источник: sochinimka.ru


Сочинение #10: Книга — это товарищ, это верный друг

Чтение — это увлекательное путешествие в прошлое и будущее.

Читая книги, можно много узнать не только об определенной эпохе или периоде, личности, но и о себе самом. Ситуации, описанные великими литераторами заставляют нас задуматься. А как бы я поступил на месте этого героя? Какие бы чувства появились во мне? Как я отношусь к этой ситуации? Одобряю ли я это? Эти и многие другие вопросы возникают в голове у читателя.

Читая книги, человек получает большой эмоциональный опыт. Опытный читатель всегда ставит себя на место героев, переживает их жизнь. Таким образом, человек становится мудрее. Также это способствует развитию чувственности и эмоциональности, чуткости и милосердия, добра и дружелюбия, честности и справедливости.

Трудно найти настоящего друга среди людей. Человек может предать, обмануть. К тому же взаимоотношения между людьми — вещь очень сложная. Для создания крепкой дружбы нужно быть добросердечным, мягким, нежным, чутким, эмоциональным, мудрым. Но, к сожалению, не все люди обладают этими качествами. Чтение помогает развить их. Становясь верным другом, оно помогает заводить дружбу с другими людьми.

Чтение способствует расширению кругозора. Научно-популярные книги помогают приобретать знания по ботанике, зоологии, химии, физике, истории, литературе, астрономии, этнографии и другим областям знаний. Художественная литература помогает узнать человеческую природу, в том числе характер и свойства людей, повадки. Также она помогает узнать побольше об определенном историческом периоде или личности.

Чтение — это приятное, распространенное и доступное увлечение. Повсеместно есть библиотеки, в которых устраиваются тематические мероприятия и сеансы.

В крупных городах развиты различные молодежные движения. Например, буккроссинг. Он заключается в том, что люди обмениваются книгами в разных и необычных местах. Это движение помогает не только обрести новую книгу, но и найти новых друзей.

Во многих книжных магазинах есть бюджетные серии литературы. Обычно это издания в мягкой обложке, которые быстро приходят в негодность.

Книга — это верный товарищ, верный друг. Книга никогда не бросит человека. В ней можно найти ответ на любой интересующий вопрос или найти решение волнующей проблемы. Также чтение способствует поиску новых друзей и товарищей в реальной жизни.

Источник: sochinimka.ru


Сочинение #11: Книга — это товарищ, это верный друг

Мы ходим в школу, учимся читать и писать, начинаем “дружить” с книгами. Что может быть занимательнее, чем чтение хорошей книги? Читая, попадаешь в таинственный и волшебный мир, переносишься в далекое прошлое или будущее.

Наша учительница говорит, что книги отвечают на многие наши вопросы, заставляют думать и сопереживать героям. Я очень люблю читать книги современных авторов: Распутина, Белова, Астафьева; они рассказывают о наших сверстниках, показывают, как поступают ребята в той или иной ситуации, какие проблемы встают перед ними.

Мне очень нравится герой рассказа Валентина Распутина “Уроки французского”. Писатель показывает одаренного мальчика, которому сложно живется. Поражает сила воли ребенка. Меня поразила фраза мальчика, что он не представляет себе, что можно прийти в школу, не выучив какой-то урок.

А что делается сегодня в школе? Многие ребята месяцами не делают заданий, надеются на товарищей, соседей по парте, что те дадут списать, помогут на контрольной.

Книг много, они учат нас наукам, помогают ориентироваться в жизни. Я люблю читать книги, это помогает в учебе.

Источник: megashpora.ru


Эссе — что такое, как писать, сочинение эссе, примеры

Что такое эссе

Слово «эссе» пришло в русский язык из французского и исторически восходит к латинскому слову exagium (взвешивание). Французское еззаi можно буквально перевести словами опыт, проба, попытка, набросок, очерк.

Эссе — это прозаическое сочинение небольшого объема и свободной композиции, выражающее индивидуальные впечатления и соображения по конкретному поводу или вопросу и заведомо не претендующее на определяющую или исчерпывающую трактовку предмета.

В «Толковом словаре иноязычных слов» Л.П. Крысина эссе определяется как «очерк, трактующий какие-нибудь проблемы не в систематическом научном виде, а в свободной форме».

«Большой энциклопедический словарь» дает такое определение: «Эссе — это жанр философской, литературно-критической, историко-биографической, публицистической прозы, сочетающий подчеркнуто индивидуальную позицию автора с непринужденным, часто парадоксальным изложением, ориентированным на разговорную речь».

«Краткая литературная энциклопедия» уточняет: «Эссе — это прозаическое сочинение небольшого объема и свободной композиции, трактующее частную тему и представляющее попытку передать индивидуальные впечатления и соображения, так или иначе с нею связанные».

Некоторые признаки эссе:

  • наличие конкретной темы или вопроса. Произведение, посвященное анализу широкого круга проблем, по определению не может быть выполнено в жанре эссе.
  • эссе выражает индивидуальные впечатления и соображения по конкретному поводу или вопросу и заведомо не претендует на определяющую или исчерпывающую трактовку предмета.
  • как правило, эссе предполагает новое, субъективно окрашенное слово о чем-либо, такое произведение может иметь философский, историко-биографический, публицистический, литературно-критический, научно-популярный или чисто беллетристический характер.
  • в содержании эссе оцениваются в первую очередь личность автора — его мировоззрение, мысли и чувства.

Данный жанр стал популярным в последние годы. Создателем жанра эссе считается М.Монтень («Опыты», 1580 г.). Сегодня эссе предлагается в качестве задания достаточно часто. Оно является одним из основных компонентов пакета документов (при поступлении в учебное заведение или трудоустройстве). Конкурс эссе помогает из многообразия лучших выбрать самых лучших!

Важно написание эссе и для молодого специалиста.

То, как кандидат сумел себя подать, как описал свои достижения и промахи, позволяет работодателю определить, достаточно ли хорош этот человек для бизнеса, достаточен ли его опыт работы для того, чтобы оправдать надежды в будущем и принести пользу компании (организации, предприятию).

Цель эссе состоит в развитии таких навыков, как самостоятельное творческое мышление и письменное изложение собственных мыслей.

Написание эссе чрезвычайно полезно, поскольку это позволяет автору научиться четко и грамотно формулировать мысли, структурировать информацию, использовать основные понятия, выделять причинно-следственные связи, иллюстрировать опыт соответствующими примерами, аргументировать свои выводы.

Наиболее актуальной темой для эссе молодого специалиста является тема «Я и моя карьера». Тематика эссе дана для того, чтобы комиссии (работодателю) было легко оценить особенности вашего мышления, творческие способности, энтузиазм и потенциал. Лучший способ достичь такого результата — писать прямо и откровенно, оставаясь честным перед самим собой. Если вы не честны, есть все шансы, что ваше сочинение сочтут неестественным.

Структура и план эссе

Структура эссе определяется предъявляемыми к нему требованиями:

  1. мысли автора эссе по проблеме излагаются в форме кратких тезисов (Т).
  2. мысль должна быть подкреплена доказательствами — поэтому за тезисом следуют аргументы (А).

Аргументы — это факты, явления общественной жизни, события, жизненные ситуации и жизненный опыт, научные доказательства, ссылки на мнение ученых и др. Лучше приводить два аргумента в пользу каждого тезиса: один аргумент кажется неубедительным, три аргумента могут «перегрузить» изложение, выполненное в жанре, ориентированном на краткость и образность.

Таким образом, эссе приобретает кольцевую структуру (количество тезисов и аргументов зависит от темы, избранного плана, логики развития мысли):

  • вступление
  • тезис, аргументы
  • тезис, аргументы
  • тезис, аргументы
  • заключение.

При написании эссе важно также учитывать следующие моменты:

  1. Вступление и заключение должны фокусировать внимание на проблеме (во вступлении она ставится, в заключении — резюмируется мнение автора).
  2. Необходимо выделение абзацев, красных строк, установление логической связи абзацев: так достигается целостность работы.
  3. Стиль изложения: эссе присущи эмоциональность, экспрессивность, художественность. Специалисты полагают, что должный эффект обеспечивают короткие, простые, разнообразные по интонации предложения, умелое использование «самого современного» знака препинания — тире. Впрочем, стиль отражает особенности личности, об этом тоже полезно помнить.

Перед тем как приступить к написанию эссе, обратите внимание на следующие вопросы. Ответы на них позволят вам более четко определить то, что стоит писать в эссе:

  1. Затрагивая в эссе свои личные качества или способности, спросите себя:
    • отличаюсь ли я тем или иным качеством от тех, кого я знаю?
    • в чем проявилось это качество?
  2. О деятельности, которой вы занимались (занимаетесь):
    • что заставило меня заняться этим видом деятельности?
    • почему я продолжал(ю) заниматься этим?
  3. О каждом событии вашей жизни, о котором вы упомянули:
    • почему мне запомнилось именно это событие?
    • изменило ли оно меня как личность?
    • как я на это отреагировал?
    • было ли это откровением для меня; тем, о чем я раньше не подозревал?
  4. О каждом человеке, которого вы упомянули:
    • почему я назвал именно этого человека?
    • стремлюсь ли я стать таким как он?
    • какими его качествами я восхищаюсь?
    • было ли сказано им что-то такое, что я буду помнить всю жизнь?
    • пересмотрел ли я свои взгляды?
  5. О каждом из ваших предпочтений и том, что вам не нравится:
    • почему мне это нравится или не нравится?
    • повлияло ли это обстоятельство в значительной степени на мою жизнь?
  6. О каждой вашей неудаче:
    • чему я в результате научился?
    • что полезного я вынес из этой ситуации?

Классификация эссе

С точки зрения содержания эссе бывают:

  • философскими,
  • литературно-критическими,
  • историческими,
  • художественными,
  • художественно-публицистическими,
  • духовно-религиозными и др.

По литературной форме эссе предстают в виде:

  • рецензии,
  • лирической миниатюры,
  • заметки,
  • странички из дневника,
  • письма и др.

Различают также эссе:

  • описательные,
  • повествовательные,
  • рефлексивные,
  • критические,
  • аналитические и др.

В данном случае в основу положены композиционные особенности произведения, выполненного в жанре эссе.

Наконец, предложена классификация эссе на две большие группы:

  • личностное, субъективное эссе, где основным элементом является раскрытие той или иной стороны авторской личности,
  • эссе объективное, где личностное начало подчинено предмету описания или какой-то идее.

Эссе молодого специалиста на определенную тему принадлежит ко второй группе.

Признаки эссе

Можно выделить некоторые общие признаки (особенности) жанра, которые обычно перечисляются в энциклопедиях и словарях:

  1. Небольшой объем.

    Каких-либо жестких границ, конечно, не существует. Объем эссе — от трех до семи страниц компьютерного текста. Например, в Гарвардской школе бизнеса часто пишутся эссе всего на двух страницах. В российских университетах допускается эссе до десяти страниц, правда, машинописного текста.

  2. Конкретная тема и подчеркнуто субъективная ее трактовка.

    Тема эссе всегда конкретна. Эссе не может содержать много тем или идей (мыслей). Оно отражает только один вариант, одну мысль. И развивает ее. Это ответ на один вопрос.

  3. Свободная композиция — важная особенность эссе.

    Исследователи отмечают, что эссе по своей природе устроено так, что не терпит никаких формальных рамок. Оно нередко строится вопреки законам логики, подчиняется произвольным ассоциациям, руководствуется принципом «Всё наоборот».

  4. Непринужденность повествования.

    Автору эссе важно установить доверительный стиль общения с читателем; чтобы быть понятым, он избегает намеренно усложненных, неясных, излишне строгих построений. Исследователи отмечают, что хорошее эссе может написать только тот, кто свободно владеет темой, видит ее с различных сторон и готов предъявить читателю не исчерпывающий, но многоаспектный взгляд на явление, ставшее отправной точкой его размышлений.

  5. Склонность к парадоксам.

    Эссе призвано удивить читателя (слушателя) — это, по мнению многих исследователей, его обязательное качество. Отправной точкой для размышлений, воплощенных в эссе, нередко является афористическое, яркое высказывание или парадоксальное определение, буквально сталкивающее на первый взгляд бесспорные, но взаимоисключающие друг друга утверждения, характеристики, тезисы.

  6. Внутреннее смысловое единство

    Возможно, это один из парадоксов жанра. Свободное по композиции, ориентированное на субъективность, эссе вместе с тем обладает внутренним смысловым единством, т.е. согласованностью ключевых тезисов и утверждений, внутренней гармонией аргументов и ассоциаций, непротиворечивостью тех суждений, в которых выражена личностная позиция автора.

  7. Ориентация на разговорную речь

    В то же время необходимо избегать употребления в эссе сленга, шаблонных фраз, сокращения слов, чересчур легкомысленного тона. Язык, употребляемый при написании эссе, должен восприниматься серьезно.

Итак, при написании эссе важно определить (уяснить) его тему, определить желаемый объем и цели каждого параграфа.

Начните с главной идеи или яркой фразы. Задача — сразу захватить внимание читателя (слушателя). Здесь часто применяется сравнительная аллегория, когда неожиданный факт или событие связывается с основной темой эссе.

Правила написания эссе

  • Из формальных правил написания эссе можно назвать только одно — наличие заголовка.
  • Внутренняя структура эссе может быть произвольной. Поскольку это малая форма письменной работы, то не требуется обязательное повторение выводов в конце, они могут быть включены в основной текст или в заголовок.
  • Аргументация может предшествовать формулировке проблемы. Формулировка проблемы может совпадать с окончательным выводом.
  • В отличие от реферата, который адресован любому читателю, поэтому начинается с «Я хочу рассказать о…», а заканчивается «Я пришел к следующим выводам…», эссе — это реплика, адресованная подготовленному читателю (слушателю). То есть человеку, который в общих чертах уже представляет, о чем пойдет речь. Это позволяет автору эссе сосредоточиться на раскрытии нового и не загромождать изложение служебными деталями.

Ошибки при написании эссе

В отличие от тестов, эссе не предполагают формата multiple-choice (когда вам на выбор предлагается несколько вариантов ответа). Написание эссе не ограничено по времени, вы можете переписывать его много раз, попросить друзей прочитать ваше эссе. Воспользуйтесь всеми возможностями и постарайтесь избежать распространенных ошибок.

    1. Плохая проверка.

      Не думайте, что можно ограничиться лишь проверкой правописания. Перечитайте свои эссе и убедитесь в том, что там нет каких-либо двусмысленных выражений, неудачных оборотов и т. д. Примеры, которые не стоит «брать на заметку»:

      «Я горжусь тем, что смог противостоять употреблению наркотиков, алкоголя, табака».

      «Работать в вашей фирме (организации), расположенной в чудесном месте, где много архитектуры в готическом стиле, будет для меня захватывающей проблемой».

    2. Утомительные предисловия. Недостаточное количество деталей.

      Слишком часто интересное эссе проигрывает в том, что представляет собой перечисление утверждений без иллюстрации их примерами. Для эссе характерны обычные клише: важность усердной работы и упорства, учеба на ошибках и т. д.

    3. Многословие.

      Эссе ограничены определенным количеством слов, поэтому вам необходимо разумно распорядиться этим объемом. Иногда это означает отказ от каких-то идей или подробностей, особенно, если они уже где-то упоминались или не имеют непосредственного отношения к делу. Такие вещи только отвлекают внимание читателя (слушателя) и затмевают основную тему эссе.

    4. Длинные фразы.

      Чем длиннее предложение, тем лучше — так считают некоторые кандидаты. Однако это далеко от истины. Длинные фразы еще не доказывают правоту автора, а короткие предложения часто производят больший эффект. Лучше всего, когда в эссе длинные фразы чередуются с короткими. Попробуйте прочитать эссе вслух. Если почувствуете, что у вас перехватывает дыхание, разбейте параграф на более мелкие абзацы.

      Когда вы закончите писать эссе, сделайте такое упражнение. Присвойте каждому абзацу букву: либо S (short), либо M (medium), либо L (long). S — менее 10 слов, M — менее 20 слов, L — 20 и более слов.

      Правильное эссе имеет следующий или похожий порядок букв — M S M L M S.

      Неправильное эссе характеризует такая последовательность букв — S S S M L L L.

    5. Не перегружайте эссе.

      При написании эссе отбросьте слова из энциклопедий. Неправильное употребление таких слов отвлекает внимание читателя, приуменьшает значение эссе.

Избежав подобных распространенных ошибок, вы сможете заинтересовать экспертную комиссию (работодателя) своим опытом.

Проверка эссе

Огромное значение при написании эссе имеет проверка первой его версии. При написании черновика ваша главная задача заключается в том, чтобы выработать аргументацию, отшлифовать основные мысли и расположить их в строгой последовательности, сопровождая их иллюстративными материалами или вспомогательными данными и т.д. Написав первый вариант, дайте ему день или два отлежаться, а затем вернитесь к работе по проверке и улучшению, на «свежую голову».

При проверке эссе, прежде всего, обратите внимание наследующие важные моменты:

  1. Прежде всего, важно помнить, что эссе — жанр субъективный, поэтому и оценка его может быть субъективной. Не стоит ориентироваться на всю массу работодателей.
  2. Представленные данные:

    Независимо от того, на какой вопрос вы отвечаете, вам нужно достичь определенных целей. От вас ожидают того, что при написании эссе вы будете иметь в виду следующее:

    Ответил ли я на заданный вопрос?

    Насколько понятно и точно я изложил свои мысли?

    Естественно ли звучит то, что я написал, нет ли где ошибок?

    Убедитесь также в том, что вы:

    • Продемонстрировали свое желание строить свою карьеру в определенном направлении.
    • Были «нацелены» на построение карьеры в определенной области.
    • Включили в рассказ от одного до трех качеств, сильных сторон, характерных особенностей, которые выделяют вас из массы других кандидатов.
    • Представили хотя бы один веский аргумент в пользу того, чтобы работодатель пригласил вас в свой бизнес.
  3. Навыки общения / письменной речи.

    Эссе предназначены также для того, чтобы проверить ваше умение излагать мысли на бумаге и ваши навыки письма. Консультант по вопросу отбора специалистов говорит: «Ваше эссе не должно характеризовать вас как будущего писателя или филолога, вы — будущий лидер, управляющий. Для успеха в бизнесе важно умение хорошо презентовать свои идеи, а способность выразить их на бумаге есть у тех, кто легко общается с другими людьми».

    Плохо написанное (представленное) эссе не будет способствовать тому, чтобы вас приняли в бизнес.

  4. Образ реального человека.

    Экспертная комиссия (работодатель) хочет разглядеть в эссе образ человека, который его писал. Важны не только результаты тестов, опыт работы, но и характер кандидата. «Мы ищем в документах нечто неуловимое, что не могут показать цифры, поэтому надеемся найти это в эссе. Ни в коем случае не упускайте возможность рассказать нам о себе в своих эссе. Это поможет нам убедиться в том, что мы рассматриваем кандидатуру вполне реального человека, а не просто сумму различных показателей».

    Здесь важно следующее — быть честными, искренними, неповторимыми, т. е. быть самими собой!

    Эксперты считают, что часто выпускники, соискатели очень хотят казаться кем-то: лидером, зрелой личностью, что забывают быть просто человеком!

  5. Индивидуальность.

    Единственный способ сделать так, чтобы комиссия (работодатель) разглядела за всеми документами образ конкретного человека — внести в эссе элемент личного, неповторимого, уникального. Ваши эссе сразу станут более интересными и притягивающими внимание. Они помогут выделиться среди сотен других претендентов.

    «Эссе должно быть как можно более персонализированным. Скучно читать эссе, которые изобилуют общими фразами — это пустая трата времени. Все равно ничего не поймешь о личности данного кандидата».

  6. Детали.

    Все, что вы напишете в эссе, необходимо подтверждать примерами, делать ссылки на свой опыт. Детали сделают ваши эссе интересными, уникальными, специфичными.

  7. Отличительные черты / Неповторимость / Что-то интересное, смешное.

    По мнению экспертов «выпускникам (соискателям) не следует бояться того, что они выйдут за рамки допустимого, лучше быть собой. Очень часто выпускников беспокоит то, смогут ли они произвести нужное впечатление, поэтому они убирают из эссе все, что делает их выдающимися. Столь безопасные, с точки зрения выпускников, эссе довольно утомительно читать».

    Вам вовсе не обязательно шутить в своих эссе, чтобы сделать их интересными. Однако постарайтесь использовать все имеющиеся в распоряжении средства, чтобы ваши эссе запомнились.

  8. Честность.

    Экспертная комиссия не терпит участников, которые любят пускать пыль в глаза. Будет лучше, если в эссе вы отразите истинное положение вещей. В то же время не акцентируйте внимание на своих недостатках, хотя они и присутствуют в вашем характере. Надо быть честным, но позитивным. Отзывайтесь о себе и своих качествах только положительно! Так называемые «слабые стороны» следует презентовать следующим образом: «раньше это было моим недостатком, теперь же превратилось в положительное качество».

  9. Литературное произведение.

    Представители экспертных комиссий любят такие эссе, читать которые — одно удовольствие. «Убедитесь в том, что ваше эссе легко читать. Уделите ему еще немного времени: проверьте, последовательны ли ваши мысли, ведут ли они к логическому завершению темы».

    «Юмор — великий инструмент, но пользуйтесь им разумно. Саркастический или дерзкий тон часто раздражает. Настоящий юмор — искусство, он является признаком хорошего вкуса».

    В своих эссе вы рассказываете историю успеха, указываете причины, по которым хотите строить свою карьеру именно в том направлении, которое избрали. Вы можете пойти еще дальше, написав эссе в виде литературного произведения: рассказа, повести. Однако это рискованный подход, так как большинство людей не очень хорошие писатели, к тому же так можно преуменьшить серьезность вашего повествования. И наконец, работодатели не пригласят вас в свой бизнес только потому, что вы — прекрасный рассказчик.

Примеры эссе

Если Вы, уважаемые читатели, уже ознакомились с содержанием раздела «Как написать эссе» и теперь хорошо представляете структуру и правила написания эссе, ознакомлены с методологией и представляете себе как проверить эссе, какие могут возникнуть ошибки при написании эссе, то теперь, для сочинения хорошего эссе по выбранной Вами теме — Вам не хватает самого малого: ознакомиться с примерами эссе. Сами по себе примеры — не заменят Ваше сочинение. И не следует их копировать и выставлять в качестве своих — это занятие для неудачников, для тех кто не может и неспособен. Примеры же приведены тут для других и для другого — для того что бы улучшить понимание изложенных ранее правил, сопоставляя их с приведенным здесь практическим материалом.

Пример написания эссе на тему «Я и моя карьера

Такое эссе — это изложение в свободной форме (как правило, краткое, в объеме не более одной страницы) мыслей по поводу целей и смысла карьеры для выпускника.

Свободная форма позволяет в полной мере продемонстрировать творческие способности, нестандартность и гибкость мышления, навыки письменной коммуникации и эффективной самопрезентации.

В эссе на тему карьеры соискатель раскрывает свой взгляд на карьеру, описывает причины и особенности выбора им профессии, характеризует образ будущего и раскрывает собственные стратегии достижения карьерного успеха.

Пример написания эссе на тему «Я и моя карьера»

В жизни каждого человека наступает момент принятия важных решений, которые определяют его дальнейший путь. Вопрос выбора профессии, несомненно, является таковым. Несмотря на  то, что многие выпускники находят себя в областях не связанных с профессиональной направленностью, я хочу работать по своей специальности – «Автомобильные дороги и аэродромы».

Это направление я выбрал неспроста – мои родители тоже когда-то сделали такой шаг. И хотя мама уже давно не работает по специальности, папа по сей день остается верен своему делу. Так что можно смело утверждать, что у нас семья потомственных дорожников. Именно поэтому для меня так важно с огромной ответственностью подходить к своему делу, не ударить в грязь лицом.

Сегодня, как и сотни лет назад, значительная часть грузо- и пассажироперевозок по стране осуществляется по автомагистралям, и именно поэтому главной проблемой в развитии инфраструктуры Российской Федерации является наличие качественных и функциональных автомагистралей. Известны случаи полного или частичного разрушения полотна автомобильной дороги почти сразу же после строительства, связанного с непрофессионализмом дорожников. И для решения этой проблемы необходимы специалисты, умеющие грамотно руководить процессом строительства, ремонта и содержания автомобильных дорог.

В современных условиях, компаниям, занятым в сфере строительства и претендующим на ведущие позиции на рынке, необходимо использовать не только накопленный опыт, но и внедрять достижения современной науки в рабочий процесс. Использование открытий в области спутниковых систем и в области нанотехнологий, позволят российским компаниям выйти на мировой уровень. Но не только от внедрения ноу-хау зависит успех компаний, а также его неотъемлемой частью является атмосфера внутри коллектива. Слаженная работа и понимание важности процессов являются одним из основных моментов успеха в любом деле.

В заключение отмечу, что во время учебного процесса мною были не только освоены основные принципы проектирования дорог, технология их строительства, но и понят физический смысл каждого процесса создания проекта автомобильной дороги. На мой взгляд, не просто знание, а именно понимание процесса отличает обычного инженера от профессионала, который способен видеть не только проблему в перспективе, но и пути ее решения.

Пример эссе на тему «Человек и общество»: Проблемы одиночества и уединения в городе

Приступая к работе, для начала нужно ответить на вопрос: что значит в понимании социолога сам термин «город»? В первую очередь, конечно же, это само общество, без которого город немыслим; общество, которое изо дня в день меняется и вместе с тем меняет этот сложный мир, созданный самими людьми за всё время своего существования.

Касаясь проблемы города как объекта для социологического анализа, стоит упомянуть имя Роберта Парка, американского социолога, известного своими исследованиями в области изучения городской среды. По его мнению, «именно в городской среде — в мире, который человек сам себе создал — человечество впервые возвысилось до интеллектуальной жизни и приобрело те черты, которые более всего отличают его от животных и первобытных людей». В этом смысле городское сообщество — это нечто уникальное, что по сути своей отличается от природы, поскольку ей несвойственны многие черты, которые человек сумел в себе воспитать за время жизни в новой для себя среде.

Но взглянем на город с другого ракурса. С одной стороны, именно с помощью города общество сумело расширить свои возможности, преобразить свою жизнь и сделать её гораздо более комфортной. Но какова обратная сторона медали? И здесь мы подходим к главной теме работы: живя в огромных мегаполисах, где, казалось бы, невозможно чувствовать себя одиноким, люди всё более и более отдаляются друг от друга. Философу XVI века Рене Декарту принадлежат слова: «Уединения нужно искать в больших городах», — стоит ли говорить, насколько эта фраза актуальна для XXI века?

Стягиваясь в большие города в надежде построить новое, счастливое будущее, люди зачастую остаются ни с чем, чувствуют себя чужими в новой атмосфере и теряются среди огромного количества таких же, как они, горожан. За последние 50 лет количество пожилых людей в России, ведущих одинокий образ жизни, возросло, и такая тенденция продолжает развиваться в отрицательном для общества направлении. Государство пытается бороться с этой социальной проблемой, поддерживая создание новых домов престарелых и всячески спонсируя различные мероприятия, нацеленные на помощь пенсионерам и инвалидам, но, к сожалению, этого мало: люди, привыкшие к жизни в одиночестве, не в силах пересилить себя и открыться.

Такое недоверие к окружающим характерно не только для пожилой категории людей, но и для всего общества в целом. Чтобы доказать это, стоит хотя бы спуститься в московский метрополитен: редко можно здесь увидеть человека, чьё лицо не будет омрачено тяжестью ежедневных забот и проблем. Находясь в вагоне, ощущаешь «чувство неуверенности, своей неуместности и одновременно чувство отчужденности, желания отстраниться от другого, следящего за тем, не собираешься ли ты вставать и выходить, или опасно нависающего над тобой». Неудивительно, почему в такой нагнетающей атмосфере каждый старается закрыться, спрятаться от внешнего негатива, замыкаясь в себе.

Говоря о проблеме одиночества человека в городе, хотелось бы вспомнить работу Х.У. Зорбо «Золотой берег и трущобы». В ней автор показал два совершенно разных на первый взгляд мира Чикаго: «мир светского общества» и «мир меблированных комнат». Можно подумать, что между ними не может быть ничего общего, однако то, что их объединяет на самом деле гораздо важнее финансового положения или же статуса в обществе. Речь, конечно, идёт об отдалении людей друг от друга. Возможно, в высшем обществе Золотого берега это ощущение одиночества чувствовалось не так сильно самими представителями света, как ощущение угнетения и безысходности, которое испытывали жители «трущоб». Но если посмотреть глубже, и жители Золотого берега, и обитатели доходных домов не знали ни одного человека близко, лишь изредка общаясь с некоторыми либо ради «выставления себя напоказ», как это происходило в «мире Золотого берега», либо по простой случайности, поскольку среди жителей доходных домов царил «всеобщий барьер недоверия». Сложно сказать, изменилась ли ситуация сегодня, ведь всё же в наше время люди стараются наладить отношения хотя бы с теми, кого они видят практически каждый день. Но даже если человек имеет нескольких таких знакомых, можно ли сказать, что он не одинок?

По мнению Георга Зиммеля, «независимость индивидуума, являющаяся результатом взаимной замкнутости и безразличия, составляющих условия духовной жизни наших широких кругов, нигде не чувствуется так сильно, как в тесной сутолоке больших городов, потому что физическая близость и скученность только подчеркивают духовную отдаленность». Действительно, именно находясь в давке, человек особенно остро ощущает собственную ничтожность. Каждому знакомо это чувство: в метро в час-пик, на оживлённой улице люди не замечают друг друга, стараясь либо абстрагироваться от происходящего, либо выплеснуть накопленный негатив на любого, кто окажется рядом. Возникает вопрос, почему же так происходит? Почему люди делают всё возможное, чтобы построить вокруг себя непреодолимые преграды, закрывающие их от внешнего мира, вместо того, чтобы, напротив, пойти навстречу друг другу?

Возможно, в этом и состоит одна из многих задач работы социолога — понять причину столь негативного и безразличного отношения людей друг к другу, в особенности среди жителей мегаполисов, и, следовательно, — дать ответ на вопрос, как искоренить это всепоглощающее чувство одиночества, поражающее каждого второго, живущего в городе. Сейчас сложно себе представить, как бы выглядело общество нашего времени, не будь оно столь агрессивным и равнодушным, но главное, что можно точно сказать, оно было бы лучше во многих отношениях, как бы смело это ни звучало. Именно поэтому исследования города не прекращаются, с каждым днём приближая нас всё ближе к цели.

Пример эссе по обществознанию на тему «Социология рабочих взаимоотношений»

Содержание

  • Коллектив или рабочая группа
  • Коммуникационная структура и роли внутри группы
  • Стадии развития коллектива
  • Групповые роли
  • Социально-психологический климат
    • Тест: Факторы, влияющие на формирование положительной групповой мотивации
    • Тест: Уровень благоприятности психологического климата
  • Эффективность рабочей группы
  • Мотивация достижения успеха и избегания неудачи
  • Конфликты в группе

Коллектив или рабочая группа

Наш отдел –  финансовое управление – состоит из 5-ти человек, что является оптимальным с социологической точки зрения.

Отдел по своей сути относится, скорее всего, к рабочей команде, т.к. в наличие все ее характеристики. Члены нашей команды:

  • стремятся к достижению общей цели,
  • решают определенные задачи как часть своих должностных обязанностей,
  • постоянно взаимодействуют и координируют свои усилия.
  • имеет место высокая частота взаимодействия членов команды;
  • достаточно продолжительный срок “жизни”.

Уровню коллектива отдел еще не соответствует, т.к. отношения в отделе для каждого из нас не столь значимы, и активными их назвать трудно. Хотя, конечно, отдел является целостной системой, где имеется распределение функций, структура руководства и управления. Также, работая в отделе, каждый из нас развивается и растет профессионально.

Каждый из сотрудников вносит отдельный вклад в общий результат согласно своим функциям, ведет отдельный участок финансового учета по холдингу и данная работа не имеет какой-либо взаимозависимости. Поэтому в нашем случае создание высоко развитого коллектива не очень важно. Но т.к. местоположение у нас такого, что мы находимся в одном помещении, каждый из нас вносит свой вклад в эмоциональную сферу рабочей команды, что очень существенно. У всех нас есть профессиональный интерес к своей работе, что тем самым, стимулирует держаться за свое место и не создавать конфронтацию. Проблема противоречия между индивидуальными интересами сотрудников и групповыми, насколько мне известно, отсутствует.

Если понаблюдать за нашими совместными беседами, в которых принимают участие все сотрудники, то это обычно «перетягивание одеяла на себя». Никто в отделе, включая финансового директора, не является лидером, и никто ни имеет особого влияния не коллективное мнение. Но никто и не претендует на роль лидера. Сотрудники ведут себя откровенно и открыто, свободно высказывая свое мнение и внимательны к мнениям других. Я бы даже сказала, что во время нерабочих моментов, люди пытаются отомстить директору за то, что в рабочей сфере им приходится полностью подчиняться его решениям. Но при этом, никаких негативных последствий или репрессий это за собой не несет. Поэтому, вылив свой негатив в нерабочей обстановке, работа в отделе потом продолжается слаженно и позитивно.

Что касается рабочих собраний и совещаний, то тут присутствует абсолютная диктатура финансового директора. Сотрудники, конечно, высказывают свои предложения открыто и честно, т.к. этому никто не препятствует, но после всех обсуждений директор притворяет в жизнь свое решение, принятое еще до совещания. Хотя, если внесенное предложение имеет сильную аргументацию, то оно будет принято.

Если финансовому директору нужна помощь в принятии решения по какому-либо отдельно взятому вопросу, то проводить совещание он не будет, а обратиться непосредственно к должностному лицу, выполняющему эту работу, и решит вопрос «тет-а-тет».

Коммуникационная структура и роли внутри группы

Структура нашего финансового управления относится к фронтальной структуре каналов коммуникаций. Мы все находимся в одном помещении, можем вступать в прямые контакты, видим друг друга. При этом присутствует руководитель, координирующий нашу работу. Т.о. параллельно непосредственно с самой работой, имеется и эмоционально-психологический фон, который иногда способствует какой-либо деятельности, а иногда препятствует ей.

Если рассматривать структуру всего холдинга, то это, конечно, иерархическая структура каналов коммуникаций, какая принята в большинстве копаний, занимающихся коммерческой деятельностью. Сотрудник — простой специалист — не может напрямую обратится к генеральному директору, а только к своему непосредственному руководителю. Межличностное общение между всеми сотрудниками холдинга ограничено и возникает только по необходимости, либо при наличии личной дружбы.

Что качается коммуникационных ролей, то, как финансовое управление, каждый из наших сотрудников выполняет роль сторожа. Каждый собирает информацию на вверенном ему участке холдинга, фильтрует и агрегирует ее. И уже в обработанном виде она поступает финансовому директору и при необходимости другим линейным руководителям.

В мои обязанности входит общение с финансовыми работниками предприятий, которыми владеет наш холдинг. Причем я завязана сразу на несколько человек каждой из «дочек», и получаю информацию я как для своего отдела, так и для других, например для бухгалтерии. Т.о. я выполняю роль связного.

Частично я осуществляю и роль «лидер мнения», т.к. во-первых, работаю в отделе достаточно долго, и, во-вторых, занимаю должность заместителя директора, и все приходящих новые сотрудники изначально получают информацию от меня. Я передаю им рабочую информацию, сильные и слабые стороны данного участка, и вместе с этим и личное восприятие ситуации.

Роль космополита отведена финансовому директору. Он имеет большое количество внешних связей, как внутри холдинга, причем на разных уровнях иерархии, так и за его пределами — контрагенты, банки, государственные органы.

Стадии развития коллектива

Наш отдел был образован за короткий промежуток времени. Правда, изначально в нем работало только 3 человека. Одному человеку, теперь финансовому директору, было предложено собрать команду и начать осуществлять финансовый контроль на высоком профессиональном уровне. До этого в холдинге отслеживалось только движение денег. Я начала работать в команде одна из первых.

Изначально это была стадия формирования. Т.к. до этого мы все не были знакомы, то, конечно, первое время присматривались друг к другу и отношения были абсолютно формальными. Не было ничего негативного, но и ничего позитивного. Отсутствовала критика руководства, сплетни, личные обиды, но отсутствовали также дружеские привязанности и человеческая теплота между сотрудниками. С точки зрения работы, люди выполняли поставленные им задачи безынициативно, но четко и вовремя. Творческой и воодушевляющей коллективной работы фактически не было. Я бы сказала, что тогда люди больше слушали и интересовались друг другом, при этом глубоко спрятав свои собственные идеи и мнения. Руководитель на первой стадии, действительно, был лидером команды, от которого сотрудники ждали распоряжений, выдвижения целей и разработки методов в достижении поставленных задач.

После этого началась стадия противостояния. Люди уже достаточно изучили друг друга, и стали более открыто и свободно высказывать свои мысли. Причем у всех за плечами имелся опыт работы в других организациях, поэтому каждый предлагал свою методику работы и считал ее оптимальной. В команде начались трения и конкуренция за обладание более высоким статусом. Появились попытки покушения на власть руководителя. К сожалению, он воспринял такое поведение участников группы как неприятие к себе, достаточная самостоятельность сотрудникам предоставлена не была, а просто сохранил за собой положение руководителя-лидера, в следствие чего, один человек был уволен. С эмоциональной стороны группировки и кланы не образовывались из-за малой численности отдела.

Несмотря на все трудности второго этапа, в итоге все нормализовалось. У сотрудников отдела возникло ощущение общности и единства. Противоборствующие силы пришли в состояние равновесия, началось сотрудничество. Только теперь появились реальные действия в работе в рамках, установленными руководителем, сформировалась культура команды.

После отдел вступил в стадию зрелости. Результаты работы отдела стали оцениваться выше стоящем руководством и другими подразделениями холдинга.

И стало понятно, что каждый из нас несет на себе часть ответственности за это. Появился азарт в работе и плодотворная активность. Появились первые достижения и результаты.

С повышением качества работы начали расширяться и возможности для внедрения новшеств, у команды появился авторитет на уровне холдинге. Возникло чувство гордости за отдел, быть членом которого приятно, и сотрудники начали получать удовольствие просто от самого факта принадлежности к нему.

Теперь руководитель следит, чтобы в общей деятельности участвовал каждый член группы, никто бы не оставался в стороне. А также положительно или отрицательно оценивает результаты работы каждого сотрудника.

Отдел хорошо функционирует по сей день, и стадию расформирования мы еще не пережили.

Групповые роли

Согласно проведенному тестированию в нашем отделе имеются следующее групповые элементы:  завершитель, исследователь ресурсов, организатор группы, организатор работы (я), формирователь (руководитель).

Роль Функции Свойства Тип Нуждается
2. Формирователь Лидер, соединяет усилия членов группы в единое целое Динамичный, решительный, напористый Доминирующий экстраверт в компетентной, умелой группе
5. Организатор работы Преобразование идей в конкретные задания и организация их выполнения Организатор, волевой, решительный Волевой тип личности в предложениях и идеях группы
6. Организатор группы Способствует согласию группы, улаживает разногласия, знает потребности, проблемы членов группы Чувствительность, дипломатичность, доброта, коммуникативность Эмпативный и коммуникативный тип личности в постоянном контакте со всеми членами группы
7. Исследователь ресурсов Связующее звено с внешней средой Общительный, увлекающийся, энергичный, привлекательный “Напористый экстраверт” в свободе действий
8. Завершитель Побуждает группу все делать вовремя и до конца Профессиональная педантичность, обязательность ответственность Педантичный тип личности в групповой ответственности, обязательности

Руководитель нашего отдела осуществляет роль формирователя, которая имеет вторую степень важности и первой по сути  в работе команды. Данная роль принадлежит лидеру, что соответствует статусу данного человека.

Планируя работу, он распределяет ее между сотрудниками, тем самым, объединяя нас в команду, выполняющую одну работу и работающую на единый результат. Он, действительно, обладает свойствами такими, как динамичность и напористость. И мы — его сотрудники, являемся для него компетентными людьми для осуществления его идей.

Я являюсь заместителем и осуществляю роль организатора работы. В моем перечне эта вторая роль, и что также соответствует моему статусу.

Моя основная роль в данной рабочей команде переносить идеи руководителя «что?» в плоскость «как?». Т.е. я структурирую задания руководителя, нахожу методы их выполнения и контролирую процесс их выполнения. Я обладаю достаточно волевым и решительным характером, и у меня хорошие организаторские способности.

Другие сотрудники выполняют роли организатора группы, исследователя ресурсов и завершителя рабочего процесса.

У нас присутствует общительный и увлекающийся сотрудник, обладающий свободолюбивым и любознательным характером. Ее психологические особенности отражаются и на процессе работы — постоянный сбор информации и коммуникации с другими подразделениями. Также имеется очень дипломатичный и чувствительный сотрудник, что выражается в улаживании разногласий в команде и зачастую выполнении чужой работы. И завершитель — очень педантичный, ответственный и обязательный сотрудник, который в возникающих вопросах и проблемах пытается добраться до самой сути, очень скрупулезен, и доводит дела до абсолютной точности.

На мой взгляд, сложившиеся роли в отделе хорошо дополняют друг друга. И факт, что первые лица отдела занимают и первые ролевые позиции, тоже является положительным моментом. Такое распределение ролей сложилось само по себе и соответствует организационной структуре.

Единственное, что иногда происходит обмен ролями, и кто был организатором работы становится завершителем, а кто был завершителем – становится исследователем ресурсов. Сотрудники соответствуют своим ролям примерно на 70-80%. Т.е. абсолютные типажи отсутствуют, а люди имеют лишь предрасположенность к какой-либо роли, которая подходит им по складу ума и характера.

Но имеется в нашей команде и одна проблема. 4 из 5 сотрудников на предыдущих местах работы занимали очень значимые если не должности, то статусы. Таким образом, четверо сотрудников не прочь стать руководителем данного подразделения. И если занять это место достаточно трудно, т.к. финансовый директор вполне справляется со своими обязанностями и им довольно высшее руководство, то хотя бы иметь весомое положение в рабочем процессе. Т.е. каждый раз, когда принимается решение, отличное от его личного мнения или важное задание отдается другому сотруднику, возникают напряженные моменты или ролевой конфликт.

Единственное, что спасает ситуацию, это соответствие профессионализма сотрудников их должностям. Т.е. переборов внутри себя конфликт, человек понимает, что выше стоящее должностное лицо имеет более широкий опыт и его вариант, скорее всего, окажется лучшим. К тому же финансовый директор является и лидером нашей рабочей команды, он обладает достаточно высоким уровнем инициативы и активности, опытом и навыками организаторской деятельности, заинтересованностью в достижении хороших результатов и информированностью о делах отдела.

Стиль нашего финансового директора это лидер-боец. Волевой, уверенный в своих силах человек. Первым идет навстречу опасности или неизвестности, без колебания вступает в борьбу. Готов отстаивать то, во что верит, и не склонен к уступкам. Его преимущество — это активность, инициативность, энергичность. Его недостатки — неумение слушать и слышать других, упрямство. А также неумение поощрять и критиковать — как вышло, так вышло, значит, так тому и быть.

Компоненты его лидерства — это деловой и информационный лидер.

В моменты отсутствия финансового директора я становлюсь руководителем отдела. Мой стиль руководства это лидер-организатор. Рабочий процесс полностью поглощает меня, я очень чутко воспринимаю возникающие проблемы, но при этом не теряюсь, а действую оптимистично и уверенно. С подчиненными предпочитаю метод «кнута и пряника», т.к. люди должны понимать, когда они делают что-то не так, но необходимо и поощрение хороших результатов. В тоже время уважительно общаюсь со всеми, не задевая чужого достоинства.

Компоненты моего лидерства те же — это деловой и информационный лидер. Эмоциональная сторона в нашей команде обделена вниманием.

Социально-психологический климат

Тест: Факторы, влияющие на формирование положительной групповой мотивации

Преобладающие факторы Балльная оценка Преобладающие факторы
1. Высокий уровень сплоченности группы 7 6 5 4 3 2 1 1. Низкий уровень групповой сплоченности
2. Высокая активность членов группы 7 6 5 4 3 2 1 2. Низкая активность членов группы
3. Нормальные межличностные отношения в группе 7 6 5 4 3 2 1 3. Плохие межличностные отношения в группе
4. Отсутствие конфликтных отношений в группе 7 6 5 4 3 2 1 4. Наличие конфликтов в группе
5. Высокий уровень групповой совместимости 7 6 5 4 3 2 1 5. Низкий уровень групповой совместимости
6. Принятие организационных целей как личностнозначимых 7 6 5 4 3 2 1 6. Принудительное принятие организационных целей
7. Признание авторитета руководителя 7 6 5 4 3 2 1 7. Члены группы не принимают авторитета руководителя
8. Уважение к компетентности руководителя. 7 6 5 4 3 2 1 8. Члены группы не отдают должного внимания компетентности руководителя
9. Признание лидерских качеств руководителя 7 6 5 4 3 2 1 9. Члены группы не считаются с лидерскими качествами руководителя
10. Наличие доверительных отношений членов группы с руководителем 7 6 5 4 3 2 1 10. Отсутствие доверительных отношений членов группы с руководителем
11. Участие в принятии коллективных решений членами группы 7 6 5 4 3 2 1 11. Отсутствие участия членов группы в принятии решений
12. Имеются условия для выражения творческого потенциала работников 7 6 5 4 3 2 1 12. Отсутствуют возможности выразить творческий потенциал членам группы
13. Стремление принять ответственность членами группы за выполняемую работу 7 6 5 4 3 2 1 13. Отсутствие стремления у членов группы принимать ответственность за выполняемую работу
14. Хороший психологический климат в группе 7 6 5 4 3 2 1

14. Плохой психологический климат в группе

15. Высокий уровень контроля за своим поведением каждым членом группы 7 6 5 4 3 2 1 15. Низкий уровень контроля за своим поведением каждым членом группы
16. Наличие активной жизненной позиции у членов группы 7 6 5 4 3 2 1 16. Наличие пассивной жизненной позиции у членов группы
17. Стремление к творчеству у членов группы 7 6 5 4 3 2 1 17. Отсутствие стремления к творчеству у членов группы
18. Высокая степень согласованности действий у членов группы 7 6 5 4 3 2 1 18. Малая степень согласованности действий у членов группы
19. Наличие общегрупповых ценностей 7 6 5 4 3 2 1 19. Отсутствие общегрупповых ценностей
20. Стремление группы к коллективной деятельности 7 6 5 4 3 2 1 20. Стремление членов группы работать индивидуально
21. Отсутствие стрессов у членов группы в процессе совместной деятельности 7 6 5 4 3 2 1 21. Наличие стрессов у членов группы в процессе совместной деятельности
22. Положительное отношение руководителя к членам группы 7 6 5 4 3 2 1 22. Отрицательное отношение руководителя к членам группы
23. Положительное отношение членов группы к своему руководителю 7 6 5 4 3 2 1 23. Отрицательное отношение членов группы к своему руководителю
24. Наличие нравственных моментов в отношениях между членами группы 7 6 5 4 3 2 1 24. Отсутствие нравственных моментов в отношениях между членами группы
25. Умение проявлять самостоятельность в решении поставленных задач членами группы 7 6 5 4 3 2 1 25. Отсутствие самостоятельности в решении поставленных задач у членов группы

Оценка результатов:

  • 48 баллов группа отрицательно мотивирована
  • 74 баллов группа почти не имеет положительной мотивации
  • 125 баллов группа недостаточно мотивирована на положительные результаты в деятельности
  • 151 баллов группа в достаточной степени ориентирована на успех в выполнении поставленных задач
  • 175 баллов группа положительно мотивирована

Тест: Уровень благоприятности психологического климата

1. Преобладает бодрый, жизнерадостный тон настроения +3+2+1 0-1-2-3 Преобладает подавленное настроение
2. Доброжелательность во взаимоотношениях, взаимные симпатии +3+2+1 0-1-2-3 Конфликтность в отношениях, агрессивность, антипатии
3. Членам коллектива нравится быть вместе +3+2+1 0-1-2-3 Члены коллектива выражают отрицательное отношение к совместной деятельности
4. Успехи или неудачи товарищей вызывают сопереживание +3+2+1 0-1-2-3 Успехи вызывают зависть, неудачи — злорадство
5. Члены коллектива с уважением относятся к мнению друг друга +3+2+1 0-1-2-3 Каждый нетерпим к мнению товарищей
6. Один за всех и все — за одного +3+2+1 0-1-2-3 Каждый сам за себя
7. Чувство гордости за каждого члена коллектива +3+2+1 0-1-2-3 Равнодушны друг к другу, к успехам и неудачам

8. Каждый активен, полон энергии

+3+2+1 0-1-2-3 Коллектив невозможно поднять на совместное дело
9. Совместные дела всех увлекают +3+2+1 0-1-2-3 Коллектив распадается на привилегированных и отверженных
10. В коллективе справедливо относятся друг к другу +3+2+1 0-1-2-3  

Оценка результатов:

Результат = 0, т.е. явного комфорта или дискомфорта не наблюдается.

Проанализировав ситуацию, можно отметить, что люди по-человечески хорошо настроены друг к другу, но профессиональные вопросы привносят в отношения соперничество и дискомфорт.

Внутренние параметры СП-климата нашей финансовой службы:

  • больше авторитарный, чем демократичный
  • личностный, в силу малого количества
  • высокая степень личной независимости
  • отношения доброжелательные, есть взаимопонимание и поддержка (если требуется помощь, то она придет, причем с разных сторон)
  • низкая терпимость к чужому мнению (личное мнение отстаивается до конца)
  • от рядовых сотрудников больше ожидается поведение типа “не высовываться”, “не брать на себя больше, чем необходимо”
  • есть система поощрения по качеству работы и результатам, цениться индивидуальный вклад

Анализируя вышесказанное можно сделать вывод, что наша команда больше рабочая, чем дружеская. Что вполне нормально, ведь нас собрали для того, чтобы мы осуществляли определенные функции и приносили определенные результаты.

Внешние параметры СП-климата нашей финансовой службы:

  • в холдинге хорошие условия труда, красивая и уютная обстановка в офисе; личностная привязанность и сплоченность у «старого» коллектива высокая, у «нового» низкая (как мне кажется, в силу отсутствия корпоративных праздников ввиду мирового кризиса)
  • в отделе домашние проблемы «приносятся» на работу, и даже если человек ничего не говорит, то всегда видно наличие серьезных проблем; небольшие проблемы все-таки «оставляются» дома (отвлекающим фактором является возможность переключится на другие дела)
  • личностное настроение сотрудников изменчивое, но критические моменты возникают редко (в силу высокой личной независимости характера работы)

Эффективность рабочей группы

Именно повышение эффективности работы группы является конечной целью изучения социологии. Итак, основные моменты, оказывающие влияние на нашу рабочую группу:

командное вознаграждение (материальное): чем дольше и эффективнее сотрудник работает в холдинге, тем выше у него зарплата и растет его профессиональный статус. Регулярных премий нет, но в холдинге есть примеры быстрого роста по карьерной лестнице, что воодушевляет других на плодотворную работу.

способные и квалифицированные сотрудники: как уже отмечалось выше, на предыдущих местах работы большинство наших сотрудников обладали высоким статусом или должностью, а значит, являются высокими профессионалами. Все они активны и любознательны, энергичны, но разумны. В их руках дело спориться и они ищут новые возможности для себя.

четкое осознание выполняемых функций: в команде работают сотрудники высокой квалификации, умеющие действовать самостоятельно, не дожидаясь приказов сверху. Имеет место даже частичное проникновение на чужой участок работы.

наличие ясной и мотивирующей цели: т.к. отдел создан относительно недавно, то цель у нас одна — занять авторитетное место в холдинге, расширить свое влияние. Вся рабочая команда знает это и прилагает много усилий для достижения этой цели. Каждый ясно представляет себе, к каким результатам надо стремиться, принимает и разделяет цели команды.

совершенствование методов работы: соперничество, являющееся характерной чертой нашей команды, стимулирует сотрудников на поиск новых знаний, идей, перспективных методов работы. Руководитель поддерживает разумные идеи и поддерживает их внедрение в рабочий процесс при условии, что они согласуются с проводимой им основной линией.

отношения внутри коллектива: в отделе присутствует хороший психологический климат, но как показывают тесты, до комфорта еще далеко.

В этом перечне отсутствуют поддерживающее окружение и нормы и стандарты группы. В первом случае, причиной является то, что отдел только завоевывает свой авторитет, и менеджмент холдинга присматривается к нам и не демонстрирует явно веру в способности членов команды и, к сожалению, не оказывает должной помощь, хотя у отдела уже есть хорошие результаты. Во втором случае, отсутствие стандартов определено независимым характером работы у каждого из нас.

Мотивация достижения успеха и избегания неудачи

Проведя тестирование у 5-ти наших сотрудников, я получила следующие результаты:

  • Диагностика мотивации достижения успеха: 4 — умеренно высокий уровень мотивации, 1 — слишком высокий уровень мотивации.
  • Диагностика мотивации избегания неудачи: 1 — низкая мотивация к избеганию неудач, 3 — средний уровень мотивации к избеганию неудач, 1 — слишком высокий уровень мотивации к избеганию неудач, защите.

Причем, чем выше была мотивация достижения успеха, тем ниже мотивация избегания неудач, и наоборот.

Таким образом,  в нашем отделе преобладают люди рискованные, которых привлекает неопределенность, непредсказуемость, которые в случае успеха ожидают «овации», а неудачу объясняют большими трудностями и невыполнимостью. Им противен успех «на халяву», в работе им нужен азарт. Рутинная работа таким людям противопоказана, а сложная — приносит удовольствие.

Я сама также отношусь к рискованным людям, но не могу сказать, что меня больше мотивируют неудачи, как сказано в теории.

Склонность к риску — это черта характера, внутренне содержание. Неудачи, если они идут одна за другой, выбьют из колеи любого. И даже я прекращу этот процесс. Но когда появляется новая неразрешимая задача, «глаза вновь загораются». Это можно сравнить с азартом, любопытством, но никак не с твердолобостью и упрямством.

Мотивация избегания неудач в нашей команде находится на среднем уровне. В данном случае это говорит о наличии чувства меры, т.е. риски возможны, но только, когда они обоснованы, и успех принесет хорошие результаты, а потери не будут столь значительными. Такие люди, хоть и любят «головоломки», понимают, что основная работа — это рутинная работа, повторяющаяся день изо дня и не подверженная большим изменениям.

Лично я получила самую низкую мотивацию к избеганию неудач и защите, хотя причисляю я себя к людям разумным. Возможно, мне просто везло на сложные задачи, и, идя по жизни, большинство сложных задач мною были преодолены.  Таким образом , сложилось, что у меня нет боязни к риску, нет страха, что если что-то не получится, то взяв на себя непосильную ношу, я поставлю фирму в сложное положение. Возможно и уровень моих знаний более высокий, что я понимаю, что если я не возьмусь за решение сложного вопроса и не решу его, то это не сможет сделать никто не другой, либо качество решения будет оставлять желать лучшего.

С точки зрения функций нашего отдела — ведение финансового учета, нам необходимы сотрудники со средней или высокой степенью избегания неудач, т.к. финансы требуют точности и аккуратности. И достаточно одного сотрудника с высокой степенью мотивации к успеху, который как «локомотив», будет двигать прогресс вперед и внедрять новые идеи и методы работы.

Соотношения двух типов мотивации — наступающий (2), сильно мотивированный и ответственный (1), гармоничный (2). Т.е. все же преобладает мотивации достижения успеха.

Я бы разграничила стиль поведения человека в работе и стиль общения. На мой взгляд, это две совершенно разные стороны человека. При изучении данного вопроса речь идет о стиле работы сотрудника.

Итак, у двух наших сотрудников сильно развита мотивация достижения успеха — наступающие. Такие люди склонны к риску, проявляют напористость в продвижении своих идей и доводов. Причем, так сложилось, что именно эти двое людей обладают наибольшими умственными способностями (но не должностями) и высоким интеллектом в нашем отделе, и именно им обычно поручаются самые ответственные дела.

Т.к. мотивация успеха у них выше, чем неудачи, то давая им поручения, надо обращать внимание, что это очень трудное задание, поэтому именно им оно было предложено к выполнению. Я думаю, что это будет самым сильным толчком и стимулом для них.

Один сотрудник является очень ответственным и сильно мотивированным. У такого человека сильно завышенный самоконтроль. Я бы не стала давать ему действительно сложные задачи, т.к. с одной стороны он максималист, с другой стороны у него есть внутренний тормоз, сдерживающий его. И если он почувствует, что дело плохо продвигается, то скорее его мысли будут перенаправлены на то, как красиво выйти из этой ситуации. А ведь решение сложной задачи может быть найдено даже тогда, когда кажется, что все безнадежно. Для решения задач средней сложности — более прекрасного сотрудника не найти. Но давая ему задание, помимо поощрения в случае успеха, ему необходимо дать и гарантии в случае неудачи, т.е. как бы задать для него рамки.

Двое сотрудников относятся к гармоничному типу. Это люди с хорошей саморегуляцией и средним уровнем тревожности. Т.к. осторожных сотрудников в нашем отделе не нашлось, то рутинную работу лучше поручить им. Стимулирование их работы должно быть сдержанным, во-первых, чтобы они не почувствовали сверхтрудность задания, и, во-вторых, ненужность их работы.

Конфликты в группе

Стили поведения в конфликте сотрудников в нашем отделе — соперничество (2), компромисс (2), избегание (1).

К сожалению, разрешать конфликт соперничеством предпочитают двое наших руководящих сотрудников — финансовый директор и его заместитель (то есть я).

Стратегия соперничества предполагает заставить других принять свою точку зрения, игнорируя интересы другой стороны и цену взаимных отношений. Данные люди обладают властью, чем собственно и пользуются во время конфликта. Этот стиль эффективен только в ситуации угрозы или форс-мажора. Постоянное же подавление инициативы подчиненных лишь ухудшает отношения с подчиненными и напрягает обстановку.

Человек, придерживающийся стратегии избегания, ухода от конфликта, может лишь усугубить ситуацию своим бездействием и еще больше наэлектризовать отношения. Принятие его мнения другой стороной его не интересует, но и принимать чужое мнение он сам не собирается. Это лишь отдалит людей друг от друга и отнимет возможность дальнейшей продуктивной работы.

Компромисс предполагает принятие точки зрения другой стороны, но лишь до определенной степени. Это снижает недоброжелательность во взаимоотношениях, но и оставляет вопрос нерешенным, поэтому в будущем конфликт может вспыхнуть вновь.

Конечно, лучшим вариантом разрешения конфликта является сотрудничество и поиск решения, приемлемого для всех. Данная стратегия полностью исчерпывает конфликт по данному вопросу и оставляет людей в дружеских отношениях.

Но, на мой взгляд, психологическое состояние любого человека испытывает разные состояния, и иногда, действительно, оптимальным будет игнорирование проблемы, т.е. необходимо дать человеку остыть и обдумать все. Бывают ситуации, когда, наоборот, следует отстоять свое решение, особенно если вы более компетентны в этом вопросе. Внутренний мир человека скрыт от посторонних, и не всегда ясно, почему именно он отстаивает именно это мнение. И потом, если решать все возникающие проблемы путем сотрудничества, то не хватит никакого времени непосредственно на текущую работу. Хотя, конечно, всегда необходимо искать оптимальный выход из сложившейся ситуации.

Пример написания эссе на тему «Глобальные проблемы современности и пути их преодоления»

За плечами первая десятилетка нового тысячелетия. Еще полвека назад в мире заговорили о новой угрозе человечеству. И, как ни странно, исходила она от самого человека. Ныне ничего собственно не изменилось, перед людьми по-прежнему стоят острейшие глобальные проблемы, угрожающие самому существованию цивилизации и даже самой жизни на нашей планете. Сам термин «глобальный» ведет свое происхождение от латинского слова «глобус», то есть Земля. Неспособность предвидеть и предотвратить отрицательные последствия научно-технической революции угрожает ввергнуть человечество в термоядерную, экологическую или социальную катастрофу.

Во многих уголках нашей планеты состояние окружающей среды можно назвать экологическим бедствием. И количество этих точек все увеличивается. Мы практически находимся в пороге близкой глобальной катастрофы. И, если человечество не будет во всей деятельности отдавать приоритет вопросам экологии, прикладывать усилия для сохранения и восстановления природной среды, наша история может закончится очень скоро.

В упоении от борьбы с природой и инакомыслящими, мы не осознали два момента, от которых напрямую зависит наше существование.

Во-первых, человечество существует и развивается за счет природы. Глупо рубить сук, на котором сидишь.

А во-вторых, вовсе не противоборство, а взаимопомощь — основа всего сущего на Земле.

Пока человек изменял окружающий мир, чтобы просто выжить, можно было найти ему оправдание. Когда же он пытается утопить корабль, на котором все вместе плыву по океану своей истории, — прощения ему нет. И не поможет ему ни кто. Лишь общими усилиями, возможно, достичь благополучия.

Пожалуй, все же стоит разобраться, что за беда настигла семимиллиардную человеческую популяцию.

Перечень глобальных проблем сложился ещё в начале 70-х годов, когда начал применяться сам термин «глобалистика», появились первые модели глобального развития.

Существует множество различных определений данного понятия, но объединяет их все, на мой взгляд, одно — это проблемы, от решения которых зависит социальный прогресс/регресс человечества и сохранение всей цивилизации. Глобальные проблемы охватывают все стороны жизни людей и касаются всех стран мира. Для решения данных проблем необходимы объединённые усилия всего человечества. Вот почему они и получили такое название — от лат. слова globus — Земля, земной шар.

Глобальные проблемы возникают в результате объективного развития общества, создают угрозы всему человечеству и требуют для своего решения объединенных усилий мирового сообщества.

Особенности глобальных проблем состоят в том, что они носят планетарный характер и угрожают гибелью всему человечеству. С данными проблемами человечество столкнулось во второй половине 20 века. Связано это, на мой взгляд, с огромными масштабами человеческой деятельности (в особенности промышленной), которая радикально изменила природу, образ жизни людей, общество.

Глобальные проблемы явились результатом качественно нового уровня взаимодействия человека, природы и общества. Они порождены ростом потребностей человека, огромными масштабами его хозяйственной деятельности, кризисом современных социально-экономических моделей развития и другими планетарными процессами.

Появлению и обострению глобальных проблем способствовали также: быстрый демографический рост на планете, создание оружия массового поражения, применение которого угрожает существованию всей цивилизации, ухудшение социально-экономических условий существования отдельного человека, способствующих нервно-психологическим нагрузкам, распространению болезней, наркомании, алкоголизма, СПИДа, деградации культуры и нравственности.

В реальной жизни глобальные проблемы проявляются в конкретных формах — острых противоречий, в форме конфликтов, войн, бедствий и т. п.

Хозяйственная деятельность во многих странах сегодня развита настолько мощно, что резко обозначился дефицит природных ресурсов не только внутри отдельных стран, но и во всем мире.

В масштабах всей мировой экономики почва, гидроэнергия, пресная вода, рыбные запасы уже сейчас используются на пределе. По оценкам ЮНЕСКО, чтобы человечество вписывалось в естественные циклы биосферы, оно должно в 10 раз сократить свое потребление.

Осознание глобальных проблем, неотложности пересмотра многих привычных стереотипов пришло к нам поздно, гораздо позже опубликования на Западе первых глобальных моделей, призывов остановить рост экономики. Между тем все глобальные проблемы теснейшим образом связаны между собой.

Устойчивого перечня глобальных проблем не существует. По предложенной World Economic Forum классификации глобальные проблемы, влияющие на экономику, делятся на 4 группы:

  1. Экономические проблемы:
    • Цены на нефть/энергопотребление
    • Цены активов/огромная задолженность
    • Дефицит текущего счета США
    • Денежный кризис
    • Рост Китая
  2. Экологические проблемы:
    • Биологическая вариативность
    • Изменение климата
    • Обеспечение водными ресурсами/качество
    • Природные катаклизмы
    • Загрязнение воздуха, воды и почвы
    • Проблема нехватки энергетических ресурсов
  3. Социальные проблемы:
    • Радикальный ислам
    • Угроза религиозных войн
    • Демографические: старение населения, недостаток населения в развитых странах, преобладание мужского населения
    • Вынужденная миграция
    • Инфекционные заболевания
    • Бедность
    • Неоднозначное отношение общественности к технологическим достижениям (биотехнология, нанотехнология, другие области науки)
  4. Геополитические проблемы:
    • Терроризм
    • Организованная преступность
    • Горячие точки (Израиль/Палестина, Индия/Пакистан, Ирак, Чечня, Корейский полуостров, Китай/Тайвань, Иран, Саудовская Аравия)
    • Конфликты из-за нехватки ресурсов
    • Создание оружия массового уничтожения

Именно такие вопросы встали перед учеными в начале второй половины 20-го века и становятся всё более важными на сегодняшний день.

Вообще, в целом, глобальные проблемы человечества можно схематически представить в виде клубка, где от каждой проблемы тянутся многообразные нити ко всем остальным проблемам.

Быстрый рост населения Земли получил название демографического взрыва. Он сопровождался изъятием у природы огромных территорий под жилые дома и общественные учреждения, автомобильные и железные дороги, аэропорты и пристани, посевы и пастбища. Сотнями квадратных километров вырубались тропические леса. Под копытами многочисленных стад степи и прерии превращались в пустыни.

Одновременно с демографическим взрывом произошла и научно-техническая революция. Человек освоил ядерную энергию, ракетную технику и вышел в космос. Он изобрел компьютер, создал электронную технику и промышленность синтетических материалов.

Демографический взрыв и научно-техническая революция привели к колоссальному увеличению потребления природных ресурсов.

При таких темпах потребления стало очевидным исчерпание многих природных ресурсов в ближайшее время. Одновременно отходы гигантских производств стали все больше загрязнять окружающую среду, разрушая здоровье населения. Во всех промышленно развитых странах большое распространение получили раковые, хронические лёгочные и сердечно-сосудистые заболевания.

Воздействие на природу достигло таких масштабов, что возникли проблемы глобального характера, о которых в начале XX века никто не мог даже подозревать. Если оставить в стороне экономические и социальные аспекты, а говорить только о природе, то можно назвать следующие глобальные экологические проблемы: глобальное потепление климата, истощение озонового слоя, истребление лесного покрова Земли, опустынивание обширных территорий, загрязнение Мирового океана, уменьшение видового разнообразия флоры и фауны.

По мере развития человеческой цивилизации могут возникать и уже возникают новые глобальные проблемы. Так, к разряду глобальных стали относить проблему освоения и использования ресурсов Мирового океана, а также проблему освоения и использования космоса.

Изменения, произошедшие в 70-80-е и особенно в 90-е гг. позволяют говорить о смене приоритетов в глобальных проблемах. Если в 60-70-е гг. главной считалась проблема предотвращения мировой ядерной воины, то сейчас на первое место одни специалисты ставят экологическую проблему, другие — демографическую проблему, а третьи — проблему бедности и отсталости.

Вопрос установления приоритетности глобальных проблем имеет не только научное, но и важное практическое значение. Какие-то методы по направлению к решению вышеперечисленных проблем уже приняты и активно внедряются в общество, какие-то находятся в разработке.

По различным оценкам, ежегодные затраты человечества на решение глобальных проблем должны составлять не менее 1 трлн. долларов, или 2,5% мирового ВВП.

Все направления по решению, по-моему, объединяет одна основная цель — привить людям новые нравственно-этические ценности. В чём же их суть? Её стоит рассматривать на фоне каждой конкретной глобальной проблемы.

Возьмём, к примеру, экологические проблемы.

Один из основных принципов решения — формирование у людей более бережливого отношения к использованию природных ресурсов, развитие такого отношения к природе, которое было бы основано на гармонии с ней, а не на ее подчинении. А так же воспитание чувства сопричастности к будущим поколениям и готовности отказаться от части собственных благ в их пользу.

Также для решения экологических проблем, на мой взгляд, нужны научные исследования. Такие, как например, выяснение влияния на здоровье населения длительного воздействия слабых доз радиации и разработка методов дезактивации почв, разработка рациональных методов поглощения дымовых и газовых аэрозолей, выработка наиболее рациональных способов искусственного восстановления озонового слоя (кстати, работы в этом направлении уже начаты) и т.д.

Также одной из острейших глобальных проблем современности является преодоление отсталости в развитии большей части человечества. Отсталость является результатом взаимосвязанности всех глобальных проблем. Подавляющее большинство населения развивающихся стран не имеет нормальных условий жизни. В целом треть населения развивающегося мира живет в условиях абсолютной нищеты.

Для того чтобы покончить с отсталостью большей части человечества, необходимо осуществить огромные преобразования во всем мире, устранив все формы неравноправия народов мира.

Как ещё один пример — очень актуальная на сегодня проблема терроризма.

Первые годы XXI века ознаменовались крупномасштабными террористическими актами во многих странах земного шара. Особый резонанс вызвали террористические акты в США, России, Испании, Англии. Международный терроризм бросил вызов человечеству.

Слово «террор» в переводе с латинского означает «устрашать, запугивать». Это особая форма насилия, характеризующаяся чрезвычайной жестокостью.

Основой террора является террористический акт, который имеет в качестве своей непосредственной задачи захват заложников, похищение политических деятелей или их убийство, получение денег; специальных материалов, транспортных средств, оружия и др.

На протяжении всей человеческой истории террор использовался в качестве средства политической борьбы в интересах, прежде всего, государства, отдельных организаций.

Во второй половине XX века во всем мире резко расширился и усложнился характер террористической деятельности, возросла изощренность и антигуманность террористических актов.

Страшная особенность современного международного терроризма заключается в том, что ни один человек в любом уголке земного шара, независимо от пола, возраста, рода занятий не может чувствовать себя в полной безопасности, даже в стенах собственного дома.

Общие причины террора в современном мире кроются в неспособности многих обществ регулировать сложные социально-политические процессы, быстрой смене систем идеалов и ценностей, подключении к активной политической жизни широких масс населения, лишенных политического опыта.

Опасность терроризма не только в том горе и страданиях, которые он причиняет своим жертвам, родным и близким погибших. Террористы стремятся посеять страх и панику во всем обществе. Они подталкивают государства к ограничению прав и свобод граждан, способствуют распространению религиозной и национальной вражды.

Борьба с международным терроризмом — сложнейшая задача. Нынешний международный терроризм называют сетевым терроризмом. Это сеть крупных и мелких организаций, идейно связанных между собой. Их объединяют современные коммуникации и денежные потоки.

Средства на терроризм поступают от нелегальной торговли наркотиками, алмазами, оружием. Все эти денежные потоки, легальные и нелегальные, так тесно переплетены, что их невозможно перерубить одним махом. Все это свидетельствует о том, что борьба с международным терроризмом не может не приобретать глобальный характер. Его нельзя побороть без объединенных усилий всех стран мира. Силовые методы борьбы с ним также необходимы, но силовой вариант способен дать позитивные результаты только на краткосрочный период. Прежде всего, надо думать о решении сложных социально-экономических и социокультурных проблем всего мира, значительная часть которого воспринимает сложившийся миропорядок как явно несправедливый.

Глобальные проблемы, по-моему, искоренить полностью невозможно. Конечно, существует огромное количество различных международных организаций, которые проводят активную политику по перемене общественного мнения в гуманно-демократичную сторону гармонии с окружающим миром. Особую роль в решении глобальных экономических проблем играет ООН.

Предпринимается неимоверное количество действий: реклама, акции, видеофильмы, законы, встречи, брошюры и т.д. и т.п.

Но всё это бесполезно. Точнее выражаясь — бесполезно для тех, кому «всё равно». Ведь изменить сознание человека, которому всю жизнь было плевать на то, что происходит вокруг, достучаться до эгоистов, жизненная политика которых «лишь бы мне было хорошо, а остальные сами о себе позаботятся», можно сказать, невозможно.

Так как человечество неидеально — всегда будут существовать люди, которые очень трепетно будут относиться к тому, что имеем, к природе, задумываться о будущем поколении, заботиться о других, пытаться что-то изменить к лучшему, во благо и для гармонии. Но и останутся «глухие» ко всему люди, эгоисты с политикой «А почему я, а не кто-то другой?! Пусть кому надо, тот и заботится об окружающих!»

Проблемы не исчезнут, пока не исчезнет насилие с экранов телевизоров, из видеоигр (что практически невозможно, так как это огромная индустрия по зарабатыванию денег), из СМИ. Почему я говорю о средствах массовой информации? Именно из новостных выпусков можно узнать «как делать не надо» и из праздного любопытства попробовать.

Пока не изменится «политика» воспитания в некоторых семьях, пока не исчезнет безграмотность и грубость, неотёсанность. А это — столетия, столетия и столетия…

Необходимо дальнейшее усиление взаимосвязи современного мира, изменение взаимодействия с окружающей средой, отказ от культа потребления, выработка новых ценностей. Человечеству необходимо научиться рационально распоряжаться своими силами и возможностями.

И так как все глобальные проблемы взаимосвязаны и невозможно решить какую-то одну проблему в отдельности, усилиями какой-то отдельной страны или нескольких стран, нужны объединённые усилия, воля и действия всего человечества, усилия каждой семьи, каждого отдельного человека. Решение глобальных проблем, как мне кажется, в итоге сводится к человеческим качествам и путям их усовершенствования. Ибо лишь через развитие человеческих качеств и человеческих способностей можно добиться изменения всей ориентированной на материальные ценности цивилизации и использовать ее огромный потенциал для благих целей. Культурное развитие человека отстало от энергетических и технических возможностей общества. Выход видится в развитии культуры и формировании новых качеств человека. В эти новые качества входит глобальность мышления, любовь к справедливости, отвращение к насилию. Без соответствующих человеческих качеств невозможно ни применение экологически чистых технологий, ни установление справедливого экономического порядка, ни разумная формулировка задач человечества. В связи с необходимостью формирования новых человеческих качеств на передний план выходят проблемы образования. Именно в системе образования закладывается тот ресурс, который реализуется в последующей жизни человека. Следовательно, от качества образования зависит, как люди будут позиционировать себя в мире, на какие ценности будут ориентироваться. От образования же зависит формирование либо перспективного взгляда на ход мирового развития, либо ориентация на сиюминутность. На вопрос о том, какая из существующих угроз представляет сейчас наибольшую опасность для человечества, трудно дать однозначный ответ. Несмотря на окончание «холодной войны», ослабление напряженности в отношениях между главными ядерными державами, сохраняется опасность войны с применением ядерного оружия или других средств массового поражения, жертвой которой неизбежно станет все человечество.

Нельзя исключить несанкционированного применения ядерного оружия в результате случайностей, технических ошибок, ложных тревог или неверных восприятий обстановки, психических расстройств у людей, обслуживающих ядерные установки. Удары по атомным электростанциям даже обычными средствами поражения могут привести путем цепной реакции к общепланетарной ядерной катастрофе. Серьезную опасность представляет угроза разного рода техногенных катастроф, число которых все время растет.

Загрязнение окружающей среды, истощение природных ресурсов, нарушения экологических связей в экосистемах, демографические взрывы/кризисы, гонка вооружений, огромные масштабы промышленной деятельности — всё это и многое другое стало глобальными проблемами. И если человечество будет продолжать идти по нынешнему пути развития, то его гибель через два — три поколения неизбежна.

Мобилизует ли надвигающаяся опасность? К сожалению, пока ответ человечества на вызов глобальных проблем вообще и экологических в особенности явно не достаточен. Возможно, это связано с тем, что огромной части человечества — примерно три четверти мира — не до глобальных проблем, ибо люди в первую очередь нацелены на решение более конкретных вопросов, связанных с непосредственным выживанием, и с удовлетворением растущих потребностей по “европейской” модели.

Перспективы решения глобальных проблем в значительной мере будут определяться уровнем развития самого человека, его культуры, способности предвидеть последствия своей деятельности, а также типом социально-экономического устройства общества.

Какой может быть вывод? Каждый человек должен осознавать, что человечество на грани гибели, и выживем мы или нет — заслуга каждого из нас. Земля — это наш общий дом. Никому ведь не приходит в голову взорвать, снести, захламить свою гостиную или кухню. Человеку пора перестать быть эгоистом, чтобы наши дети и внуки могли дышать чистым воздухом, наслаждаться теми сокровищами природы, которые еще остались и которые мы обязаны сохранить.

Академия объявляет конкурс студенческих работ (эссе), посвященный празднованию Дня православной книги

14 марта 2020 года – юбилейная веха в истории праздника Дня православной книги, который впервые отметили в России в 2010 году. В связи с этим Московская духовная академия объявляет конкурс студенческих работ (эссе), посвященный празднованию этого праздника.

Конкурс эссе – добровольное индивидуальное соревнование студентов на лучшую работу, излагающую взгляды и представления, связанные с темой конкурса. Конкурс носит открытый характер, количество участников не ограничено.

Тема конкурса:

«Книга, изменившая мою жизнь»

Конкурс проводится в 3 этапа:

1 этап – в срок не позднее 25 марта необходимо подать заявку по форме (прилагается) на участие в конкурсе;

2 этап – выслать работы до 10 апреля по электронному адресу: [email protected]

3 этап – подведение итогов и награждение победителей – 29 апреля.

Конкурсные работы будут оценены группой экспертов из профессорско-преподавательского состава кафедры филологии МДА.

Эссе оцениваются по нескольким критериям:

  • содержание;
  • способность грамотно излагать свои мысли;
  • ясность стиля;
  • последовательность изложения;
  • выразительность;
  • самостоятельность мышления;
  • оригинальность раскрытия темы.

Имена и фамилии победителей будут известны после подведения итогов конкурса. Конкурсные работы не рецензируются и не возвращаются.

Требования к конкурсным работам

Работа должна соответствовать теме конкурса.
Объем: 3-5 страниц машинописного текста, 14 шрифт, 1,5 интервал.

Пресс-служба МДА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сочинение-рассуждение на тему «Книга в моей жизни»

Нам часто приходится слышать, что мы читаем не так много, как наши родители, бабушки и дедушки в нашем возрасте. Наверное, это так. Я и мои сверстники все больше проводим время в Интернете. В нем масса интересных вещей. А еще там собранно практически все то, что когда-то кем-то было написано или сказано. Но если хорошенько подумать: откуда все там взялось? Как появилось? Безграмотный, ничего не знающий человек, не смог бы все это придумать, составить. Такое возможно лишь в том случае, если он сам много читал, учил, узнавал. А основательные знания можно получить только из книг. Не зря ведь говорят: «Книга – самый мудрый учитель».

Я даже не могу вспомнить, когда произошло мое знакомство с книгой. Наверняка тогда, когда моими единственными словами были только «мама» и «папа». Мне, как и всем детям читали сказки: «Колобок», «Репка», «Курочка ряба», «Гуси-лебеди». И мне это нравилось! Всем детям нравится, когда им читают.

Сейчас каждый из нас сам выбирает, что ему читать – не нужно дожидаться, когда освободятся родители. А это значит, что в любую минуту можно нырнуть в совершенно иное измерение. Просто берешь, открываешь книгу – и ты уже там! Есть хорошее выражение: «Книга не самолёт, а за тридевять земель унесёт». И не важно, сделана она по старинке – из бумаги или её странички светятся с монитора компьютера. Главное, что с ней перед тобой открывается маленькое окошко в большой мир. Хорошая книга, как верный друг, который дарит тебе знания. Причем делают это по-доброму и не навязчиво.

Вот, например, учебники – старшие приятели. Поэзия Пушкина или Некрасова – друзья-романтики. Книги Анатолия Рыбакова – друзья-герои, свято верящие в справедливость. Фантастические повести Кира Булычева – друзья-исследователи, для которых дружба дороже всех приключений…

Любая книга – новый друг со своим характером, взглядом на жизнь. Думаю, чем больше хороших друзей, тем лучше. Мне с ними интересно.

Посмотрите эти сочинения

  • Сочинение на тему «О чем шептались осенние листья» Было туманное осеннее утро. Я шел по лесу, погруженный в раздумья. Я шел медленно, не спеша, а ветер развевал мой шарф и свисающие с высоких ветвей листья. Они колыхались на ветру и будто бы о чем-то мирно говорили. О чем шептались эти листья?
    Быть может, они шептались об ушедшем лете и жарких лучах солнца, без которых теперь они стали такими желтыми и сухими. Быть может, они пытались позвать прохладные ручьи, которые смогли бы напоить их и вернуть к жизни. Быть может, они шептались обо мне. Но только шепот […]
  • Сочинение про Байкал (на русском языке) Озеро Байкал известно на весь мир. Известно оно тем, что является самым большим и глубоким озером. Вода в озере пригодна для питья, поэтому оно очень ценно. Вода в Байкале не только питьевая, но еще и лечебная. Она насыщена минералами и кислородом, поэтому ее употребление положительно влияет на здоровье человека.
    Байкал находится в глубокой впадине и со всех сторон окружен горными хребтами. Местность возле озера очень красивая и имеет богатую флору и фауну. Еще, в озере проживает много видов рыб – почти 50 […]
  • Сочинение на тему «Моя родина — Беларусь» Я живу в зеленой и красивой стране. Она называется Беларусь. Ее необычное имя говорит о чистоте этих мест и о необычных пейзажах. От них веет спокойствием, простором и добротой. И от этого хочется что-то делать, наслаждаться жизнью и любоваться природой.
    В моей стране очень много рек и озер. Они нежно плещутся летом. Весной раздается их звонкое журчание. Зимой зеркальная гладь манит к себе любителей катания на коньках. Осенью по воде скользят желтые листья. Они говорят о скором похолодании и предстоящей спячке. […]
  • Сочинение про рябину Осенняя красавица в ярком наряде.
    Летом рябина незаметна. Она сливается с другими деревьями. Зато осенью, когда деревья одеваются в жёлтые наряды, её можно заметить издалека. Яркие красные ягоды привлекают внимание людей и птиц. Люди любуются деревом. Птицы лакомятся его дарами.
    Даже зимой, когда повсюду белеет снег, рябина радует своими сочными кистями. Её изображения можно встретить на многих новогодних открытках. Художники любят рябину, потому что она делает зиму веселее и красочней. Любят дерево и поэты. Её […]
  • Почему я выбрала профессию повара? (сочинение) Есть множество замечательных профессий, и каждая из них, несомненно, является необходимой нашему миру. Кто-то строит здания, кто-то добывает полезные стране ресурсы, кто-то помогает людям стильно одеваться. Любая профессия, как и любой человек — совершенно разные, однако все они непременно должны кушать. Именно поэтому появилась такая профессия, как повар.
    С первого взгляда может показаться, что кухня — область несложная. Что трудного в том, чтобы приготовить поесть? Но на самом деле искусство готовки — одно их […]
  • Сочинение на тему «Я горжусь своей Родиной» С самого детства родители говорили мне, что наша страна — самая большая и сильная в мире. В школе на уроках мы с учителем читаем много стихотворений, посвященных России. И я считаю, что каждый россиянин должен, обязан гордиться своей Родиной.
    Гордость вызывают наши бабушки и дедушки. Они воевали с фашистами для того, чтобы мы сегодня смогли жить в тихом и спокойном мире, чтобы нас, их детей и внуков, не затронула стрела войны.
    Моя Родина не проиграла ни одной войны, а если дела были плохи — Россия все равно […]
  • Сочинение на тему «Интересная встреча с ветераном войны» Давным-давно окончилась Великая Отечественная война. Она была безжалостной и самой кровавой войной двадцатого столетия. Но и сейчас среди нас живут те, кто помнит ту войну, это ветераны. Их осталось совсем мало. В то время, когда они были юными, чуть-чуть старше нас, они защищали Родину от жестокого врага в Советской армии.
    Мне интересны рассказы ветерана Леонида Ивановича Куликова о воинской службе и о Великой Отечественной войне. Теперь Леонид Иванович полковник в отставке, у него весь китель в наградах: […]
  • Сочинение на тему «Что такое мир?» Что такое мир? Жить в мире — это самое важное, что может быть на Земле. Ни одна война не сделает людей счастливыми, и даже увеличивая собственные территории, ценой войны, они не становятся богаче морально. Ведь ни одна война не обходится без смертей. И те семьи, где теряет своих сыновей, мужей и отцов, пусть даже зная, что они герои, все равно никогда не насладятся победой, получив потерю близкого. Только миром можно достичь счастья. Только мирными переговорами должны общаться правители разных стран с народом и […]
  • Сочинение-рассуждение на тему: «Ученье свет, а неученье – тьма» С детства мы ходим в школу и изучаем разные предметы. Некоторые считают, что это ненужное дело и только забирает свободное время, которое можно потратить на компьютерные игры и что-то еще. Я думаю по-другому.
    Есть такая русская пословица: «Ученье свет, а неученье – тьма». Это значит, что для тех, кто узнает много нового и стремится к этому, впереди открывается светлая дорога в будущее. А те, кто ленится и не учится в школе, останутся всю свою жизнь во тьме глупости и невежества. Люди, которые стремятся к […]
  • Сочинение «Про бабушку» Мою бабушку зовут Ирина Александровна. Она живет в Крыму, в поселке Кореиз. Каждое лето мы с родителями ездим к ней в гости. Мне очень нравится жить у бабушки, ходить по узким улицам и зеленым аллеям Мисхора и Кореиза, загорать на пляже и купаться в Черном море.
    Сейчас моя бабушка на пенсии, а раньше она работала медсестрой в санатории для детей. Иногда она брала меня к себе на работу. Когда бабушка надевала белый халат, то становилась строгой и чуточку чужой. Я помогала ей измерять детям температуру — разносить […]
  • Сочинение на тему «Имя существительное» Наша речь состоит из множества слов, благодаря которым можно передать любую мысль. Для удобства использования все слова поделены на группы (части речи). Каждая из них имеет свое название.
    Имя существительное. Это очень важная часть речи. Оно обозначает: предмет, явление, вещество, свойство, действие и процесс, имя и название. Например, дождь – это явление природы, ручка – предмет, бег – действие, Наталья – женское имя, сахар – вещество, а температура – это свойство. Можно привести много других примеров. Названия […]
  • Сочинение-рассуждение на тему «Зачем нам нужен речевой этикет?» Вся наша жизнь регулируется определенными сводами правил, отсутствие которых может спровоцировать анархию. Только представьте, если отменят правила дорожного движения, конституцию и уголовный кодекс, правила поведения в общественных местах, начнется хаос. То же касается и речевого этикета.
    На сегодня многие не придают большого значения культуре речи, к примеру, в социальных сетях все больше можно встретить неграмотно пишущих молодых людей, на улице – неграмотно и грубо общающихся. Я считаю, что это проблема, […]
  • Сочинение на тему «Зачем человеку нужен язык?» С давних пор язык помогал людям понимать друг друга. Человек неоднократно задумывался над тем, зачем он нужен, кто его придумал и когда? И почему он отличается от языка животных и других народов. В отличие от сигнального крика животных, с помощью языка человек может передать целую гамму эмоций, свое настроение, информацию.
    В зависимости от национальности, у каждого человека свой язык. Мы живем в России, поэтому наш родной язык – русский. На русском говорят наши родители, друзья, а также великие писатели – […]
  • Сочинение по пословице «Язык мой – друг мой» Язык… Сколько значения несет в себе одно слово из пяти букв. С помощью языка человек с раннего детства получает возможность познавать мир, передавать эмоции, сообщать о своих потребностях, общаться.
    Возник язык в далеком доисторическом периоде, когда появилась потребность у наших предков, во время совместного труда, передать свои мысли, чувства, желания своим сородичам.
    С его помощью мы теперь можем изучать любые предметы, явления, окружающий мир, а со временем усовершенствовать свои знания. У нас появилась […]
  • Сочинение на тему «ВОВ 1941-1945» Был прекрасный день — 22 июня 1941 года. Люди занимались своими обычными делами, когда прозвучала страшная весть — началась война. В этот день фашистская Германия, которая завоевывала до этого момента Европу, напала и на Россию. Никто не сомневался в том, что наша Родина сможет победить врага. Благодаря патриотизму и героизму наш народ и смог пережить это страшное время.
    В период с 41 по 45 годы прошлого века страна потеряла миллионы человек. Они пали жертвами безжалостных сражений за территорию и власть. Ни […]
  • Сочинение про интернет на русском языке Сегодня, интернет есть почти в каждом доме. В интернете можно найти много очень полезной информации для учебы или для чего-нибудь другого. Многие люди смотрят в интернете фильмы и играют в игры. Также, в интернете можно найти работу или даже новых друзей. Интернет помогает не терять связь с родственниками и друзьями, которые живут далеко. Благодаря интернету с ними можно связаться в любую минуту. Мама очень часто готовит вкусные блюда, которые нашла в интернете. Еще, интернет поможет и тем, кто любит читать, но […]
  • Сочинение-рассуждение на тему «Что такое дружба?» Дружба – это взаимное, яркое чувство, ни в чем не уступающее любви. Дружить не только нужно, дружить просто необходимо. Ведь ни один человек в мире не может прожить всю жизнь в одиночестве, человеку, как для личностного роста, так и для духовного просто необходимо общение. Без дружбы мы начинаем замыкаться в себе, страдаем от непонимания и недосказанности.
    Для меня близкий друг приравнивается к брату, сестре. Таким отношениям не страшны никакие проблемы, жизненные тяготы. Каждый по-своему понимает понятие […]
  • Сочинение-рассуждение на тему «Моя Россия» Родная и самая лучшая в мире, моя Россия. Этим летом я с родителями и сестрой ездил отдыхать на море в город Сочи. Там, где мы жили, было ещё несколько семей. Молодая пара (они недавно поженились) приехали из Татарстана, рассказывали, что познакомились, когда работали на строительстве спортивных объектов к Универсиаде. В соседней с нами комнате жила семья с четырьмя маленькими детками из Кузбасса, папа у них шахтёр, добывает уголь (он называл его «чёрное золото»). Ещё одна семья приехала из Воронежской области, […]
  • Поэзия 60-х годов 20 века (сочинение) Поэтический бум шестидесятых годов 20 века
    Шестидесятые годы 20 века — это время подъема российской поэзии. Наконец наступила оттепель, были сняты многие запреты и авторы смогли открыто, не боясь репрессий и изгнаний, выражать свое мнение. Сборники стихов стали выходить настолько часто, что, пожалуй, такого «издательского бума» в области поэзии не было никогда ни до, ни после. «Визитные карточки» этого времени — Б.Ахмадулина, Е.Евтушенко, Р.Рождественский, Н.Рубцов, и, конечно же, бард-бунтарь […]
  • Сочинение-рассуждение на тему «Мой дом – моя крепость» Мой дом – моя крепость. Это правда! Он не имеет толстых стен и башен. Но в нем живет моя маленькая и дружная семья. Мой дом – это простая квартира с окнами. От того, что моя мама всегда шутит, а папа ей подыгрывает, стены нашей квартиры всегда наполняются светом и теплом.
    У меня есть старшая сестра. Мы не всегда с ней ладим, но я все равно скучаю по смеху сестры. После школы мне хочется бежать домой по ступенькам подъезда. Я знаю, что открою дверь и почувствую запах мамы и папиного крема для туфель. Перешагну […]

10 лучших сборников эссе десятилетия ‹Literary Hub

Друзья, это правда: приближается конец десятилетия. Это было трудное, вызывающее беспокойство, морально скомпрометированное десятилетие, но, по крайней мере, оно было наполнено какой-то чертовски хорошей литературой. Мы возьмем наши серебряные накладки, где сможем.

Итак, поскольку наша священная обязанность как литературного и культурного веб-сайта — хотя и полностью осознавая потенциально бесплодный и бесконечно оспариваемый характер задачи — в ближайшие недели мы рассмотрим лучшие и наиболее важные это не всегда одни и те же) книги того десятилетия.Конечно, мы будем делать это с помощью различных списков. Мы начали с лучших дебютных романов, лучших сборников рассказов, лучших сборников стихов и лучших мемуаров десятилетия, и теперь мы достигли пятого списка в нашей серии: лучших сборников эссе, опубликованных на английском языке в период с 2010 по 2019 год.

Следующие книги были выбраны после долгих дебатов (и нескольких раундов голосования) сотрудниками Literary Hub. Были пролиты слезы, задеты чувства, книги перечитаны.И, как вы вскоре увидите, нам было сложно выбрать всего десять, поэтому мы также включили список несовпадающих мнений и еще более длинный список мнений. Как всегда, вы можете бесплатно добавить любое из ваших любимых, которые мы пропустили в комментариях ниже.

***

Оливер Сакс, The Mind’s Eye (2010)

Ближе к концу своей жизни, возможно, подозревая или чувствуя, что она подходит к концу, доктор Оливер Сакс стремился сосредоточить свои усилия на широкомасштабных интеллектуальных проектах, таких как On the Move (мемуары), The River of Consciousness (гибридная интеллектуальная история) и галлюцинаций, (медитация длиной в целую книгу о галлюцинациях).Но в 2010 году он дал нам еще одну классику в стиле, который впервые сделал его знаменитым, форму, которую он произвел революцию и привнес в современный литературный канон: медицинский пример в виде эссе. В The Mind’s Eye Сакс сосредотачивается на видении, расширяя понятие, чтобы охватить не только то, как мы видим мир, но и то, как мы наносим этот мир на карту нашего мозга, когда наши глаза закрыты и мы общаемся с более глубокими тайниками мира. сознание. Рассказывая истории пациентов и общественных деятелей, а также свою собственную историю рака глаз (состояния, которое в конечном итоге могло распространиться и способствовать его смерти), Сакс использует зрение как линзу, через которую можно увидеть все, что делает нас людьми, что связывает мы вместе, и то, что нас мучительно разделяет.Эссе, составляющие эту коллекцию, являются типичными Мешками: чувствительные, ищущие, обладающие опытом, который передает научную информацию и экспериментирует в терминах, которые мы не только можем понять, но и расширять то, как мы видим жизнь, протекающую вокруг нас. Тематические исследования «Стерео Сью» концертной пианистки Лилиан Калир и Ховарда, писателя-детектива, который больше не умеет читать, являются основными моментами коллекции, но каждое эссе — это своего рода драгоценный камень, добытый и отполированный одним из великие сказочники нашей эпохи. — Дуайер Мерфи, главный редактор CrimeReads

Джон Иеремия Салливан, Pulphead (2011)

У американского эссе был момент в начале десятилетия, и Pulphead был прямо посередине. Без каких-либо достоверных данных я могу сказать вам, что этот сборник статей из журнала Джона Иеремии Салливана, опубликованный в основном в GQ , но также в The Paris Review и Harper’s , был единственным полным сборником эссе большей части моих друзья-литераторы читали с года, сутулиться в сторону Вифлеема года, и, вероятно, это была одна из немногих полных сборников эссе, о которых они вообще слышали.

Ну, мы все выбрали хороший. Каждое эссе в Pulphead является блестящим и интересным и освещает какой-то маленький уголок американского опыта — даже если это всего лишь один дом с Салливаном и стареющим писателем внутри («Мистер Литл» на самом деле выделяется в коллекции с без наполнителя; он получил награду National Magazine Award и Pushcart Prize). Но о чем они? О, Эксл Роуз, фестивали христианского рока, живущие вокруг съемок фильма One Tree Hill , движение Tea Party, Майкл Джексон, Bunny Wailer, влияние животных и, клянусь, Миз (из Real World / Road Rules Бросьте вызов славе).

Но, как указал Дэн Койс, эти эссе объединяет, помимо их общего тона и превосходного качества, «сущностное любопытство их автора к миру, его внимание к идеальным деталям и его большое чувство юмора в раскрытии обоих его предметов». и его собственные недостатки ». Они также очень хорошо написаны, многое заимствовано из художественной техники и мастерства предложений, их литературные удовольствия настолько остры и замечательны, что Джеймс Вуд начал свой обзор коллекции в журнале The New Yorker с викторины: «Являются ли следующие предложения началом очерки или рассказы? » (Это была не сложная викторина, учитывая контекст.)

Трудно не почувствовать, читая этот сборник, как будто кто-то проник в ваш мозг, достал недоделанные вещи, о которых вы говорите с друзьями, исследовал их, прожил их и представил вам умнее, лучше и тщательнее, чем ты когда-либо мог. Так что читайте это с трепетом, если хотите, но прочтите. — Эмили Темпл, старший редактор

Александр Хемон, Книга моей жизни (2013)

Такова виртуозность на уровне предложений Александра Хемона — боснийско-американского писателя, эссеиста и критика, — что на протяжении всей его карьеры его часто сравнивали с дедушкой стилистов прозы заимствованных языков: Владимиром Набоковым.Хотя, конечно, объективно замечательно, что каждый может так красиво писать на языке, который они выучили в свои двадцать, больше всего в творчестве Хемона меня восхищает то, как он придает каждому эссе, рассказу и роману глубокую человечность и человечность. контролируемая (но никогда не подавляемая) ярость. Еще он может быть чертовски забавным. Хемон вырос в Сараево и в 1992 году уехал учиться в Чикаго, где он почти сразу оказался в затруднительном положении, вынужденный наблюдать издалека, как его любимый родной город подвергался безжалостной четырехлетней бомбардировке, самой продолжительной осаде столицы в мире. история современной войны.В этих необычных мемуарах-эссе много всего: это любовное письмо семье, которая его воспитала, и семье, которую он построил в изгнании; это богатый, радостный и сложный портрет места, которое в 90-е стало синонимом войны и разрухи; и это элегия мучительной утрате драгоценных вещей. Есть эссе о достижении совершеннолетия в Сараево и еще одно о том, почему он не может заставить себя покинуть Чикаго. Есть истории об отношениях, которые устанавливаются и поддерживаются на футбольном поле или за шахматной доской, и истории о соседях и наставниках, ставших чудовищными из-за этнических предрассудков.Как хор, они поют проницательно, с кривым юмором и невообразимой печалью. Я не преувеличиваю, когда говорю, что последний сокрушительный отрывок из коллекции «Аквариум», в котором подробно описывается опухоль мозга его маленькой дочери и месяцы агонии, приведшие к ее смерти, остается самым болезненным эссе, которое я когда-либо читал. — Дэн Шиэн, редактор книжных знаков

Робин Уолл Киммерер, Плетение Sweetgrass (2013)

Из каждого эссе в моем неустанно целевом экземпляре Braiding Sweetgrass , Dr.Прекрасно представленный Робин Уолл Киммерер аргумент в пользу того, почему и как мы должны продолжать движение, особенно поражает: ее рассказ о профессоре, ставшем лесником, Францем Дольпе. Когда Долп несколько десятилетий назад повторно посетил ферму, которую он когда-то делил со своей бывшей женой, он обнаружил сцену разрушения: новые владельцы фермы сровняли с землей землю, на которой он пытался построить жизнь. «Я сидел среди пней и клубящейся красной пыли и плакал», — написал он в своем дневнике.

Многие представители моего поколения (и моложе) испытывают беспомощность — и значительную ярость — при обнаружении себя взрослыми в мире, где власть имущие, кажется, полны решимости отказаться или уничтожить все, что человеческим телам всегда нужно для выживания: воздух вода, земля.Просить любую отдельную книгу говорить об этой беспомощности почему-то кажется несправедливым; тем не менее, Braiding Sweetgrass делает это, переплетая описания местных традиций с науками об окружающей среде, чтобы показать, как выживание выглядело на протяжении многих тысячелетий. В эссе Киммерер описывается ее личный опыт женщины-потавотами, эколога растений и учителя, а также рассказывается о множестве способов, которыми люди жили в отношениях с другими видами. Она описывала работу Долпа (он оставил пни ради восстановления леса на побережье Орегона) или работу других по сбору кленового сахара, созданию корзин из черного ясеня или посадке кукурузы, бобов и тыквы в саду Трех сестер. приносит надежду.«Созревшие колосья и набухшие плоды советуют нам умножать все дары в отношениях», — пишет она о Трех сестрах, которые все поддерживают друг друга по мере своего роста. «Так продолжается мир». — Корин Сигал, старший редактор

Hilton Als, Белые девушки (2013)

В мире, где мы так часто сводимся к одному сущностному «я», захватывающая книга критических эссе Хилтона Алса « White Girls », в которой размышляет о том, как он и другие испытуемые читают, проецируют и впитывают части белой женственности, является настоящим примером. радикально раскрепощающая книга.Это одно из немногих произведений критического мышления, которое не просит читателя, его автора или кого-либо, о ком он пишет, наклониться перед дверным косяком для полной разборчивости перед входом. Кое-что он также разрешил испытуемым и читателям своей первой книги, великолепному эссе длиной в книгу « Женщины, », серии риффов и психологических портретов Дороти Дин, Оуэна Додсона и собственной матери автора, среди прочих. Одним из необычных для того времени изменений в этой книге было то, как она признает то, как мы живем в телах, состоящих из различно гендерных влияний.Прочитать книгу « White Girls » сейчас — значит ощутить полную свободу этого дара и поразиться невероятной универсальности и уму Алс.

Он, пожалуй, самый талантливый американский критик из ныне живущих. Он может писать в жанрах, таких как поп-музыка и кино, где быть частью аудитории — это фантазия, происходящая в темноте. Он также достаточно хорошо осведомлен, чтобы знать, как мир искусства строит репутацию благодаря кивку богатых белых покровителей, что является серьезным противоречием в то время, когда Жан-Мишель Баския является самым дорогим современным художником Америки.Сворачивание и постоянное движение Алса в исполнении перформанса означает, что он особенно хорошо описывает эффект искусства, изменчивого и нестабильного, построенного на смешении выдуманных концепций и очевидного факта их влияния на поведение, например, на расу. Например, когда он пишет о Фланнери О’Коннор, он один указывает пальцем на ее «непростой и неизбежный союз черного и белого, священного и профанного, дерьма и звезд». От Эминема до Ричарда Прайора, от Андре Леона Талли до Майкла Джексона, Алс входит в жизнь и творчество многих артистов, которые превращают очарование расы и белизну в ярость и песню и описывают сложность их красоты, как будто от этого зависела его жизнь.Здесь также есть краткие воспоминания, которые остановят ваше сердце. Это важная работа для понимания американской культуры. –Джон Фриман, исполнительный редактор

Эула Бисс, Иммунитет (2014)

Мы движемся по миру, как если бы мы могли защитить себя от бесчисленных опасностей, используя то немногое, что у нас есть, чтобы сдержать те страхи, которые накапливаются на краю любой конкретной жизни: потери, болезни, катастрофы, смерти. .Именно этим страхам, усиленным рождением ее первого ребенка, противостоит Юла Бисс в своем важнейшем сборнике эссе 2014 года « On Immunity ». Как и любой великий эссеист, Бисс движется по концентрическим кругам от своего собственного очень личного взгляда на мир, чтобы раскрыть более широкие истины, открывая при этом культуру, поглощенную тревогой из-за всепроникающей токсичности современной жизни. Когда Бисс исследует эту культуру — привилегий, белизны — она ​​спрашивает себя, подвергая сомнению неубедительные способы, которыми мы вооружаемся наукой или суевериями против нечистот повседневного существования.

Спустя пять лет после публикации вызывает тревогу тот факт, что On Immunity как никогда ощущает неотложную (и необходимую) защиту фундаментальной науки. Мы узнаем, что вакцинация происходит от вакцины vacca — для коров — после открытия 17-го века, что небольшого применения коровьей оспы часто было достаточно, чтобы сделать прививку от бедствия натуральной оспы, — этимологическое отступление, которое опровергает современные конспиративные страхи перед большой фармацевтикой и фармацевтикой. повестка дня вакцинации. Но Бисс никогда не ругает и не преуменьшает страхи других, и в своей щедрости и открытости выполняет аккуратный (и важный) трюк: поскольку мы принадлежим к тому самому миру, которого боимся, она, кажется, предполагает, что мы сами нечисты, должны иметь всегда был таким, проницаемым, уязвимым, но намного сильнее, чем мы думаем. — Джонни Даймонд, главный редактор

Ребекка Сольнит, Мать всех вопросов (2016)

Когда в 2008 году было опубликовано эссе Ребекки Сольнит «Мужчины объясняют мне вещи», оно быстро стало культурным феноменом, в отличие от почти любого другого в недавней памяти, придавая язык поведению, свидетелем которого была почти каждая женщина — объяснения мужчин — и, в частности, процесс выявления этого поведения, стимулирование движения, онлайн и офлайн, чтобы рассказать о том, как патриархальное высокомерие пронизывает всю нашу жизнь.(Это также станет титульным эссе в ее сборнике, опубликованном в 2014 году.) Мать Всех Вопросов продолжает эту работу и развивает ее, чтобы исследовать природу самовыражения — кому это предоставляется и отрицал это, какие институты были созданы, чтобы ограничить это, и что происходит, когда этим занимаются женщины. Сольнит обладает исключительным даром описывать и расшифровывать женоненавистническую динамику, которая управляет миром настолько универсально, что они могут казаться невидимыми, и гендерное насилие, которое настолько распространено, что может казаться ничем не примечательным; это наименование мощно и открывает пространство для обмена историями, которые формируют нашу жизнь.

«Мать всех вопросов», , состоящий из эссе, написанных в период с 2014 по 2016 год, во многом вооружил нас некоторыми инструментами, необходимыми для того, чтобы выжить в годы газлайтинга Трампа, в котором многие из нас — и особенно женщины — продолжали услышать от власть имущих, что то, что мы видим и слышим, не существует и никогда не существовало. Solnit также признает, что такие ярлыки, как «женщина» и другие гендерные ярлыки, являются идентичностями, которые в действительности изменчивы; Рецензируя книгу для журнала The New Yorker , Мойра Донеган предположила, что «Одним из полезных рабочих определений женщины может быть« тот, кто испытывает женоненавистничество ».Какие бы слова мы ни использовали, Солнит пишет во введении к книге, что «когда слова прорываются сквозь невыразимость, то, что терпимо в обществе, иногда становится невыносимым». Эта работа по повествованию всегда была жизненно важной; это по-прежнему имеет жизненно важное значение, и в этой книге это сделано блестяще. — Корин Сигал, старший редактор

Валерия Луизелли, Расскажи мне, как это закончится (2017)

Эссе новоиспеченного коллеги Макартура Валерии Луизелли, состоящее из четырех (а на самом деле шести) частей в качестве переводчика для незарегистрированных и несопровождаемых детей-мигрантов, пересекших U.Граница между Южной и Мексикой. Эссе Луизелли, написанное одновременно с ее романом «« Архив пропавших детей »» (вымышленное исследование той же темы), предлагает захватывающее тщеславие, построение аргумента на основе вопросов в правительственном анкете, раздаемом этим детям для обработки их прибытия. (Помимо того факта, что это эссе — душераздирающий шедевр, это такое хорошее тщеславие — превращение холодного, воспроизводимого административного документа в сугубо личную литературу.Луизелли переплетает обоснованное обсуждение анкеты с рассказом о поездке Луизелли с мужем и семьей по Америке, пока они (оба граждане Мексики) ждут обработки своих собственных заявок на получение грин-карты. Именно в этой поездке Луизелли размышляет о тысячах детей-мигрантов, которые таинственным образом пересекают границу в одиночку. Но настоящая цель эссе состоит в том, чтобы на самом деле вникнуть в реальные истории некоторых из этих детей, которые являются мучительными, а также серьезно и четко разоблачить то, что буквально происходит, процедурно, когда они действительно прибывают — от анкет до судов, поскольку их поглощает бюрократический вихрь.Наряду со всем этим Луизелли также берет на себя больше, исследуя более широкие контекстуальные отношения между Соединенными Штатами Америки и Мексикой (а также другими странами Центральной Америки в более широком смысле) по мере их развития к нынешнему неблагоприятному моменту. Скажи мне, чем это кончится. такой маленький, но он такой страстный и энергичный: он отчаянно достигает в своей прозе объемом менее 100 страниц того, чего никогда не удавалось столетиям, милям и бесконечным записям федеральной бюрократии. и никогда не заботились о том, чтобы обратить вспять дегуманизацию латиноамериканских иммигрантов, которая происходит, когда они ступают в эту страну. — Оливия Рутильяно, член редакции CrimeReads

Зэди Смит, Feel Free (2018)

В эссе «Знакомьтесь, Джастин Бибер!» в « Feel Free » Зэди Смит пишет, что ее интерес к Джастину Биберу — это не интерес к внутренней сущности самого певца, а к «идее объекта любви». Это эссе, в котором Смит представляет себе встречу между Бибером и покойным философом Мартином Бубером («Бибер и Бубер — альтернативные варианты написания одной и той же немецкой фамилии», — объясняет она в одной из многих успешных сносок.«Кто я такой, чтобы игнорировать эти намеки вселенной?»). Смит допускает, что эта посылка немного напоминает посылку -y: «Я знаю, я знаю». Тем не менее, итоговое эссе представляет собой очень забавное, очень умное и несложное исследование индивидуальности и истинной «встречи» с примесью позднего капитализма, добавленной для хорошей меры. Слияние высокой и низкой культуры — это хлеб с маслом практически каждой престижной публикации в Интернете в наши дни (и, конечно же, всех «публичных интеллектуалов» в Твиттере), но эссе в сборнике Смита не кажутся знакомыми — возможно, потому, что у нее, как мы давно знаем, необычный навык.Хотя я считаю, что Смит, вероятно, могла бы убедительно написать обо всем, она мудро выбирает предметы. Она пишет о Брексите с таким же энтузиазмом, как и вышеупомянутые белиберы, и каждое эссе чрезвычайно увлекательно. «Она содержит множество, но ее точка зрения состоит в том, что все мы», — пишет Гермиона Хоби в своем обзоре коллекции в The New Republic . «В то же время, в наших бесконечных различиях, мы никто, кроме самих себя». — Джесси Гейнор, редактор социальных сетей

Тресси Макмиллан Коттом, Толстый: и другие очерки (2019)

Тресси Макмиллан Коттом — академик, превзошедший башню из слоновой кости и ставший общественным интеллектуалом, который может легко появляться в ток-шоу по радио или телевидению, чтобы обсуждать расу, пол и капитализм.Ее сборник эссе отражает эту двойственность, сочетая научные работы с мемуарами, чтобы создать сборник об опыте чернокожих женщин в постмодернистской Америке, который представляет собой «перекрестный анализ со стороной поп-культуры». Эссе варьируются от анализа сексуального насилия до популистской политики и социальных сетей, но, сосредоточив внимание на ее собственном опыте, сборник становится чем-то непохожим на другие критики современной культуры. Объясняя название, она размышляет о том, что редактор сказал о ее работе: «Я был слишком читабельным, чтобы быть академиком, слишком глубоким, чтобы быть популярным, слишком черным кантри, чтобы быть литературным, и слишком наивным, чтобы показать строгость моего мышления в сложность моей прозы.Я хотел создать что-то значимое, что звучало бы не только как я, но и как все я. Он был слишком толстым. Одно из самых сильных эссе в книге — «Умереть, чтобы быть компетентным», которое начинается с раскрытия идиотизма LinkedIn (и мифа о меритократии) и заканчивается описанием ее выкидыша, неправильного обращения с болью чернокожей женщины и осуждение бюрократии в сфере здравоохранения. Финалист Национальной книжной премии в области документальной литературы 2019 года, Thick подтверждает, что Макмиллан Коттом является одним из самых бесстрашных общественных интеллектуалов и одним из самых жизненно важных представителей. — Эмили Файертог, заместитель редактора

***

Следующие книги были едва вытеснены из первой десятки, но мы (или, по крайней мере, один из нас) не могли пропустить их без комментариев.

Элиф Батуман, Одержимые (2010)

В серии Бесы Элиф Батуман потакает своей любви к русской литературе, и результат получился забавным и замечательным. В каждом очерке сборника рассказывается о том или ином приключении, которое она пережила во время учебы в аспирантуре сравнительного литературоведения, и каждое из них более непредсказуемо, чем следующее.Был случай, когда «известный деятель ХХ века» показал аспиранту пальцем; и время, когда Батуман оказался на лето в Самарканде, Узбекистан; и время, когда она убедила себя, что Толстой был убит и провел всю Толстовскую конференцию в Ясной Поляне, обдумывая улики и мотивы. Каждое эссе, богатое историческими подробностями о русских авторах и литературе и продуманное до мелочей, представляет собой смесь критического анализа, культурной критики и серьезного размышления над такими крупными идеями, как идентичность, интеллектуальное наследие и авторство.Обладая остроумием и змееподобной формой своих повествований, Батуман принимает форму, напоминающую сократовский дискурс, задавая вопросы в начале своих эссе, а затем делая отступления, которые более или менее побуждают читателя синтезировать ответ для себя. Эти отклонения всегда забавны и, возможно, составляют основу коллекции, рассказывая абсурдные анекдоты с иностранными учеными или неловкие, сюрреалистические встречи с незнакомцами из Восточной Европы. Центральное место в коллекции занимают интеллектуальные аспекты Батумана, в которых она выдвигает теорию — например, «проблему личности»: неспособность когда-либо полностью уловить свой характер, — которые в конечном итоге накладывают на темы книги.«Вы, безусловно, мой самый интересный ученик», — сказал Батуману один профессор. Но она также любопытна, полна энтузиазма, задумчива и настолько осведомлена, что может даже убедить вас (у нее есть я!), Что вы тоже любите русскую литературу так же сильно, как и она. — Элени Теодоропулос, член редакции

Роксана Гей, Плохой феминист (2014)

Сборник эссе Роксаны Гей, ставший уже классическим, — это книга, которая заставит вас смеяться, думать, плакать, а затем задаться вопросом, как культурная критика может быть таким забавным? Мои любимые эссе в книге включают размышления Гей о соревновательном скрэббле, ее сообщения о затруднении в академических кругах, а также ее радостную критику из фильмов и телевидения, но, учитывая широту тем, которые Роксана Гей может обсуждать в увлекательной манере, в этом есть что-то для каждого. один.Эта книга доступна, потому что сам феминизм должен быть доступным — Роксана Гей может черпать вдохновение из романов молодых художников или шоу про дружбу, как она должна представить концепции из академического мира, и если есть кто-то, кому я доверяю, чтобы связать мосты. разрыв между высокой культурой, низкой культурой и поп-культурой — это богиня Твиттера. Раньше у меня был книжный клуб, посвященный радикальному чтению, и это был один из первых выборов клуба; Через неделю после собрания книжного клуба я заметил нескольких посетителей, собравшихся в кафе книжного магазина, и обнаружил, что они настолько сблизились, обсуждая Плохой феминист , что не могли дождаться следующей встречи книжный клуб, чтобы продолжить обсуждение политики и пересечений, и в этом, в двух словах, сила Роксаны. –Молли Одинц, младший редактор CrimeReads

Ривка Галчен, Маленькие труды (2016)

Как правило, я нахожу рассказы об испытаниях и невзгодах ребенка — они имеют ограниченную привлекательность — может быть, полезны, поскольку они подтверждают, что другие люди также пережили странные реалии жизни с крошечным человеческим телом, но в остальном подвержены риску. погружаются в размышления родителей, восхищенных простым фактом их собственной плодовитости, как если бы они были первыми, кто понял процесс (или нет).Но Little Labors — это не просто сборник эссе о материнстве, возможно, потому, что Галчен изначально «не хотела писать» о своем новорожденном — в основном, пишет она, «потому что меня никогда не интересовали младенцы или матери; на самом деле эти предметы казались мне совершенно не интересными ». Однако, как и многие молодые матери, Галчен вскоре обнаружила, что ее ребенок — которого она иногда называет «пумой» — стал тревожной мыслью, требующей, чтобы о ней писали. Интерес Галчен не только к собственному потомству, но и к младенцам в литературе («В литературе больше собак, чем младенцев, а также больше абортов»), The Pillow Book , сборник размышлений Сэй Сёнагона одиннадцатого века и писатели-матери.Есть разделы, которые заставили меня смеяться вслух, например, когда Галчен постоянно оказывается в лифте с соседом, который всегда отмечает размер пумы. Есть также более глубокие и мрачные размышления, такие как осознание того, что ребенок имеет в виду, «что умирать недопустимо». Бывают дни, когда это неприятно ». Это тонкий сборник, который мне довелось прочитать в идеальное время, и он остается одним из моих фаворитов десятилетия. — Эмили Файертог, заместитель редактора

Чарли Фокс, Этот молодой монстр (2017)

В социальных сетях, как и в своем письме, британский искусствовед Чарли Фокс отвергает ясность за намек и не совсем отвечает на настойчивый вопрос текстового поля Twitter: «Что происходит?» В наши дни трудно сказать. This Young Monster (2017), первая книга Фокса, была опубликована через несколько месяцев после избрания Дональда Трампа, и в какой-то момент Фокс наносит удар по человеку, которого он считает «прямо из кошмара и просто мерзким гребаным головорезом». Тем не менее, Фокс не зацикливается на политике, поскольку большинство монстров, на которые он смотрит, «воплощают инаковость и превращают ее в искусство, разрывая в клочья любую общепринятую идею красоты и заменяя ее чем-то странным и вызывающим беспокойство их собственным изобретением».

Если ненавидят клише, потому что они соответствуют тому, что философ Жорж Батай назвал «общей мерой», то монстры — это мятежные несеквитеры, комедийные или ужасающие отходы от классического идеала.Извращенцы в самом прямом смысле, монстры сбились с какого-то «правильного» курса. Девять глав книги, посвященных конкретному монстру или типу монстров, полны обратных ссылок на знакомые и менее известные средства массовой информации. Фокс цитирует изобразительное искусство, фильмы, песни и книги с чудовищной плавучестью ученого. Возьмем, к примеру, одно из его эссе «Дом привидений», оформленное как театральная постановка с двумя главными героями: Клаусом («пьяный молодой вампир-скинхед») и Гермионой («юная волшебница с зеленой кожей и угольно-черными волосами», которая выглядит больше как Злая Ведьма, чем ее тезка).Хор — это труппа любителей трюков. Если взять за основу режиссера Кэмерона Джейми, остальное — это свободные ассоциации о готическом декадансе, Детройте и Лос-Анджелесе как городах мертвых. При этом Клаус цитирует материалы Artforum , Dazed & Confused, и Time Out. Это технический подвиг, который превращает художественные диалоги в конвейер культурной критики.

В воображении Фокса Дэвид Боуи и Гидра сосуществуют вместе с Питером Пэном, Деннисом Хоппером и менадами.Книга Фокса тянется к маске чудовища, но не для того, чтобы ее снять, а для того, чтобы почувствовать и понюхать резиновую пленку, чтобы узнать, как она сделана, прежде чем удостовериться, что она все еще плотно прилегает. Модель This Young Monster , сочетающая в себе артхаусную изысканность и шик B-фильмов, рассматривает, как создаются монстры в культуре. Разве самые страшные вещи не делаются при пост-продакшене? Разве это существо не двуличие, вроде зацикленного хора или дублированного крика? — Аарон Робертсон, помощник редактора

Елена Пассарелло, Животные поражают любопытные позы (2017)

Сборник эссе Елены Пассарелло «« Животные в удивительных позах » выбирает печально известных животных и дает им голос, повествование и историю, которых они заслуживают.Подобная коллекция не только актуальна во время шестого вымирания, но и представляет собой амбициозное историческое и антропологическое предприятие, за которое Пассарелло взялась с тщательным исследованием и игривым тоном, который вместо того, чтобы ставить под угрозу ее предмет, усложняет и очеловечивает его. Пассарелло намерен исследовать роль животных на протяжении всей человеческой цивилизации и тем самым построить хронологию человечества, рассказанную в ходе взаимодействия людей с указанными животными. «Из всех образов, составляющих наш мир, образы животных особенно похоронены внутри нас», — пишет Пассарелло в своем первом эссе, чтобы познакомить нас с предметом книги, а также со старейшим из выбранных ею персонажей: Юкой, 39000-летней девушкой. -летний мумифицированный шерстистый мамонт, обнаруженный в вечной мерзлоте Сибири в 2010 году.Это был настолько замечательный и непостижимый случай, учитывая масштабы человеческой цивилизации, что Пассарелло говорит о Юке: «Поскольку язык эпически моложе и мысли, и опыта,« шерстистый мамонт »означает для человеческого мозга нечто большее, чем время». Эссе заканчивается тем, что персонаж кладет руку на пещерный рисунок шерстистого мамонта, сопровождаемый фразой, которая выражает видение автора книги: «И он становится мамонтом, чтобы он мог вообразить мамонта». В руках Пассарелло воображаемые границы между животным, естественным и человеческим миром разрушаются, и возникает связная, хотя и сбивающая с толку целостная история жизни.С точностью и упорством журналиста и духом рассказчика Елена Пассарелло собрала современный бестиарий, достойный созерцания и трепета. — Элени Теодоропулос, член редакции

Эсме Вейджун Ван, Собранные шизофрении (2019)

Сборник эссе Эсме Вейджун Ван — калейдоскопический взгляд на психическое здоровье и жизнь, затронутую шизофренией. Каждое эссе затрагивает разные аспекты темы, но вы захотите прочитать их вместе, чтобы получить целостное представление.Эсме Вейджун Ван великодушно начинает серию The Collected Schizophrenias , признавая стереотип: «Шизофрения ужасает. Это архетипическое расстройство безумия ». Оттуда она знакомит нас с техническим языком, разбирает клиническое определение, данное в Руководстве по диагностике и статистике ( DSM-5 ). А затем она переходит к личному, рассказывая нам о том, как она пришла к собственному диагнозу и как он повлиял на ее повседневную жизнь (ее отношения, ее представления о материнстве).Эсме Вейджун Ван находится в уникальном месте, чтобы писать на эту тему. Как бывший исследователь лаборатории в Стэнфорде, она обращает точный аналитический взгляд на свой опыт, одновременно с огромным терпением раскрывая все для своего читателя. На протяжении всего времени она блестяще разбирает язык в вопросах психического здоровья. (При слове «человек, живущий с биполярным расстройством» вместо использования «биполярного расстройства» в качестве единственного субъекта: «… мы не наши болезни. Мы вместо этого люди с расстройствами и сбоями. Наши условия лежат на нас, как одеяла от оспы; мы одно, а другое — болезнь.Она указывает, как она вооружается против ожидаемых реакций на шизофрению: высокая мода, посещение заведения Лиги плюща. В особенно проницательном эссе она прослеживает психическое заболевание через свое генеалогическое древо. Она также помещает свою историю в более общепринятые культурные контексты, призывая к революционным разоблачениям об опасности институционализации и изображению психических заболеваний на телевидении и в кино (например, в печально известном случае со Стройным человеком, в котором две молодые девушки наносят удар своему лучшему другу из-за изобретенного Интернета. цифра сказала им).Книга « Собрание шизофрении » одновременно интимная и далеко идущая — это информативная и важная (и не будем забывать об искусстве) работа. Я никогда не читал столь красиво написанного и откровенного сборника, как этот. — Кэти Йи, помощник редактора книжных знаков

Росс Гей, Книга наслаждений (2019)

Когда Росс Гей начал писать то, что впоследствии стало Книгой наслаждений, , он задумал это как проект ежедневных эссе, каждое из которых сосредоточено на моменте или моменте удовольствия своего дня.Этот план быстро распался; на четвертый день он пропустил добровольное поручение и решил «с честью и любовью получить удовольствие, выполнив это задание». (Понятно, что «сдуть» — здесь относительный термин, поскольку он все еще работал над книгой.) Росс Гей — великодушный учитель тому, как жить, и этот момент упиваться состраданием к себе — один из многих уроков в году. Book of Delights , в котором моменты общения с незнакомцами переходят в оттенок «красный, я не думаю, что у меня есть слова для», текст от друга, читающий «Я люблю тебя хлебное дерево» и «солнце, как направляю руку мне на спину, говоря, что все возможно. Все ».

Гей не задерживается надолго ни на одной теме, создавая ощущение, что восторг — это продукт не смягчающих обстоятельств, а нашего внимания; его сонастроенность с возможностями одного дня и осознание всех мелких моментов, вызывающих восторг, являются образцом для жизни среди враждующих фракций экономики внимания. Эти небольшие моменты варьируются от физических — обнимание незнакомца, пересадка черенков инжира — до духовных и философских, создающих впечатление сидящего рядом с Гэем в его саду, когда он думает вслух в реальном времени.Слушать — это большая честь. — Корин Сигал, старший редактор

***

Достойны упоминания

Подборка других книг, которые мы серьезно рассмотрели для обоих списков — просто для того, чтобы рассказать об этом подробнее (и потому, что решения трудны).

Терри Кастл, Профессор и другие произведения (2010) · Джойс Кэрол Оутс, В суровой стране (2010) · Джефф Дайер, иначе известный как человеческое состояние (2011) · Кристофер Хитченс, Возможно (2011) · Роберто Боланьо, тр.Наташа Виммер, В скобках (2011) · Дубравка Угрешич, тр. Дэвид Уильямс, Караоке Культура (2011) · Том Бисселл, Волшебные часы (2012) · Кевин Янг, Серый альбом (2012) · Уильям Х. Гасс, Пожизненные приговоры: Литературный Суждения и отчеты (2012) · Мэри Руфл, Безумие, стойка и мед (2012) · Герта Мюллер, тр. Джеффри Маллиган, Кристина и ее двойник (2013) · Лесли Джеймисон, Экзамены на сочувствие (2014) · Меган Даум, Невыразимая (2014) · Дафна Меркин, Обеды славы (2014) · Чарльз Д’Амброзио, Бродяжничество (2015) · Венди Уолтерс, Умножение / деление (2015) · Колм Тойбин, Он Элизабет Бишоп (2015) · Рене Глэдман , Бедствия (2016) · Джесмин Уорд, изд. The Fire This Time (2016) · Lindy West, Shrill (2016) · Mary Oliver, Upstream (2016) · Emily Witt, Future Sex (2016) · Olivia Лэйнг, Одинокий город (2016) · Марк Грейф, Против всего (2016) · Дурга Чу-Бозе, Слишком много, а не настроение (2017) · Сара Джерард, Саншайн Штат (2017) · Джим Харрисон, Действительно большой обед (2017) · Дж.М. Кутзи, Поздние эссе: 2006-2017 гг. (2017) · Мелисса Фебос, Бросьте меня (2017) · Луиза Глюк, Американская оригинальность (2017) · Джоан Дидион, Юг и Запад (2017) · Том Маккарти, Пишущие машинки, бомбы, медузы (2017) · Ханиф Абдурракиб, Они не могут убить нас, пока не убьют нас (2017) · Та-Нехиси Коутс, Мы восемь лет у власти (2017) · Саманта Ирби, Мы никогда не встречаемся в реальной жизни (2017) · Александр Чи, Как написать автобиографический роман (2018) · Алиса Болин, Мертвые девушки (2018) · Мэрилин Робинсон, Что мы здесь делаем? (2018) · Лорри Мур, Посмотрите, что можно сделать (2018) · Мэгги О’Фаррелл, Я есть Я Я (2018) · Иджеома Олуо, Итак, вы хотите Talk About Race (2018) · Рэйчел Куск, Ковентри (2019) · Джиа Толентино, Trick Mirror (2019) · Эмили Бернард, Black is the Body (2019) · Тони Моррисон, Источник самоанализа (2019) · Маргарет Ренкл, Поздние миграции (2019) · Рэйчел Манро, Дикие аппетиты (2019) · Роберт А.Каро, Рабочий (2019) · Арундати Рой, Мое коварное сердце (2019).

50 сборников современных эссе, которые необходимо прочесть (это буфет правды!)

Этот пост содержит партнерские ссылки. Когда вы совершаете покупку по этим ссылкам, Book Riot может получать комиссию.

Мне кажется, что сборники эссе не получают достаточного признания.Они такие замечательные! Они похожи на сборники рассказов, но ИСТИННО. Это похоже на посещение буфета правды. Вы можете получить информацию о оооочень многих темах, иногда в одной книге! Чтобы доказать, что существует миллион потрясающих сборников эссе, я собрал 50 великолепных современных сборников эссе только за последние 18 месяцев. Здесь каждый найдет что-то для себя, начиная от еды, природы, политики, секса, знаменитостей и т. Д.!

Я включил краткое описание от издателя к каждому заголовку.Расскажите нам в комментариях, какие из них вы читали, или о других современных сборниках эссе, которые вам нравятся. Их очень много. Ура, книги!

Коллекции современных эссе, которые необходимо прочитать

Они не могут убить нас, пока не убьют нас Ханиф Абдурракиб

«В эпоху смятения, страха и потерь голос Ханифа Уиллиса-Абдурракиба имеет значение. Идет ли он на концерт Брюса Спрингстина на следующий день после посещения могилы Майкла Брауна или обсуждает публичные проявления привязанности на концерте Карли Рэй Джепсен, он пишет с проницательностью и магнетизмом, которые находят глубокий отклик.”

: Все, пожалуйста, остановитесь ?: Размышления о жизни и другие плохие идеи Дженни Аллен

«Размышления Дженни Аллен варьируются от личных до философских. Она пишет так, как будто кто-то рассказывает анекдот на званом ужине, отказываясь от приличия ради откровенности и комедии. Читать : Все, пожалуйста, остановитесь? — это испытать жизнь с творческим и острым юмором ».

Информационный бюллетень True Story

Подпишитесь на True Story, чтобы получать новости научной литературы, новые выпуски и предстоящие публикации, которые обязательно нужно прочитать.

Спасибо за регистрацию! Следите за своим почтовым ящиком.

Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими условиями использования

Мемуары о длинном глотке: супы, секс и нигерийские вкусовые рецепторы Йемиси Арибисала

«Роскошное меню очерков о нигерийской кухне, с любовью представленное ведущим эпикурейским писателем страны. Помимо аппетитной оценки нигерийской кухни, « Longthroat Memoirs » представляет собой серию любовных писем нигерийскому вкусу. От культурной истории супа до рыбы как афродизиака и чувственного обаяния улиток — Longthroat Memoirs исследует сложность, тщательность и тактильную радость нигерийской гастрономии.”

За гранью: очерки Рэйчел З. Арндт

Beyond Measure — это увлекательное исследование ритуалов, распорядков, показателей и ожиданий, с помощью которых мы пытаемся количественно оценить и приписать ценность нашей жизни. Обладая едким юмором и проницательным интеллектом, Арндт бросает свой взгляд за пределы событийно-ориентированных повествований на механизмы, лежащие в их основе: соревнования по дзюдо, измеряемые взвешиванием и временем ожидания; значение стационарного оттока эллиптического тренажера; механические скрипты приложений для знакомств; ошеломляющее однообразие ежедневных поездок на работу.”

Волшебные часы Тома Биссела

«Отмеченный наградами эссеист Том Бисселл исследует взлеты и падения творческого процесса. Он переносит нас от набора Теория большого взрыва до первого романа Эрнеста Хемингуэя и последней работы Дэвида Фостера Уоллеса; от фильмов Вернера Херцога до фильма Томми Вайзо до редакционного собрания, на котором работа Паулы Фокс была представлена ​​миру. Первоначально опубликованные в таких журналах, как The Believer , The New Yorker и Harper’s , эти эссе представляют собой десять лет лучших работ Биссела по всем аспектам творчества — будь то документальные фильмы о войне в Ираке или голоса персонажей видеоигр — и вызовут столько же размышлений, сколько и смех.”

Мертвые девушки: Очерки переживания американской одержимости Алисой Болин

«В этой пронзительной коллекции Алиса Болин исследует культовые американские работы, от эссе Джоан Дидион и Джеймс Болдуин до Твин Пикс , Бритни Спирс и серийный номер , проливая свет на широко распространенную одержимость женщинами, которые подвергаются жестокому обращению, убивают и лишают гражданских прав. , и чьи тела (мертвые и живые) используются в качестве опоры для поддержки мужских историй. Умная и доступная, вдумчивая и искренняя Болин исследует последствия наших культурных пристрастий и свою собственную роль как потребителя и создателя.”

Между тем: очерки писательской жизни Дженни Булли

«Эссе Дженни Булли полны романтики и чувственных удовольствий, они связывают отступление, размышления, воображение и переживания, которые характеризуют влюбленность, а также жизнь писателя. Литературная теория, философия и лингвистика сталкиваются с памятью, пейзажами снов и фантазией, делая практику написания метафорой иллюзорной природы опыта. « Betwixt and Between » — это во многих смыслах просто книга о том, как жить.”

Свадебные тосты, которые я никогда не устрою Ада Калхун

«В свадебных тостах, которые я никогда не устрою , Ада Калхун представляет непоколебимый, но в то же время любящий портрет своего собственного брака, открывая давно назревший разговор об учреждении, каким оно есть на самом деле: не о счастливом конце любовной истории или пережиток, обреченный на высокий уровень разводов, но начало новой сложной главы, из которой «первые двадцать лет самые тяжелые» ».

Как написать автобиографический роман: очерки Александра Чи

Как написать автобиографический роман — это манифест автора о переплетении жизни, литературы и политики, а также о том, как уроки, извлеченные из жизни, проведенной за чтением и написанием художественной литературы, изменили его.В этих эссе он растет от ученика к учителю, от читателя к писателю и считает себя сыном, геем, американцем корейского происхождения, художником, активистом, любовником и другом. Он исследует некоторые из наиболее важных событий своей жизни и истории страны, в том числе смерть своего отца, кризис СПИДа, 11 сентября, работу, которая поддерживала его писательство — чтение Таро, продажа книг, ожидание Уильяма Ф. Бакли. — написание его первого романа « Эдинбург » и избрание Дональда Трампа.”

Слишком много и не настроение: очерки Дурги Чу-Бозе

« Слишком много, а не настроение — это прекрасное и удивительное исследование того, что значит быть творческой молодой женщиной в первом поколении, работающей сегодня. 11 апреля 1931 года Вирджиния Вульф закончила свою запись в Дневник писателя словами «слишком много и не в настроении», чтобы описать свое разочарование в умиротворении своих читателей, то, что она описала как «втискивание и вырезание». Ей было интересно, есть ли у нее вообще что-нибудь, что действительно стоит сказать.Такое отношение вдохновило Дургу Чу-Бозе на то, чтобы собрать собственные сочинения в этом лирическом сборнике поэтических эссе, исследующих личность и артистический рост. Черпая вдохновение в разнообразной группе проницательных и пытливых женщин-авторов, Чу-Боз передает внутреннее беспокойство, которое всегда держит ее на грани творческого самовыражения ».

Мы были восемь лет у власти: американская трагедия Та-Нехиси Коутс

«Мы были у власти восемь лет» — сетовали чернокожие политики эпохи Реконструкции, когда американский эксперимент с многорасовой демократией закончился возвращением к власти сторонников превосходства белой расы на Юге.В этой обширной коллекции новых и избранных эссе Та-Нехиси Коутс исследует трагические отголоски той истории в наше время: беспрецедентные выборы чернокожего президента, за которыми последовала жестокая реакция, которая способствовала избранию человека, который, по мнению Коутса, является американским » первый белый президент ».

Посмотрите на мир: очерки Слоана Кросли

«В Look Alive Out There, , будь то восхождение на действующие вулканы, разбивание шив, игра с девушкой-сплетницей , дружба со свингерами или прищуривание дула пистолета для плодородия, Кросли продолжает быть на высоте. и электрические однострочные.И по мере того, как ее предметы становятся более серьезными, ее эссе вызывают не только смех, но и длительную эмоциональную нагрузку и проницательность. Кросли приняла вызов, брошенный ее предшественниками — Дороти Паркер, Норой Эфрон, Дэвидом Седарисом — и создала нечто редкое, трогательное и истинное ».

Flâneuse: Женщины гуляют по городу в Париже, Нью-Йорке, Токио, Венеции и Лондоне Лорен Элкин

«Отчасти культурный меандр, отчасти мемуары, Flâneuse отправляет нас в явно космополитическую прогулку, которая начинается в Нью-Йорке, где выросла Элкин, и переносит нас в Париж через Венецию, Токио и Лондон, все города, в которых она жила.Нам показывают пути, проложенные такими фланеями , как писатель-переодетый в переодевание девятнадцатого века Жорж Санд, парижская художница Софи Калле, военный корреспондент Марта Геллхорн и писатель Жан Рис. С упорством и проницательностью Элкин создает мозаику того, что городская обстановка значила для женщин, через литературу, искусство, историю и снимая фильмы о иногда волнующих, а иногда и сложных отношениях между женщинами и мегаполисом ».

Идиофон Эми Фассельман

«Переход от балета к изготовлению лоскутных одеял, от Щелкунчика к интервью с Энни-Би Парсон», Idiophone — это поразительно оригинальная медитация о принятии риска и провокации в искусстве, а также откровенно честное, забавное и интимное рассмотрение создания искусства. в контексте материнства и материнства в контексте зависимости.Компактное, красиво отвлекающее эссе Эми Фассельман кажется одновременно удивительным и легким, подпитываемым широким любопытством и, по сути, радостью «.

Не так уж и плохо: депеши Роксаны Гэй о культуре изнасилования

«В этой ценной и показательной антологии культурный критик и автор бестселлеров Роксана Гей собирает оригинальные и ранее опубликованные статьи, в которых говорится о том, что значит жить в мире, где женщины должны измерять домогательства, насилие и агрессию, с которыми они сталкиваются, и где они «обычно подвергаются второстепенным догадкам, отрицаются, дискредитируются, очерняют, очерняют, принижают, опекают, издеваются, стыдят, подвергают критике, оскорбляют, издеваются» за то, что они высказываются.”

Солнечный штат: очерки Сары Джерард

«Благодаря личному пониманию Экзамены на сочувствие , общественному разоблачению Nickel и Dimed , а также стилистической новизне и интенсивности ее собственного прорывного дебютного романа Binary Star , книга Сары Джерард Sunshine State использует глубоко личный, чтобы раскопать глубокие резервуары человечества, похороненные в уголках нашего мира, с которыми часто труднее всего столкнуться ».

Искусство потраченного впустую дня Патрисии Хэмпл

Искусство потраченного впустую дня — это зрелищный рассказ о путешествиях, написанный на основе пожизненного очарования одиночества.Патрисия Хэмпл посещает дома исторических образцов легкости, которые сделали отдых целью, даже видом искусства. Она начинает с двух знаменитых ирландских дам восемнадцатого века, которые сбежали, чтобы жить «уединенной» жизнью в сельском Уэльсе. Затем ее поиски приводят в Моравию, чтобы рассмотреть монаха-генетика Грегора Менделя, и, наконец, в Бордо за Мишелем Монтенем — героем этой книги — который отошел от придворной жизни, чтобы сидеть в своей замковой башне и писать обо всем, что приходило ему в голову. таким образом изобретая личное эссе.”

Действительно большой обед: Бродячий гурман о еде и жизни, Джим Харрисон

«Легендарный гурман Джима Харрисона в полной мере демонстрируется в A Really Big Lunch . От титульной статьи New Yorker о французском обеде, который пошел на тридцать семь блюд, до статей из Brick , Playboy , информационного бюллетеня Kermit Lynch и других статей о взаимоотношениях между охотником и добычей или непонятном языке винные обзоры, Действительно большой обед пронизан острым аперсоном Харрисона и острым наслаждением чувственными удовольствиями.А между строк фрагменты дают представление о жизни Харрисона за последние три десятилетия. Действительно большой обед — это литературное наслаждение, которое удовлетворит любой аппетит ».

Город бессонницы: Нью-Йорк, Оливер и я Билл Хейс

«Билл Хейс приехал в Нью-Йорк в 2009 году с билетом в один конец и лишь смутным представлением о том, как он обойдется. Но в свои сорок восемь лет, проведя десятилетия в Сан-Франциско, он жаждал перемен. Скорбя по поводу смерти своего партнера, он быстро обнаружил глубокое утешение в непрерывных ритмах города, вид на Эмпайр-стейт-билдинг на фоне ночного неба и самих жителей Нью-Йорка, родственные души, с которыми Хейс, страдающий бессонницей на протяжении всей жизни, столкнулся в последнее время. ночные прогулки с фотоаппаратом.”

Вы бы предпочли ?: Воспоминания о взрослении и выходе Кэти Хини

«Здесь Кэти впервые рассказывает о том, что в двадцать восемь лет осознала, что она гей. В этих острых, забавных эссе она борется со своей изменчивой сексуальностью и идентичностью и описывает, как это было открыто всем, кого она знает (и всем, кого она не знает). Возвращаясь к своему прошлому в поисках каких-либо «ключей», которые могли бы предсказать такой исход, Кэти обнаруживает, что жизнь не всегда движется прямо из точки А в точку Б — как бы мы этого ни хотели.”

Сегодня вечером я — кто-то другой: очерки Челси Ходсон

«От граффити-банд и Grand Theft Auto до сахарных папочек, Шопенгауэра и смертельной игры в русскую рулетку, в этих очерках Челси Ходсон исследует свое собственное желание, чтобы выяснить, где сталкиваются физическое и имущественное. Она спрашивает, чего стоит наша конфиденциальность, близость и наше собственное тело во все более цифровом мире симпатий, связей и обмена ».

Мы никогда не встречаемся в реальной жизни.: Эссе Саманты Ирби

«С мы никогда не встречаемся в реальной жизни. , блогер и комик Саманта Ирби «суки должны есть» превращает серио-комическое эссе в искусство. Разговор о том, как ее трудное детство привело к проблеме с составлением «взрослого» бюджета, объяснение того, почему она должна быть новой холостяцкой — ей 35 лет, но она легко может сойти за 60 с чем-то »- подробное описание катастрофического паломничества. романтические каникулы в Нэшвилле, чтобы развеять прах ее отчужденного отца, поделиться неловкими сексуальными контактами или раздать советы о том, как поддерживать дружбу с бывшими собутыльниками, которые теперь являются пригородными мамами — держитесь там за добычей Costco — она ​​так же ловко подшучивает на призраков своего прошлого, когда она улавливает сильные эмоциональные истины.”

Это будет моей отменой: жизнь на пересечении черных, женщин и феминисток в (белой) Америке Морган Джеркинс

«Вдвойне лишенные прав по признаку расы и пола, часто лишенные места в основном белом феминистском движении, чернокожие женщины объективизируются, заставляют замолчать и маргинализируются с разрушительными последствиями, очевидными и незаметными, которые редко признаются в нашей стране обсуждение неравенства. В эпизоде ​​«« Это будет моя гибель », Джеркинс становится как рассказчиком, так и предметом раскрытия социальной, культурной и исторической истории угнетения черных женщин, которое влияет на чернокожее сообщество, а также на мир, в котором доминируют белые мужчины.”

Везде дома: жизнь в очерках Фентона Джонсона

«Отчасти ретроспектива, отчасти мемуары, коллекция Фентона Джонсона Везде дома: жизнь в эссе исследует сексуальность, религию, географию, кризис СПИДа и многое другое. Странствия Джонсона переносят его с холмов Кентукки на холмы Сан-Франциско, с улиц Парижа на тротуары Калькутты. Попутно он исследует большие и маленькие вопросы: каковы отношения между художниками и музеями, освещенные новогвинейской экспозицией сморщенных голов? В чем разница между эмпиризмом и интуицией? »

Однажды мы все умрем, и все это не будет иметь значения: эссе Скаачи Кул

«В « Однажды мы все умрем, и все это не будет иметь значения », Скаачи Коул использует свой острый, как бритва, юмор, чтобы поделиться всеми страхами, возмущениями и унизительными моментами своей жизни.Она с раннего возраста узнала, что делает ее несчастной, и для Скаачи все может быть поводом для отчаяния. Будь то поход по магазинам, который не прошел; терпеть неловкие разговоры с эпилятором бикини; преодолеть свой страх перед полетом во время отпуска на другом конце света; иметь дело с интернет-троллями или преодолевать страхи и тревоги своих родителей. Наряду с этими личными историями представлены конкретные наблюдения о жизни цветной женщины: каждый аспект ее внешности открыт для критики, насмешек или откровенного презрения; где строгие гендерные правила являются обязательными как в западной, так и в индийской культурах, оставляя мало места для женщины, не сосредоточенной исключительно на браке и детях, чтобы сделать карьеру (и жизнь) для себя.”

Расскажи мне, как это закончится: эссе из 40 вопросов Валерии Луизелли и джона ли Андерсона (переводчик)

«Ужасающая конфронтация между американской мечтой и реальностью недокументированных детей, ищущих новую жизнь в США. Структура состоит из 40 вопросов, которые Луизелли переводит и задает нелегальным латиноамериканским детям, которым грозит депортация. Одноименное эссе Фримена 2016 г.) очеловечивает этих молодых мигрантов и подчеркивает противоречие между представлением об Америке как выдумке для иммигрантов и реальностью расизма и страха — как здесь, так и дома.”

Вся жизнь, которую я хочу: очерки о моих лучших друзьях, которые оказались известными незнакомцами Аланы Мэсси

«Смешивая хладнокровие Дидиона с моментами головокружительного поклонения знаменитостям, Мэсси исследует жизнь женщин, которые отражают наши самые большие чаяния и самые темные страхи. Эти очерки личные, но не исповеднические, и умные, так что читатели приглашаются к шутке. Культурная критика и тщательно продуманное письмо фанатов, переплетенное с до боли личными историями, All the Lives I Want также является исследованием психических заболеваний, секс-индустрии и опасностей слишком сильной любви.”

Пишущие машинки, бомбы, медузы: очерки Тома Маккарти

«Некоторые точки отсчета повторяются с сказочной настойчивостью — среди них художник Эда Руша« Royal Road Test », фотографическая документация обломков придорожной пишущей машинки Royal, брошенной из окна проезжающей машины; огромные цветы медуз, которые наполняют океаны и склеивают механизмы торговли и военного господства, и весь вопрос заключается в следующем: как искусство может взорвать сдерживающие условности так называемого реализма, эстетического или политического, чтобы участвовать в активных действиях? переосмысление мира? »

Противные женщины: феминизм, сопротивление и революция в Америке Трампа, Самхита Мукхопадхьяй и Кейт Хардинг

«Когда 53 процента белых женщин проголосовали за Дональда Трампа и 94 процента чернокожих проголосовали за Хиллари Клинтон, как женщины могут объединиться в Америке Трампа? Nasty Women включает вдохновляющие эссе от разнообразной группы талантливых женщин-писателей, которые стремятся дать широкий взгляд на то, как мы сюда попали и что нам нужно сделать, чтобы двигаться вперед.”

«Не называй меня принцессой: очерки о девушках, женщинах, сексе и жизни» Пегги Оренштейн

«Пегги Оренштейн, названная одной из« 40 женщин, изменивших медиа-бизнес за последние 40 лет »по версии Columbia Journalism Review , является одним из самых ярких и непоколебимых феминистских голосов нашего времени. Ее сочинения сломали почву и нарушили молчание по таким широким темам, как выкидыш, материнство, рак груди, культура принцесс и важность сексуального удовольствия девочек.Ее уникальное сочетание журналистских расследований, личных откровений и неожиданного юмора сделало ее книги бестселлерами в классике ».

Когда вы узнаете, что мир против вас: и другие забавные воспоминания об ужасных моментах Келли Оксфорд

«Келли Оксфорд любит взрывать Интернет. Будь то твиты, которые заставляют Rolling Stone назвать ее одним из самых забавных людей в Твиттере, или фотографии ее невероятно очаровательной семьи (люди и животные), или что-то гораздо более серьезное, например, создание хэштега #NotOkay , где миллионы женщин собрались вместе, чтобы поделиться своими историями о сексуальных домогательствах, Келли имеет уникальный, острый взгляд на современную жизнь.Как сценарист, профессиональный возмутитель спокойствия, жена и мать троих детей, Келли занимается всем, кроме статус-кво ».

Слишком толстый, слишком распутный, слишком громкий: восстание и господство непослушной женщины Анны Хелен Петерсен

«Вы знаете тип: женщина, которая не затыкает рот, которая слишком наглая, слишком самоуверенная — слишком много. Она непослушная женщина, и она олицетворяет одну из самых вызывающих и сильных форм женственности на сегодняшний день. В сериале Too Fat, Too Slutty, Too Loud Энн Хелен Петерсен использует призму «непокорности», чтобы исследовать восхождение таких гигантов поп-культуры, как Лена Данэм, Ники Минаж и Ким Кардашьян, исследуя, почему публика любит любить (и ненавижу) эти противоречивые цифры.Книга « Too Fat, Too Slutty, Too Loud » с ее живым и проницательным анализом станет книгой для начала разговора о том, что сегодня делает и ломает знаменитостей »

Что ж, это быстро обострилось: воспоминания и ошибки случайного активиста Франчески Рэмси

«В своей первой книге Рэмси использует свой собственный опыт случайной активистки, чтобы исследовать множество способов, которыми мы общаемся друг с другом — от максимума преодоления разрывов и установления связей до многих ловушек, которые сопровождают разговоры о расе, власти, сексуальности, и гендер в непредсказуемом публичном пространстве… в Интернете.”

Проницательный: Кривой и пристально наблюдаемый взгляд на жизнь женщин и девочек Элизабет Рензетти

«Опираясь на десятилетия работы Рензетти по феминистским вопросам, книга« Shrewed »посвящена перекрестку путей феминизма. От неудачной кампании Хиллари Клинтон до стремления к равной оплате труда, от уроков, которые мы можем извлечь из старых дам, до будущего феминизма в неспокойном мире, Рензетти остроумно и остроумно смотрит на то, как далеко мы продвинулись — и как далеко мы должен идти.»

Что мы здесь делаем?: Очерки Мэрилин Робинсон

«В этом новом сборнике эссе она обучает свой проницательный ум нашему современному политическому климату и тайнам веры.Независимо от того, исследует ли она, как работы великих мыслителей об Америке, таких как Эмерсон и Токвиль, наполняют наше политическое сознание, или обсуждает то, как красота влияет на повседневную жизнь и дисциплинирует ее, бесподобная проза Робинсона и безграничная человечность проявляются в полной мере ».

Двойная связь: женщины с амбициями, Робин Ромм

«Работа, полная отваги и яростной честности» (Дайана Абу-Джабер), Double Bind не могла быть более срочной. Даже несмотря на то, что крупные фигуры от Глории Стайнем до Бейонсе используют слово «феминизм», слово «амбиции» остается неоднозначным.Многие женщины видят в этом синоним резкого или агрессивного, но большинство чувствуют себя обязанными стремиться и добиваться — кажущееся противоречие оставляет их в постоянном двойном рабстве. Аяна Матис, Молли Рингуолд, Роксана Гей и целое созвездие «ловких мыслителей». . . разобрать этот сводящий с ума парадокс »( O, The Oprah Magazine ) с откровенностью, остроумием и гневом. Женщины, добившиеся значительных достижений в таких разнообразных областях, как право, катание на собачьих упряжках и бойня, вносят свой вклад, раз и навсегда нарушая последнее феминистское табу.”

Похититель судьбы: очерки о писательстве, писателях и жизни Ричарда Руссо

«В этих девяти эссе Ричард Руссо дает представление о своей жизни как писателя, учителя, друга и читателя. От вступительной речи, которую он произнес в Колби-колледже, до истории о том, как странно расположенный туалет заставил его переоценить смысл юмора в искусстве и жизни, до всестороннего анализа ценности Марка Твена, до его мучительного путешествия, сопровождающего дорогую подругу, когда она перенесенная операция по смене пола, Вор судьбы отражает широкие интересы и опыт одного из самых любимых авторов Америки.Теплые, забавные, мудрые и пронзительные эссе, включенные в эту книгу, отражают писательскую жизнь Руссо, расширяя наше понимание того, кто он такой и как работает его необычный, невероятно щедрый ум. Их читать очень приятно, они дают глубокое представление о творческом процессе с точки зрения одного из наших величайших писателей ».

Карри: еда, чтение и бег, Набен Рутнум

«Карри — это блюдо, которого на самом деле не существует, но, как указывается в этом дико забавном и остром эссе, блюдо, которое не существует должным образом, может иметь бесконечное количество одинаково аутентичных вариаций.Взаимодействуя с романами, рецептами, рассказами о путешествиях, поп-культурой и собственным воспитанием, Набен Рутнум показывает, как характерный вкус карри часто становится неадекватным сокращением коричневой идентичности. С сардоническим остроумием Гиты Мехты Karma Cola и изысканной, навязчивой палитрой Heat Билла Бьюфорда, Рутнум погружается в историю о том, как любимый аромат превратился в эстетический жанр, ограничивающий воображение писателей и читателей. и едоки ».

Река сознания Оливер Сакс

«Сакс, эрудит с оксфордским образованием, хорошо знал не только литературу и медицину, но и ботанику, анатомию животных, химию, историю науки, философию и психологию. «Река сознания» — одна из двух книг, над которыми Сакс работал до самой смерти, и она раскрывает его способность устанавливать неожиданные связи, его истинную радость познания и его непрекращающийся, вечный проект по пониманию того, что делает нас людьми.

Все женщины в моей семье поют: «Женщины пишут мир: эссе о равенстве, справедливости и свободе (ничего, кроме правды, помоги мне, Бог)» Деборы Сантана и Америка Феррера

« Все женщины в моей семье поют » — это антология, в которой задокументирован опыт цветных женщин на заре двадцать первого века.Это жизненно важный сборник прозы и поэзии, темы которого варьируются от давления вице-президента компании из списка Fortune 500 до побега с полей смерти Камбоджи до борьбы за иммиграцию, идентичности, романтики и самооценки. Эти краткие, острые эссе отражают чаяния и мудрость цветных женщин, проявляющих самостоятельность, творческий потенциал и достоинство, а также наводящие мосты, чтобы исцелить разруху в сегодняшнем неспокойном мире ».

Мы носим маску: 15 правдивых историй прохождения в Америке Брандо Скайхорс и Лиза Страница

«Для некоторых« прохождение »означает возможность, доступ или безопасность.Другие не проходят добровольно, но в определенных ситуациях их «обходит» кто-то другой. Мы носим маску , под редакцией Брандо Скайхорс и Лиза Страница — это яркая и своевременная антология, исследующая сложную реальность прохождения в Америке. Скайхорс, американец мексиканского происхождения, пишет о том, как его мать считала его американским индейцем, прежде чем он узнал, кто он на самом деле. Пейдж делится тем, что ее белая мать не рассказывала друзьям о своем бывшем чернокожем муже и о том, что ее дети были межрасовыми.”

Не стесняйтесь: эссе Зэди Смит

«С тех пор, как Зэди Смит запечатлелась в поле зрения своим дебютным романом почти два десятилетия назад, она зарекомендовала себя не только как одна из выдающихся писательниц в мире, но и как блестящий и исключительный эссеист. Она регулярно участвует в публикациях The New Yorker и New York Review of Books по целому ряду вопросов, и каждая ее работа является самостоятельным литературным событием ».

Мать всех вопросов: дальнейшие сообщения о феминистских революциях Ребекки Солнит

«Своевременно продолжая свой национальный бестселлер Men Explain Things to Me , Ребекка Солнит предлагает незаменимые комментарии о женщинах, которые отказываются заставить замолчать, женоненавистническом насилии, хрупкой мужественности литературного канона, гендерной бинарности, недавнем история анекдотов об изнасилованиях и многое другое.В характерном стиле Solnit сочетает юмор, острый анализ и глубокую проницательность в этих эссе ».

Неправильный способ спасти вашу жизнь: очерки Меган Стилстра

«Независимо от того, представляет ли она последствия закона об открытом доступе для кампусов колледжей, рассказывает историю погружения под воду по ипотеке своего первого дома или раскрывает неожиданные боли и радости брака и материнства, работа Стилстры информирует, побуждает, просвещает, и обнимает всех нас. В результате получилось нечто прекрасное — эта история, ее смелость и, возможно, наша собственная.”

Против мемуаров: жалобы, признания и критика Мишель Чай

«Это первая в истории коллекция журналистских работ Ти, созданная с ее фирменной честностью и черным юмором. Стирая грань между рассказом чужих историй и своей собственной, она обращает исследовательский взор на жанр, который лелеял всю ее карьеру, — мемуары, — и считает, что цена, которую требует искусство, должна быть заплачена от жизни ».

Двадцать минут тишины, за которой последовали аплодисменты Шона Вена

«В точных, похожих на драгоценные камни сценах и виньетках, « Двадцать минут тишины, сопровождаемой аплодисментами » отдает дань уважения исключительному гению в основном забытом виде искусства.Опираясь на интервью, архивные исследования и тщательно наблюдаемые выступления, Вэнь переводит язык жестов пантомимы в лирический портрет, по очереди причудливый, меланхоличный и преследующий ».

Кислотный Запад: Очерки Джошуа Уиллера

«Радикальная эволюция американской идентичности от ковбоев до воинов-дронов и исследователей космоса — это история, уходящая корнями в южный штат Нью-Мексико. Acid West освещает эту историю, цепляясь за границы жанра, чтобы раскрыть место, которое, к лучшему или худшему, является домом.Поочередно интимный, абсурдный и пугающий, Acid West — это поучительное глубокое погружение в пророческую пустыню на дне Америки ».

Сексографии Габриэлы Винер, Люси Гривз и Дженнифер Эдкок (переводчики)

«В ярких и роскошных рассказах от первого лица известная перуанская журналистка Габриэла Винер записывает проникновение в самую опасную перуанскую тюрьму, участие в сексуальных обменах в клубах свингеров, путешествие по темным тропам Булонского леса в Париже в компании трансвеститов и проституток. , проходя сложный процесс донорства яйцеклеток и участвуя в ритуале приема аяхуаски в джунглях Амазонки — все это вместе с нами отправляет нас в путешествие внутрь, которое исследует иммиграцию, материнство, страх смерти, уродство и секс втроем.К счастью, наш проницательный вуайерист выходит из своих повествовательных набегов невредимым и готовым принять на себя изгибы, навязчивые идеи и беспорядок нашей жизни. Sexographies — это открывающее глаза путешествие камикадзе по контурам человеческого тела и разума ».

The Nature Fix: Почему природа делает нас счастливее, здоровее и креативнее Флоренс Уильямс

«От лесных троп в Корее до островов в Финляндии и до эвкалиптовых рощ в Калифорнии — Флоренс Уильямс исследует научные основы положительного воздействия природы на мозг.Углубляясь в совершенно новые исследования, она раскрывает возможности мира природы для улучшения здоровья, содействия размышлениям и инновациям и укрепления наших отношений. Поскольку наша современная жизнь резко меняется в помещении, эти идеи — и ответы, которые они дают, — как никогда актуальны ».

Сможете ли вы вытерпеть это?: Эссе Эшли Янг

« Сможете ли вы это вытерпеть? представляет собой яркий автопортрет интроспективной, но очень любопытной молодой женщины, красочного изолированного сообщества, в котором она достигает совершеннолетия, и напряженных противоречий — между безопасностью и риском, любовью и одиночеством, катарсисом горя и экстазом творение — которые определяют нашу жизнь.”


Какие ваши любимые современные сборники эссе?

Bad Feminist от Роксаны Гей

Розовый — мой любимый цвет. Раньше я говорил, что мне больше всего нравится черный цвет ( cool ), но он розовый — все оттенки розового. Если у меня есть аксессуар, он наверняка розовый. Я читаю номер Vogue , и я не делаю этого по иронии судьбы, хотя может показаться, что это так. Однажды я написал в Твиттере сентябрьский номер.

В этих забавных и проницательных эссе Роксана Гей проводит нас через путь своего развития.

Розовый — мой любимый цвет.Раньше я говорил, что мне больше всего нравится черный цвет ( cool ), но он розовый — все оттенки розового. Если у меня есть аксессуар, он наверняка розовый. Я читаю номер Vogue , и я не делаю этого по иронии судьбы, хотя может показаться, что это так. Однажды я написал в Твиттере сентябрьский номер.

В этих забавных и проницательных эссе Роксана Гей проводит нас через путь своей эволюции как цветной женщины, а также знакомит читателей с культурой последних нескольких лет и комментирует состояние феминизма сегодня.Появляется портрет не только невероятно проницательной женщины, которая постоянно растет, чтобы понять себя и наше общество, но и одной из наших культур.

Bad Feminist — это острый, забавный и точный взгляд на то, как культура, которую мы потребляем, становится тем, кем мы являемся, и вдохновляющий призыв ко всем способам, которые нам еще нужно сделать лучше.

Почувствуй меня, увидь меня, услышь меня, дойди до меня —
Особые преимущества —
Типичный первый курс профессора —
Неуклюже или отчаянно царапать, царапать или ощупывать —
Как дружить с другой женщиной —
Девочки, девчонки, девчонки —
Когда-то я была Мисс Америка —
Яркие, великолепные зрелища —
Не для того, чтобы подружиться —
Как мы все проигрываем —
Достижение катарсиса: толстеть правильно (или неправильно) и Skinny Дианы Спехлер —
Гладкие поверхности идиллии —
Беспечный язык сексуального насилия —
Чего мы жаждем —
Иллюзия безопасности / безопасность иллюзии —
Зрелище сломленных людей —
Рассказ из трех выходящих историй —
За гранью мужчин —
Некоторые шутки смешнее других —
Дорогие девушки, которые любят Криса Брауна —
Так сильно, что они позволили бы ему победить их —
Размытые линии на самом деле —
Проблема с Прекрасным Принцем, или с Тем, кто нарушил нашу собственность — —
Утешение в приготовлении жареной пищи и другие причудливые воспоминания из 1960-х годов Миссисипи: мысли о помощи —
Выживание в Джанго —
Повествование за пределами борьбы —
Мораль Тайлера Перри —
Последний день молодого чернокожего мужчина —
Когда меньше значит больше —
Политика респектабельности —
Когда Твиттер делает то, чего не может журналистика —
Отчуждаемые права женщин —
Держаться за героя —
История двух профилей —
Расизм, который мы все несем —
Трагедия, призыв, сострадание, ответ —
Плохая феминистка: возьми одну —
Плохая феминистка: возьми две

Собственная комната Вирджинии Вульф

Virginia Plain Live

Virginia Вульф постоянно противоречит моим ожиданиям, всегда к лучшему.

Ничего из того, что я прочитал, не подготовило меня к легкости и комичности этого короткого произведения (что не отрицает непреходящего значения его предмета).

Эссе выросло из выступления, которое она читала студенткам двух Кембриджских колледжей в 1928 году. Она отредактировала его и впоследствии добавила к нему.

Однако на нем все еще есть следы живого выступления. Должно быть, было приятно услышать это лично.

Четыре Марии

На уровне мета-вымысла писательница Вирджиния Вульф говорит физически.Однако ее рассказчик — это кто-то еще, Мэри Гамильтон, возможно, одна из четырех Мэри из одноименной баллады:

«Я» — всего лишь удобный термин для кого-то, у кого нет настоящего существа … (позвоните мне Мэри Бетон, Мэри Сетон, Мэри Кармайкл или как угодно другое имя — это не имеет значения) «.

Что ж, пожалуй, это не имеет исторического значения, когда речь идет о королях и королевах, но важно в историческом прогрессе женщин.

Эссе частично посвящено способности женщин вписывать себя в историю и литературу, будь то авторы или рассказчики.Очевидно, это также касается способности женщин писать о женских (и мужских) персонажах с разных точек зрения, которые они привносят в исследование:

«Ложь будет слетать с моих губ, но, возможно, в ней есть доля правды, смешанная с их … «

Женщины и художественная литература

Вульф предлагает своей аудитории смесь художественной и научно-технической литературы, так же как она предлагает им стать писателями любой тематики:

» Если вы не против я — а таких как я тысячи — вы бы написали книги о путешествиях и приключениях, исследованиях и стипендиях, истории и биографии, критике, философии и науке.»

Якобы название ее выступления было » Женщины и художественная литература «.

Ее единственный совет по этой теме был:

» … у женщины должны быть деньги и собственная комната. если она должна писать художественную литературу … «

Сколько денег нужно писателю? Что вы могли бы с ними сделать? Ну, в 1928 году она подсчитала:

» Пятьсот фунтов в год сохранят жизнь одному человеку в год. солнечный свет … Не правда ли, правдами и неправдами я надеюсь, что у вас будет достаточно денег, чтобы путешествовать и бездельничать, созерцать будущее или прошлое мира, мечтать над книгами и слоняться по углам улиц, и пусть линия мысли погружается глубоко в поток.»

Мне не удалось понять, сейчас 500 фунтов ближе к 12 000 или 40 000 долларов в год. Однако это была сумма наследства, которое она якобы получила от своей [вымышленной?] Тети Мэри Бетон (имя одной из «четырех Марий»).

Pen Money

Предполагается, что это был способ Вульфа сказать, что для того, чтобы писать, вы должны быть независимо богатыми.

Это прямо противоположно тому, что она подразумевала.Она часто говорит о женщинах , «зарабатывающих» денег, которые их поддерживают. Она предполагала, что писатели будут либо иметь подработку, либо зарабатывать требуемую сумму своим писательством.

Они перейдут с «булавочных денег» , предоставленных им их родителями, на «ручных денег» , полученных за счет их собственного письма.

Лимитов не было. Это время уже прошло:

«Если в этот момент должно быть около двух тысяч женщин, способных зарабатывать более пятисот в год тем или иным способом, вы согласитесь, что оправдание отсутствия возможностей, обучения, поддержки, досуг и деньги больше не в силе.»

В конце концов, ее аудиторией была учеба в Кембридже.

Не отказывайся от своей дневной работы?

Вульф вносит определенный оптимизм в стремление писать. Она хотела, чтобы писали больше женщин, поэтому она и мы могли бы читать больше написанных женщинами, и женщины могли бы сказать то, что нужно было сказать.

Однако она, похоже, не осознает требований, которые сама работа предъявляет к потенциальному писателю. Как можно писать ночью и дальше в выходные, если вы уже проработали полную неделю на своей основной работе? Возможно, она ожидала, что вы сможете убить двух зайцев одним выстрелом, с самого начала получая доход от письма?

Это достаточно сложная задача для одинокая женщина.Проблемы для женщины, имеющей семью, были / еще больше:

«Сколько женщин имели детей до 21 года; что, короче говоря, они делали с восьми утра до восьми вечера».

Собственная комната

Это одна из причин второй части ее совета (и названия ее книги), что женщине нужна собственная комната.

Женщины, как и мужчины, жили в семейном доме. Уединения было относительно мало.Немногие, кроме патриарха богатой семьи, могли наслаждаться роскошью учебы. Гостиная или гостиная должны были быть разделены с остальной семьей:

«… о собственной комнате, не говоря уже о тихой или звукоизолированной комнате, не могло быть и речи, если только ее родители не были исключительно богатыми или очень знатными, даже до начала девятнадцатого века «.

Не было никакой перспективы на обособленное жилье размером дюймов, которое, даже если оно было достаточно жалким, укрыло бы их от притязаний и тирании их семей.»

Одинокая женщина

До сих пор совет Вульф касался практических вопросов, реальности писательской реальности.

Ее цель заключалась в том, чтобы заставить женщин писать, рассказывая им, что от них требуется. Однако в некоторой степени, ее совет в равной степени относится и к мужчинам. Любой, кто хочет писать, мужчина или женщина, должен иметь какой-либо источник дохода, будь то собственный труд или труд своего партнера.

Кроме того, уединенный и частный характер письма означает, что они часто приходится отвернуться от своей семьи.Иметь собственную комнату — это нормально. Однако вы должны быть готовы закрыть дверь в мир, который, возможно, должен быть вашим первым приоритетом (независимо от пола родителя-писателя). Мужчинам это может показаться проще. Женщинам было бы трудно добиться успеха без поддерживающего партнера или без значительного чувства вины.

Вульфа больше всего волнует реальность жизни писателя. Именно в этот мир она приглашает свою аудиторию:

«Когда я прошу вас зарабатывать деньги и иметь собственную комнату, я прошу вас жить в присутствии реальности, бодрящей жизни, казалось бы, будь то можно передать это или нет.»

Андрогинный писатель

Эта озабоченность по поводу реальности распространяется на то, о чем пишут женщины, и на то, как они пишут о ней.

При всем присущем ему феминизме кажется, что Вульф не считал, что женщинам нужно писать радикально. в отличие от мужчин (что не означает, что все мужчины писали так, как она думала, что они могли или должны были).

Вульф выдвигает теорию об андрогинном писателе, аналогичную взглядам Кольриджа.

Она спрашивает:

«…. в уме есть два пола, соответствующие двум полам в теле, и нужно ли им также объединяться, чтобы получить полное удовлетворение и счастье?

«И я продолжал любительски набрасывать план души так, что в каждом из нас правят две силы, одна мужская и одна женская; и в мозгу мужчины мужчина преобладает над женщиной, а в мозгу женщины — женщина преобладает над мужчиной.

«Нормальное и комфортное состояние бытия — это когда двое живут в гармонии вместе, духовно сотрудничая.Если кто-то мужчина, тем не менее, женская часть его мозга должна действовать; и женщина также должна иметь половой акт с мужчиной в ней …

«Именно тогда, когда происходит это слияние, разум полностью оплодотворяется и использует все свои способности. Возможно, чисто мужской ум не может творить больше, чем я подумала, что это чисто женский ум ».

Сестра Шекспира

Исходя из этого, Вульф развивает положение, согласно которому мужчины должны писать с точки зрения «мужчина-женщина» , а женщины — с точки зрения «женщина-мужчина» .

Она считает, что Шекспир соответствовал прежнему описанию. Затем она представляет идею сестры Шекспира, «Юдифь», , которая соответствовала бы последней.

С другой стороны, она утверждает, что женщины не должны писать художественные произведения с полемической или политической точки зрения:

«… для любого, кто пишет, думать о своем поле губительно. Быть мужчиной губительно. или женщина, чистая и простая; человек должен быть мужчиной-женщиной или мужчиной-женщиной. Для женщины фатально делать хоть малейший акцент на какой-либо обиде, отстаивать даже справедливость по любой причине, любым способом говорить сознательно как женщина.И фатальна не фигура речи; ибо все, что написано с такой сознательной предвзятостью, обречено на смерть ».

Вульф утверждает, что письмо — это внутреннее сотрудничество полов:

« Некоторое сотрудничество должно иметь место в сознании между женщиной и мужчиной, прежде чем искусство творения может быть выполнено. Должен быть завершен какой-то брак противоположностей. Весь ум должен быть широко открытым, если мы хотим понять, что писатель передает свой опыт с совершенной полнотой.«

Что наиболее важно, так это способность достоверно изображать оба пола. Вульф пытается создать вымысел, который соответствует действительности.

По сути, Вульф предлагает своей женской аудитории писать как сестра Шекспира:

я считаю, что если мы проживем еще один век или около того [ed: 2028] … и будем иметь по пятьсот в год каждому из нас и свои комнаты; если у нас есть привычка к свободе и смелость писать именно то, что мы думаем; если мы немного вырвемся из общей гостиной и увидим людей не всегда в их отношении друг к другу, а в отношении к реальности; и небо тоже, и деревья, или что бы то ни было в них самих…. если мы признаем факт, поскольку это факт, что нет руки, за которую можно было бы цепляться, но что мы идем одни и что наше отношение к миру реальности, а не только к миру мужчин и женщин, тогда представится возможность, и мертвый поэт, сестра Шекспира, облачится в тело, которое она так часто ложила ».

ЗВУК:

Джоан Баез -« Мэри Гамильтон »

https: // www.youtube.com/watch?v=CHd1m …

Лучшие рецензируемые книги 2019 года: сборники эссе

Мы подошли к концу еще одного года в чтении, ребята и в качестве распорядителей этого почтенного хранилища литературная критика, это снова наш священный долг — стереть пыль со счётов (abaci?) и составить таблицы самых рецензируемых книг за последние двенадцать месяцев.

Да, используя обзоры, составленные из более чем 150 публикаций, в течение следующих двух недель мы будем раскрывать наиболее признанные критиками книги 2019 года в категориях (глубокий вдох): мемуары и биография, поэзия, научная фантастика и другие. Фэнтези, Сборники эссе, Сборники рассказов, Графическая литература, Литература в переводе, Мистика и преступления, Художественная литература общего характера и Документальная литература общего характера.

Сегодняшний выпуск: Сборники эссе.

1. Зеркало для фокусов: размышления о самообмане Цзя Толентино

19 Рэйв • 16 Положительный

“.. [] феноменальный сборник эссе … сборник, который кажется чем-то более рискованным, чем обычная работа [Толентино], не обремененный требованиями и ограничениями большого, популярного издания … Толентино находит … маленькие истины практически во всех уголках американской культурной жизни. Ее лучшие статьи читаются как вирусные треды в Твиттере, написанные Франкфуртской школой, безупречно сочетающие циничный юмор с академической строгостью … Если вы ожидаете феминистской практики или способов исправить множество сломанных и ошибочных систем, критикующихся в Trick Mirror , вы выиграли Я не нахожу здесь ничего особенного.Но есть несомненный катарсис в том, что такой великий писатель ясно передает условия наших самых абсурдных форм страданий «.

— Винсент Аковино (NPR)

2. Собранные шизофрении Эсме Вейджун Ван

15 рейв • 9 положительных • 1 смешанный

«… невероятно превосходно… Все эссе [Ванги] — это разные взгляды на то, что значит быть одним человеком, быть шизоаффективным, быть ею.В целом, The Collected Schizophrenias представляет собой новую и долгожданную карту тяжелых ландшафтов шизоаффективного расстройства, церебральных заболеваний, диагностики, выздоровления и рецидива, многих человеческих загадок шизофрении. Эссе потрясающе умные, часто неожиданно смешные, вопрошающие, бесстрашные и бесподобные, поскольку Ван составляет блестящую компанию на 13 трудных маршрутах по неизведанной территории ».

— Скотт Чешир ( The Los Angeles Times )

3. Рабочий Роберт А. Каро

8 равнодушных • 18 положительных • 1 смешанных

«… незаменимый… Благодаря сочетанию ранее опубликованных личных эссе, согласованно отредактированных вместе с новыми размышлениями и идеями, Working становится бесценным практическим руководством для начинающих писателей научной литературы и журналистов. Это интимный взгляд на беспокойство и кропотливые жертвы, связанные с смехотворно подробным отчетом, на котором Каро сделал себе имя… Исследования составляют основу его книг, как и любого историка.Но ключ к успеху Каро лежит в его способности оживить людей, которые были свидетелями или были преобразованы политической властью, которую он пытается описать … Это высшее очарование Working : это напоминание о том, что мы должны меньше заботиться о том, действительно ли работа закончена, и многое другое за все, что Каро дала нам до сих пор ».

— Куинн Майерс ( The Chicago Review of Books )

4. Ковентри Рэйчел Куск

11 равнодушных • 10 положительных • 4 смешанных

«… резкий новый сборник… Первый сборник эссе Куска.Он также содержит обзоры некоторых книг и введения, но ей не кажется, что в них сердце. Она является посредником между своим разумом и внешним миром с точностью и ловкостью, которые в большинстве случаев теряются, когда она выступает посредником между текстами … [эссе] первоклассные, отмечены искренностью и серьезностью, и они знакомы … Ее статьи о воспитании проницательный и детальный… Очерки Куска тонкие; они не заявляют о своих намерениях через мегафон. Она нащупывает свои темы и не торопится.Вы читаете ее загадочные вопросы, а не те ответы, которые могут появиться в конце. Она часто амбивалентна, но никогда не бывает нейтральной в современной самозащитной манере. Она поэт разделенных чувств. Ее пытливый ум — это арматурный стержень, который внутри бетона удерживает здание в вертикальном положении ».

— Дуайт Гарнер ( The New York Times )

5. Заставь кричать Заставь гореть Лесли Джеймисон

10 равнодушных • 8 положительных • 5 смешанных

«Организация коллекции — три раздела, порядок эссе, то, как каждое эссе тонко или открыто соединяется с другими — способствует удовлетворительному единству, которое кажется органичным, независимо от того, насколько полностью задумано… Сочувствие [Джемисона] не является что-то, что она надевает, чтобы завоевать доверие людей, и именно идеи, которые она извлекает из собственного опыта, делают ее письмо настолько гуманным.Конечно, это то, что меня привлекает в ее творчестве… Этот сборник эссе не кричит и не горит. Я уже прочитал его дважды и знаю, что прочитаю его снова, когда мне понадобится вливание подписи Джеймисона, наблюдательного, непредубежденного, чуткого человечности … Джемисон перемежает свой рассказ с другими, перечисляя важные жизненные события, усиливая голоса это недостаточно громко (и в одном случае — кит). Возможно, все письмо — врожденный первобытный крик, и Джеймисон — проницательно — знает и воплощает это с состраданием и энергией.”

–Sinead Gleeson ( The Irish Times )

6. Поздние миграции: естественная история любви и потеря Маргарет Ренкл

15 Rave • 1 положительный

«Как ничто другое в газете, [эти эссе] наполнены осознанием того, что происходит в природе, осознанием того, что наша жизнь проходит в этой среде, пронизана природным миром и является его частью.Все написано открытым, радостным, но твердым голосом удивления… [Ренкл] может не знать науки (хотя она знает названия птиц и растений с точностью), но она знает славу. Вот что делают поэты: они разыгрывают влияние реальности на наши непредубежденные умы и призывают нас поделиться чудом … Книга, хотя и охватывает многие эмоции, владеет тишиной лета … Маргарет Ренкл — самый разумный из духовных писателей . Она не собирается дурачиться насчет этого мира. Поздние миграции , тем не менее, поет лучшую похвалу, которую мы можем предложить, хвалу, которую не нужно связывать с какой-либо отдельной доктриной или учением.Она считает, что весь мир свят, и на каждом шагу ее тронуто хвалить. Этого достаточно, чтобы согреть лето на всю жизнь «.

— Джон Тимпейн ( The Philadelphia Inquirer )

7. Все на своих местах: первая любовь и последние сказки Оливер Сакс

11 Rave • 4 Положительный

«Оливер Сакс, однако, умеет писать о сферах, которые его интересовали на протяжении всей жизни — они включают библиотеки, неврологические расстройства, ботанику и историю науки, — что никогда не перестает увлекать меня, даже если они далеки от моих собственных увлечений.Сакс обладает решающим умением не тупить и не писать над головой непрофессионала … Многие научные статьи для широкой читательской аудитории тянутся к объяснению специализированных тем. Для Сакса это больше связано с энтузиазмом, которым он способствует признанию (и большему пониманию). Мы восхищаемся, скажем, папоротником, потому что он так любит их красоту и стойкость … Если вы любите увлекательные лакомые кусочки, эта книга несобранных или ранее не публиковавшихся эссе для вас … аккуратно резюмирует выдающуюся карьеру блестящего переводчика между далекими мирами .”

— Клод Пек ( The Star Tribune )

8. Никто не смотрит на вас Джанет Малкольм

7 равнодушных • 8 положительных • 4 смешанных

«Малькольм не самый хороший писатель, но она далеко не наименее милая… Читатели испытывают трепет или отвращение не от того, что она говорит, а от определенного ощущения, что она могла бы сказать гораздо хуже. Сдержанность — ее драма. Извращенность — ее настроение. Красота и справедливость имеют общую симметрию, которую извращенцы из нас стремятся нарушить.Самое прекрасное сочинение Малькольма — о детстве … В последних эссе Малькольма Малькольм неожиданно появляется как человек, которого можно назвать (на идиоме тысячелетия, шутливым, но милым) «мамой». Более нежная, ее наблюдения немного ошибочны… Эссе 2016 года о переводах Анна Каренина — величайший источник удовольствия в этой коллекции; являясь как типичным исследованием злополучного предмета — командой мужа и жены, которая сделала ряд русских шедевров слишком легко читаемыми — так и игривым отрицанием сути дела.”

— Сара Николь Прикетт ( Книжный форум )

9. Очерки: одно Лидии Дэвис

7 Рэйв • 7 Положительный • 1 Смешанный

«Смысл существования книги не в том, чтобы сохранить эти отдельные части — хотя кое-что из того, что здесь есть, вполне стоит сэкономить — а в том, чтобы возвысить Дэвиса до должности великого американца… ну, опять же, трудно понять, какое слово использовать. Давайте просто согласимся с тем, что Дэвис, которой сейчас 72 года, является пожилым государственным деятелем американской литературы … когда вы читаете [Дэвис] подробно — эти эссе занимают более 500 страниц — вы понимаете, насколько она жульна и сложна … Приятно, что Лидия Дэвис так увлечена темой Лидии Дэвис.У немногих писателей есть что добавить, чтобы контекстуализировать свое искусство. С другой стороны, немногие писатели делают такую ​​работу, которая действительно требует некоторого объяснения … Приятно слышать, как она объясняет себя … Или, по крайней мере, большую часть времени … Любой, кто взвешивает свои долги за MFA, должен знать, что вместо этого они могут купить эту книгу … Она настолько умна, что, возможно, нелогично, что Дэвис — компаньон. Она эрудированная, с католическими интересами, серьезная, но не лишенная юмора. Это такая книга, которую вы можете прочитать в одиночестве в ресторане и почувствовать, что потерялись в стимулирующей беседе … Как критик, она проницательна, да, но также искренне заинтересована … мы не все можем быть Лидией Дэвис, но спасибо Боже, она у нас есть.”

–Руман Алаам ( Новая Республика )

10. Книга наслаждений Росс Гей

5 Rave • 10 Положительный • 1 Pan

«Составить каталог восхищений и некоторое время насладиться ими, как это делает Гей, проливает свет на личные, интимные моменты, и книга, которая собирает этот каталог, похожа на религиозное стихотворение. Поскольку Гей — поэт, вряд ли сложно читать его прозу как стихотворение, и внимательный читатель заметит моменты совпадения между проблемами в книге «Книга наслаждений » и поэзией Гэя… Дело не только в том, что Гей посвятил эту книгу единственная идея — наслаждение во многих его формах — но что в ее повторении, в его акте нахождения удовольствия в рисовых конфетах, в музыке из проезжающей машины, в младенцах в самолетах и ​​в куче бревен на заднем дворе, это становится упражнением с энтузиазмом. в соблюдении … Шок от сочинения Гэя — и мне интересно, понял бы я это полностью, если бы я не слышал, что труд, прочитанный вслух самим Гэем, — это его плавный переход от беззаботного, приветливого наблюдения к трезвому (и, по общему признанию, все еще приветливому) глубина … Я хочу сказать, что сочинение Гэя волшебно, потому что это то, что я чувствую, когда читаю его.Но сочинения возникли не по взмаху запястья, не по взмаху палочки. Называть это магией подрывает мастерство Гэя, усилия, которые затрачиваются на создание литературы, которая кажется такой же беглой и знакомой, как беседа с близким другом. Его голос целостен в обоих смыслах этого слова: полнота или последовательность, верный самому себе; а также честность и сострадание… настолько откровенно субъективные, что порождают неподкупное видение ».

— Николь Рудик ( The New York Review of Books )

*

Наша система: RAVE = 5 баллов • ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ = 3 балла • MIXED = 1 балл • PAN = -5 баллов

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Лучшие рецензируемые книги 2020 года: коллекции эссе

2020 год — самый длинный год из когда-либо существовавших — почти подошел к концу, а это значит, что нам пора разложить калькуляторы и свести в таблицу книги с лучшими рецензиями за последние двенадцать месяцы.

Да, используя обзоры, составленные из более чем 150 публикаций, в течение следующих двух недель мы будем раскрывать наиболее признанные критиками книги 2020 года в категориях (глубокий вдох): мемуары и биография; Научная фантастика, фэнтези и ужасы; Сборники рассказов; Сборники эссе; Графическая литература; Поэзия; Тайна и преступление; Литература в переводе; Общая художественная литература; и общая документальная литература.

Сегодняшний выпуск: Сборники эссе.

1. Полеты Венеры Хелен Макдональд
(Роща)

18 рейв • 3 положительных • 1 смешанный

Прочтите Хелен Макдональд о Шерлоке Холмсе, Урсуле Ле Гуин и о ненависти В дороге здесь

«Бывший историк науки, Макдональд увлечена повседневностью (муравьи, птичьи гнезда) так же, как и необычным (светлячки, полные солнечные затмения), и ее письмо часто сокращает дистанцию ​​между ними двумя… Всегда автор пробирается сквозь мрак, чтобы заглянуть за пределы себя, за пределы всех людей, чтобы «радоваться сложности вещей» и увидеть то, что наука может показать нам: «что мы живем в изысканно сложном мире, который не только о нас» … Эти очерки омрачает климатический кризис.Макдональд, однако, не склонен к ужасным предупреждениям, написанным только заглавными буквами… Несмотря на все свои элегические предложения и серое настроение, Vesper Flight — книга огромной цели. На протяжении этих эссе Макдональд пересматривает идею о том, что как писатель она обязана подвести итоги того, что происходит с миром природы, и передать ценность живых существ в нем ».

— Джейк Клайн ( The Washington Post )

2. Намеки Зэди Смит
(Пингвин)

13 равнодушных • 7 положительных • 3 смешанных

Послушайте, как Зэди Смит читает из Intimations здесь

«Смит … впечатляющий эссеист — даже лучше, чем писатель … Смит … понимает что-то универсальное, подозрение, которое проникает в наши взаимодействия даже с теми, кого мы хотим думать, что мы знаем. Это основная работа эссеиста: исследовать не нашу невиновность, а наше соучастие.Я хочу сказать, что это работает, потому что Смит не относится к себе слишком серьезно, но это неверно. Более того, она готова раскрыть клубок чувств, который спровоцировала пандемия. И это может показаться мелочью, но это важно: я никогда не сомневаюсь в ее голосе на странице … Ее небрежность поначалу кажется не в ногу с моментом, когда мы отчаянно пытаемся почувствовать, что все, что мы пытаемся сделать, имеет значение. . Но он также прекрасно описывает этот момент … Здесь мы видим разрушительное саморазоблачение, которого требует эссе как форма — осознание того, насколько мы ограничены даже в лучшие времена и насколько обделены в худшие.”

— Дэвид Л. Улин ( The Los Angeles Times )

3. Just Us: An American Conversation Клаудиа Рэнкин
(Graywolf)

11 равнодушных • 6 положительных • 5 смешанных

Прочтите отрывок из Just Us здесь

« Just Us — это интимность. Рэнкин призывает к настоящей близости. Она выступает за откровенность как путь к всеобщей человечности и подлинной любви … Ранкин тоже уязвима.В эссе «Лимонад» о том, как раса и расизм влияют на ее межрасовый брак, Рэнкин моделирует открытость, которую она надеется вдохновить. С лимонадом трудно справиться. Он обнаженный и откровенный, глубоко трогательный и, в конечном счете, вдохновляющий… Just Us , как книга, изобретательна… Клаудия Рэнкин может быть самым человечным человеком, которого я когда-либо встречал. Ее внутренние махинации и непрекращающиеся допросы утомили бы большинство людей. Конечно, ее труд должен быть менее необходим.

— Майкл Клебер-Диггс ( The Star Tribune )

4. Незначительные чувства: расчет американца азиатского происхождения Кэти Парк Хонг
(Один мир)

7 равнодушных • 10 положительных • 2 смешанных

Слушайте интервью с Кэти Пак Хонг здесь

«Метафоры Хун созданы с особой тщательностью. По ее мнению, быть американкой азиатского происхождения означает сделать травму недоступной для раненого тела … Я прочитала Minor Feelings в фуге охватывающего узнавания и отдаленного вздрагивания … Вопрос о привлекательности и желанности, ориентирован на азиатских мужчин и азиатских женщин по-разному — и Minor Feelings служит примером того, как феминистская точка зрения может как углубить исследование, так и расширить его резонанс до чего-то вроде универсальности … Хонг переосмысливает затруднительное положение переговоров господство и подчинение — стремление к господству, ненависть к условиям этого господства, покорность в надежде на достижение некоторого факсимиле господства в любом случае — как капиталистическая дилемма … Хун пишет в агонизирующей погоне за освобождением, которое не выглядит белым — новый звук, новый аффект, новое сознание — и результат ощущается как то, чего она ждала.Ее книга — напоминание о том, что мы можем быть, а может быть, и должны быть тем, чего ждут и другие «.

— Цзя Толентино ( The New Yorker )

5. Мир чудес: в честь светлячков, китовых акул и других чудес Эйми Нежукумататхил
(Milkweed Editions)

11 Рэйв • 3 Положительный

Прочтите отрывок из World of Wonders здесь

«В прекрасно иллюстрированных эссе поэт Эйми Нежукумататхил пишет об экзотической флоре и фауне и ее семье, а также о том, почему все они — одно целое… В былые времена книги о природе часто ценились за их иллюстрации, как и за их слова. . World of Wonders, Прозаическая ода американской поэтессы и учительницы Эми Нежукумататхил своим музам в естественном мире — это возврат в этом смысле. Ее слова прекрасны, но ее обложка и внутренние иллюстрации Фуми Мини Накамура вполне могут быть тем, что в первую очередь побудит вас купить ее в книжном магазине или в Интернете … Магия книги заключается в способности Нежукумататхила соединить личную и естественную историю, сжать каждую из них. краткое эссе о взаимосвязи между биографическим отрывком из ее собственной семьи и жизненной траекторией конкретного растения или животного… Ее калейдоскопические наблюдения окупаются в этих вдумчивых, полных нюансов, полных неожиданностей эссе.”

— Памела Миллер ( The Star Tribune )

6. Вау, нет, спасибо Саманта Ирби
(Винтаж)

10 рейв • 3 положительных • 1 смешанный

Интервью с Самантой Ирби смотрите здесь

«Случайный и бесцельный, каким бы она ни казалась, книга Саманты Ирби« Ничего себе, нет, спасибо »целенаправленно веселая, реальная и полная лекарств для того, чтобы жить с противоречивыми посланиями нашей культуры.Судя по совету по отношениям, о котором ее не просили отдать мобильный телефон в качестве обеденного этикета, Ирби совершенно неприхотлива, поскольку она высказывает мнение о невысказанных ожиданиях от взрослого. Ее эссе пробивают дыры и наслаждаются странностями современного общества … Если кто-то, чья жизнь превращается в телешоу, может продолжать делать это реальным для поклонников чтения ее блогов, так это Ирби. Она доказывает, что мы все еще можем доверять ее подлинности не только ее сомнительным музыкальным вкусом и описанием невероятно кровавых периодов, но и своей готовностью демистифицировать то, что происходит в любой привилегированной комнате, в которой она оказывается … Ирби дает определение профессионального жаргона и описывает мирские детали жизни. эксклюзивные индустрии в анекдотах, которые не только развлекают, но и сильно демистифицируют.Близость Ирби к финансовым и физическим затруднениям в сочетании с ее готовностью вступать в ситуации, к которым она чувствует себя неподготовленными, делают нас лояльными к ней — она ​​снова доказывает, что является заслуживающим доверия и достойным восхищения рассказчиком, которого читатели будут придерживаться в любом случае ».

–Молли Торнтон ( Lambda Literary )

7. Забавная погода: Искусство в чрезвычайной ситуации Оливии Лэйнг
(W. W. Norton & Company)

5 рейв • 10 положительных • 3 смешанных • 1 кастрюля

«Да, вас ждет угощение … В наши дни есть несколько голосов, которые мы можем надежно прочитать широко, но я бы прочитал, что Лэнг пишет о пресловутой сушке краски (коллекция на самом деле довольно насыщенная краской), как только я бы читал, как она пишет о пожаре в башне Гренфелл, The Fire This Time или об опыте беженца в Англии, The Abandoned Person’s Tale , все из которых включены в Funny Weather … Лейнг знает свои предметы энциклопедична, ее трепет заразителен, а ее критический взгляд напоминает критика и писателя Джеймса Вуда … Она для мира искусства то же, что Дэвид Аттенборо для природы: достойный проводник с макро- и микровидением, свободно говорящий на выбранном ею языке и всегда полон сочувствия и трепета.”

— Миа Коллеран ( The Irish Times )

8. Условные граждане: принадлежность к Америке Лейла Лалами
(Пантеон)

6 Rave • 7 положительных • 1 смешанный • 2 Pan

«Жгучий взгляд на борьбу всех американцев за свободу и равенство. Лалами красноречиво связывает свой опыт иммигранта в этой стране с историей попыток США исключить разные категории людей из всех преимуществ гражданства … Лалами предлагает свежий взгляд на двойное сознание иммигранта … Условное гражданство все еще предоставляется Цветные люди, женщины, иммигранты, религиозные меньшинства, даже живущие в бедности, и проницательность Лалами, показывающая скрытые и явные способы проявления дискриминации во многих сферах жизни, является одной из сильных сторон этой книги.”

— Рэйчел Ньюкомб ( The Washington Post )

9. Это один способ танцевать Седжал Шах
(University of Georgia Press)

7 Rave • 2 Положительные

Смотрите интервью с Седжалом Шахом здесь

«Шах приносит важные, освежающие и удручающие наблюдения о том, что значит иметь смуглую кожу и« экзотическое »имя, когда единственной страной, в которой вы когда-либо жили, является Америка … Эссе в этом небольшом сборнике занимательны и продуманны: провоцирующий … Эссе хорошо написаны с различными формами, которые должны вдохновлять и просвещать других эссеистов … Особенно восхитительной является последняя глава, которая называется «Голосовые сообщения с моей матерью», которая, по сути, написана в текстах … Мысли Шаха о наследии и принадлежность важны и интересны.”

–Martha Anne Toll (NPR)

10. Имение и бытие Эула Бисс
(Риверхед)

5 равнодушных • 4 положительных • 4 смешанных

Прочтите Эула Бисс об антикапиталистических истоках монополии здесь

«… захватывающе… Ее намекающее сочетание автобиографии и критики может напомнить кое-что из книги« Аргонавты » Мэгги Нельсон, подруги, имя которой появляется в тексте вместе с именами других художников и интеллектуалов, которые повлияли на ее творчество.И все же, строка за строкой, ее эпиграмматический стиль, пожалуй, больше всего напоминает стиль Эмили Дикинсон в ее радикальном сжатии образов и идей в несколько точных линий … Бисс легко носит свою эрудицию … она действительно забавная, с колючим, но недооцененным остроумием … Бисс написала книгу, которая, по сути, является противоположностью капитализму в его готовности признать, что все, чего она добивала, опирается на широкую сеть друзей и родственников. чужой труд.”

— Энн Левин ( Associated Press )

*

Наша система: RAVE = 5 баллов • ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ = 3 балла • MIXED = 1 балл • PAN = -5 баллов

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Создание идеального сборника сочинений

Эссеист Елена Пассарелло отходит от подиума библиотеки в Корваллисе, штат Орегон, и начинает читать свою статью о Шер Ами, почтовом голубе, используемом U.S. Army Signal Corps будет нести послания во Франции во время Первой мировой войны. Сотня зрителей увлечена прекрасным драматическим стилем чтения Пассарелло и самой информацией. Пассарелло собрал так много странных и удивительных подробностей о малоизвестной птице, которой приписывают спасение 200 американских солдат — подробности, которые идеально подходят для формы эссе.

Когда-то называвшееся поцелуем смерти при продаже книг, если вы не были, скажем, Энн Ламотт или Дэвид Седарис, слово «эссе» теперь привлекает внимание агентов и редакторов, стремящихся продемонстрировать содержательные размышления обо всем, начиная с того, как вырос американский тайец в Чикаго (как в Southside Buddhist Иры Сукрунгруанга) до медитаций над классической скульптурой (как в Lost Wax Jericho Parms) мумифицированному шерстистому мамонту, которому 39000 лет, обнаруженному в сибирской вечной мерзлоте (как в новейшей коллекции Пассарелло, ). Животные принимают любопытные позы ).

«Редко бывает, чтобы сборник был таким юмористическим, а иногда и действительно разрушительным, — говорит Кристен Радтке, разработавшая последнюю книгу для Сарабанды, некоммерческой литературной прессы из Кентукки и Нью-Йорка. «Она экспериментирует и использует лучшие части традиционной формы эссе. Мы всегда ищем что-то новое и захватывающее, рассказанное с уникальной точки зрения ».

Индустрия перекликается с энтузиазмом Радтке по поводу жанра эссе; Сборники документальной литературы заполняют столы на книжной ярмарке конференции Ассоциации писателей и программ письма (AWP) каждый год, а отдельные произведения процветают в публикациях от The New Yorker до The Normal School , от Oxford American до High Country Новости.

Поощрение разговора

Флоридский писатель Сукрунгруанг является автором пяти книг — пятая, сборник эссе под названием Собаки Будды , выходит в 2018 году. Он считает, что многие из нас усваивают неправильное определение жанра в самом начале своей жизни. «Нас учат, что эссе — это документ, который доказывает или дает ответы», — говорит он. «Я возвращаюсь к латинскому корню этого слова, что означает« пытаться ». Не« дать ответ », а« попытаться ». Иногда эссе предлагает ответ, но не менее важно задавать вопросы.Хорошее эссе способствует разговору ».

В то время как такие разговоры, возможно, когда-то ограничивались печатными письмами редактору, публикация эссе в Интернете открыла путь к более широкому и непосредственному обсуждению. Десятки, а иногда и сотни онлайн-комментариев появляются после каждого опубликованного эссе, предлагая читателям взаимодействовать с текстом, как только они его прочитали. Вспомните потрясающе красивое произведение Сукрунгруанга «После гистерэктомии» в Brevity , которое вызвало сердечную реакцию у читателей, признавших как артистичность произведения, так и ту боль, которая повлияла на его написание.Посмотрите на совершенно другой и столь же убедительный труд Пассарелло «Twinkle, Twinkle, Vogel Staar: On Mozart’s Feeding Collaborator» ( Virginia Quarterly Review, , лето 2016), который вдохновил читателей на обсуждение других композиторов, любящих птиц.

Пишите, публикуйте, повторяйте

Сукрунгруанг, который преподает в Университете Южной Флориды, поощряет своих студентов-писателей разослать свои эссе для публикации, прежде чем они когда-либо начнут составлять и предлагать сборник размером с книгу.«Это показывает редакторам, что журнал проявил интерес и нашел, что работа [была] хорошей», — объясняет он. «Любой тип публикации помогает».

Эссеист Ана Мария Спанья согласна с тем, что важно заранее опубликовать некоторые — но не все — эссе из сборника. Базируясь в крошечном городке Стехекин, штат Вашингтон, Спанья является автором шести книг, в том числе сборников эссе Now Go Home: Wilderness, Belonging и Crosscut Saw и Potluck: Community on the Edge of Wilderness .

Преподаватель программы MFA в Antioch University Los Angeles, она сосредотачивается на одном эссе за раз, публикуя несколько в журналах и литературных журналах перед составлением книги. «Я видела, что эссеисты слишком усердно трудятся на ранних этапах процесса, чтобы сделать единое целое и потерять часть магии неожиданного», — говорит она. «Также есть способ, которым написание статей для разных изданий, работа с разными редакторами и немедленное выслушивание разных читателей в эпоху цифровых технологий могут позволить нам растянуться, писать не только шире, но и глубже.Чтобы писать лучше ».

Пармс — помощник директора программы MFA in Writing в Вермонтском колледже изящных искусств. Ее дебютный сборник эссе, Lost Wax , стал результатом ее дипломной работы. После окончания учебы она исправляла и писала новые эссе и отправляла их в литературные журналы — процесс, который она сочла бесценным для оттачивания своего голоса и повышения ее уверенности как писателя. Ее редактор в University of Georgia Press отправил рукопись рецензентам для предварительной публикации.«В одном из обзоров, которые я получил, было отмечено нечто вроде« это писатель, чьи работы были опубликованы в известных журналах », — говорит Пармс. «Это был плюс».

Организация — это ключ к успеху

Пармс была твердо убеждена в том, что она хочет опубликовать книгу очерков, а не мемуары. «Это вопрос, который задают себе писатели», — говорит она. «Где они видят себя стоящими между эссе и мемуарами, и как их эссе могут объединиться в книгу, при этом уважая их способность оставаться в одиночестве?»

Spagna обожает процесс объединения своих эссе в сборник длиной в книгу.«Со временем я начинаю замечать новые темы», — говорит она. «В какой-то момент я бросаю эссе на ковер и буквально перемещаю их, чтобы увидеть, как они могут сочетаться друг с другом, где есть дыры, которые можно заполнить, чтобы сделать их связными. Затем я пишу новые эссе, чтобы заполнить эти дыры. Многие сочинения остаются без внимания, но это нормально ».

Как Сукрунгруанг напоминает своим ученикам, эссе, которое публикуется в журнале, не обязательно должно быть версией, опубликованной в полнометражном сборнике. Несколько лет назад он написал некоторые из произведений своего будущего сборника и без колебаний признает в исправленной версии, что он больше не чувствует того, что когда-то делал по поводу предмета.

«Одна из вещей, которые мне нравятся в написании эссе, это то, что« я »всегда находится в состоянии эволюции, то есть со временем мы по-разному относимся к предмету», — говорит он. «Я пересматриваю свои эссе, чтобы узнать, по-прежнему ли я так же отношусь к предмету. Мне нравится признавать, что я больше не чувствую себя определенным образом. Сборники эссе — это интеллектуальное место, где можно поговорить о времени и о том, как оно меняет точку зрения ».

Когда приходит время собирать эссе в книгу, он говорит, что организация играет ключевую роль.Он говорит своим ученикам посмотреть, как они могут связать свои работы по теме или предмету. «Есть что-то прекрасное в возможности окунуться в эссе в любом месте книги, — говорит он, — но это особенно прекрасно, если вы можете прочитать сборник от начала до конца и увидеть мосты, образы, которые проходят через них».

Читать и искать

Заинтересованы в публикации собственного сборника эссе? Читайте много эссе, как по отдельности, так и в сборниках.По мнению эссеистов, это евангелие. Sukrungruang боготворит Т. FLEISCHMANN в Сизигий, красота: Эссе , Кевин Сампселл в Обыкновенная Порнография , и Лидия Юкнавитч в Хронология воды .

Со своей стороны Пармс тяготеет к работам Эулы Бисс, Лии Пурпуры и Лины Марии. Феррейра Кабеса-Ванегас. «В мире сборников эссе сейчас происходят действительно захватывающие вещи, особенно те, которые выходят из университетских газет», — говорит она.«Приятно участвовать в их создании».

Spagna особенно любит сборники дебютных эссе. На конференции AWP в этом году она обратила внимание на модель Parms Lost Wax , а также на модель Стивена Черча One с Tiger и Coast Range Ника Нили. «Множество сказочных и совершенно разных коллекций о животных», — говорит она о новинках сезона. «Также, как всегда, был сильный интерес к идентичности, особенно расовой идентичности и политике . Есть так много способов писать эссе, — говорит она, — так много способов собрать сборник. Для всех найдется место «.

Сообщение любимым издателям

Интенсивное чтение этого жанра дает писателям почувствовать те печатные издания и редакторов, с которыми они испытывают особое родство. Более десяти лет назад Спанья работала с агентом, пытаясь разместить свою первую коллекцию у нью-йоркского издателя. Когда это не помогло, агент посоветовал ей переписать книгу как «непрерывное повествование».”

«Это была ужасная идея», — говорит Спанья. «Эссе — это эссе, и хотя у них могут быть общие повествовательные компоненты, попытка объединить кучу эссе в один длинный рассказ лишает их причудливости, того, как они борются с идеями, их самого сердца».

В итоге она разместила коллекцию в издательстве Oregon State University Press. «Это было огромное облегчение после стольких попыток сделать [первую] книгу чем-то, чем она не была», — говорит она. «Переход в ОГУ оказался абсолютно правильным ответом.Поэтому, когда я написал Potluck , это было несложно. Я снова пошел прямо в OSU ».

Пармс еще в начале своей карьеры знала, что хочет опубликовать свой первый сборник в университетской прессе. «Издательство Университета Джорджии всегда служило компасом для работ, которые я обычно читала, — объясняет она, — поэтому, когда я, наконец, была готова разослать рукопись, я отправила ее им».

Она представила полную коллекцию в мае, а к октябрю у нее был контракт. «Это было хорошее сотрудничество», — говорит она.«Моим главным приоритетом была книга, которая мне нравилась и которая мне нравилась, и я не могу сказать достаточно о редакционной команде таких издательств, как Джорджия, которые выпускают качественные книги».

Готовы представить свою коллекцию эссе? Подумайте о том, чтобы обратиться к редакторам, издающим книги, которые вы любите читать. Изучите веб-сайт издательства и список публикаций, а также ознакомьтесь с правилами подачи заявок. Некоторые начинающие редакторы предпочитают всю рукопись, в то время как другие хотят просто письмо-запрос, за которым следует предложение книги — оба идеальных документа для упоминания и ссылки на ваши ранее опубликованные работы.

Sarabande Books, выпустившая два сборника эссе Елены Пассарелло, принимает полные рукописи в течение сентября. Редакторы ищут оригинальные голоса и удивительный контент. «Например, мы опубликовали коллекцию Ангелы Пельстер Limber , — говорит Радтке, — о деревьях. Это звучит так просто, но это совсем не так. Дело не столько в предмете, сколько в качестве эссе ».

«В эссе происходит так много захватывающих вещей», — добавляет она.«Это мои любимые вещи для чтения. В этой области литературных изданий сейчас происходит одна из самых прогрессивных работ ».

Сотрудник редактора Мелисса Харт — автор книги Avenging the Owl (Sky Pony, 2016) и редактор Creator & Collector Services.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *