HomeРазноеСемейные рассказы: «Семейные истории. Cборник рассказов» читать онлайн книгу📙 автора Андрея Богдарина на MyBook.ru

Семейные рассказы: «Семейные истории. Cборник рассказов» читать онлайн книгу📙 автора Андрея Богдарина на MyBook.ru

Содержание

Рассказы из семейной истории Смирновских — Журнальный зал

 

Вадим Ярмолинец родился в 1958 году в Одессе. Окончил факультет романо-германской филологии Одесского университета, работал в газетах «Моряк» и «Комсомольская искра». В 1989 году эмигрировал в США, работал в газете «Новое русское слово». Публикации в журналах «Октябрь», «Новая юность», «Новый журнал», «Вопросы литературы», «Новый мир» и др. Автор трех книг прозы. Постоянный автор журнала «Волга».

 

 

Бон аппетит!

 

На день рождения Антон приглашает Беату в невероятно дорогой манхэтенский ресторан. Он надеется, что его щедрость покажет ей, наконец, что все, что разделяет их, в первую очередь – возраст, не может быть помехой счастью.

Он надевает черный костюм и белоснежную рубашку. Она – в черном платье с открытыми плечами, прекраснее которых он не видел в своей жизни ничего. Почти ничего. Хотелось бы развить эту тему, но если коротко, то все аналогично прекрасное – из виденного им – тоже имеет отношение к Беате.

Их встречает мерцание свечей, блики света на бокалах и столовом серебре, искрение бриллиантов, огромные букеты невиданных цветов. От волнения Антона бьет озноб.

Метрдотель провожает их к столу у окна, подает меню и винную карту. Конечно же, он видит, насколько Антон и его подруга случайны в этом месте. Когда официант наполняет их бокалы водой, метрдотель возвращается и с деловым видом сообщает, что в ресторан прибыла без предупреждения одна звезда эстрады и кино. Отказать ей совершенно невозможно – представьте себе уже этот скандал! Короче говоря, их просят уступить ей свой стол и перейти к стойке бара, где они могут заказать все то же самое и в качестве компенсации за неудобство получить от ресторана по бокалу креман д’Эльзаса.

– Креман д’Эльзаса?!

Антон еще пребывает в немом шоке, когда Беата устремляется к выходу. Поднимаясь, чтобы последовать за ней, он видит, что лицо метрдотеля сохраняет спокойное, деловое выражение, невзирая на произошедшую катастрофу. Его безразличие – ужасно. Ужасней насмешливой улыбки. Ужасней сообщения о начале извержения гигантского вулкана, расположенного под национальным парком Йеллоустоун. Ужасней мысли о холоде постели, в которой Антон проснется назавтра один.

На улице Беата достает сигарету и закуривает. Пальцы ее подрагивают.

– Ты понял, кому они отдали наш стол? – она кивает головой и выпускает длинную струю дыма в направлении лимузина, из которого выносят звезду. Улыбаясь, та шлет воздушные поцелуи притормозившим в изумлении пешеходам.

– Голос народного достоинства! – повторяет расхожую харакеристику звезды Беата и добавляет еще одно слово, не менее точно, по ее мнению, характеризующее артистку.

Антон поднимает с тротуара обломок кирпича.

– Ну, это уже, пожалуйста, без меня, – говорит Беата и сердитые каблуки от Маноло Бланика уносят ее за угол.

Пешеходы восстанавливают первоначальное направление своего движения. Лимузин отчаливает от бровки и вливается в транспортный поток. Воздух теплый, умеренно влажный, пропитанный ароматом цветущей за чугунной оградой сквера вишни. Антон видит через белое стекло тени звезды и ее спутника за столом, который недавно принадлежал ему и Беате. Над ними стоит метрдотель и осторожно двигает в воздухе рукой.

Подбросив обломок кирпича на ладони, – вес кажется ему удовлетворительным, – Антон, как последний привет, оправляет его в сторону похищенного у него рая. Окно принимает камень неожиданно сдержанным звуком – клоц! Огромный паук, откуда ни возьмись, появляется на стекле, после чего верхние треугольники между черными нитями паутины проваливаются внутрь. Звон и женские крики оттесняют на второй план звуки машин и аромат цветущих деревьев.

Антон остается на месте. Он хочет, чтобы обидчики знали, что это не случайность, что его любовь нельзя так вот просто взять и бросить под чьи-бы то ни было ноги.

Когда полицейский стягивает наручниками его запястья, метрдотель с группой официантов торопливо ведут звезду к едва подоспевшему на ее спасение транспортному средству. Когда она ставит ногу в освещенный сиреневым неоном салон своего корабля, Антон выкрикивает ей:

– Бон аппетит, мадам!

Она оборачивается, но он не успевает увидеть, что выражает ее лицо. Возможно – ничего.

От адвоката он узнает, что упавшим стеклом спутнику звезды отрубило руку. Его не интересует – по плечо, по локоть или только кисть. И делались ли попытки пришить ее на место. Это не существенно. Иная мысль посещает его и навсегда прописывается в сознании: за любовь надо платить.

 

 

Летний сон

 

В один из дней своего одиночества Беата идет в лес и теряется в нем. Поплутав какое-то время, она выходит к озеру с водопадом. Вода в нем совершенно прозрачная. Вокруг – никого. Она снимает с себя все и идет купаться. Выплыв на середину озера, она испытывает полноту жизни, которая, что ты ни говори, еще далека даже от своей середины.

Она смеется, представив себе, что она не в озере, а в каком-то новом, упоительно освежающем пространстве, по которому она может свободно перемещаться, делая едва уловимые движения, как парящая в воздушных струях белая птица, чайка, например.

Беата выходит на берег, смахивает капли воды с кожи, выкручивает волосы, встряхивает ими, чтобы они рассыпались равномерно по ее прекрасным плечам, осматривается. Никого вокруг, все неподвижно, только шумит невдалеке водопад.

Она ложится на траву и закрывает глаза. Теплый ветерок ласково касается ее тела. Как все прекрасно, как покойно, думает она, погружаясь в сладкую дрему.

Ей снится сон, в котором она видит себя просыпающейся, но уже не на берегу озера, а в огромной белой постели, которая стоит посреди залитой солнцем комнаты. В высоких окнах видна красная башня.

«А ведь это башня Святого Марка, – думает она. – Как интересно, выходит я уже в Венеции! Но нужно ли мне вставать и искать того, кто объяснит мне, как я сюда попала и зачем?»

В это время двери открываются и в комнату входит группа улыбающихся девушек в белых одеждах. Они несут подносы с фруктами и вино. Устроившись вокруг нее на постели, они расчесывают и массируют ее, легко подкрашивают где надо, и по их намекам и многозначительному смеху она понимает, что ее ждет встреча с тем, кто, грубо говоря, оплатил все это удовольствие.

Наконец она решается прямо спросить, где же тот, кого они ждут. Девушки отвечают, не без удивления: неужели она не догадывается, неужели в самом деле она еще не поняла ничего?

– Нет, – растерянно пожимает она плечами, – а где же он?

– Он – здесь! Он был с нами все время!

– Да где же?

– Где? Под кроватью!

– Под кроватью?!

– Да! Под кроватью!

– Ну, так пусть же вылезает оттуда!

– Ну что ж, пожалуй, самое время! Пусть вылезает.

Девушки оставляют ее, кто-то устраивается на подоконнике, кто-то в креслах, взгляды всех прикованы к тому месту, откуда сейчас должно появиться новое действующее лицо этого сюжета. Одна девушка берет серебряную флейту и исполняет волнующе-нежную мелодию для названного инструмента из оперы Глюка «Орфей и Эвридика». Тихий, непонятно откуда взявшийся то ли свист, то ли шепоток вторит флейте.

Взволнованная музыкой Беата видит, как над белыми волнами шелка поднимается змеиная голова. Она поднимается все выше, и Беата с изумлением наблюдает, как переливается невиданными узорами чешуя змеи, точнее змея, как его тело движется в полном согласии с чарующей мелодией. Музыка льетя, льется, наполняя собой все, что можно наполнить, и Беата обессиленно откидывается на подушки, предчувствуя неминуемое сближение с искусителем. Ах, вот он уже скользит по ее коже, обвивает ее так нежно и сильно, так хорошо, так бесконечно хорошо, что она лишается чувств.

Беата приходит в себя от прохлады и отдаленного шума. Она открывает глаза и видит, что лежит на берегу того же озера. Солнце скрылось, и длинные тени протянулись от деревьев к воде. Ей кажется, что теперь она не одна. Она оглядывается и видит присевшего на корточки бритоголового мужчину с искалеченным носом. Несмотря на лето, на нем ватник и сапоги. Сильными зубами из нержавейки он грызет стебелек травы.

– Кто вы? – испуганно спрашивает Беата, прикрывая грудь платьем. – Откуда вы здесь взялись?

– Я – водитель грузовика, – отвечает мужчина. – Парковка для отдыха дальнобойщиков вон за теми кустами. – И он указывает рукой туда, откуда пришел.

 

 

Милуоки

 

Разговору был положен конец, когда Антон сообщил матери, что в его возрасте он уже не может выбирать или ждать каких-то чудесных неожиданностей, что жизнь уходит, что осталось – всего ничего, и тогда мать, вздохнув, сказала: «Делай как знаешь». Свою горькую капитуляцию она заключила сообщением, что уйдет жить к подруге, оставив в его распоряжение их скромную – в две комнаты – квартиру.

В тот же день он улетел в Милуоки.

В пустом баре аэропорта пожилая женщина за стойкой сообщила ему, что Беата заходит сюда со своим бойфрендом по пятницам. Заказав «Джек Дэниелс» безо льда, Антон еще узнал, что бойфренд Беаты – боксер-профессионал и что жизнь у нее с ним не заладилась. Барменша согласилась передать Беате записку и потом принесла Антону ответную, где говорилось, что та придет к нему в следующую среду, а если не сможет в следующую, тогда через одну – по средам она оставалась дома одна. Она также просила Антона, чтобы он ни в коем случае не брал билеты на самолет, потому что ее любовник мог их настигнуть в зале ожидания. Безопасней, написала она, будет покинуть город на автобусе.

В среду он просидел целый день у окна того же бара, заказывая чашку за чашкой безвкусный кофе, поглядывая то на вход, то на передвижение темных громад самолетов в накрывшем летное поле тумне.

Он вернулся к этому же окну через неделю, обнаружив, что за столом его поджидает коренастый мужчина с бритой головой и изуродованным носом. Поднявшись и не вынимая рук из карманов синего матросского бушлата, он кивком головы показал, чтобы Антон следовал за ним.

Машина бритоголового, проскрипев колесами по прибрежной гальке, остановилась недалеко от пирса, и они поднялись на него. Сгустившийся туман скрыл от них оба берега реки, даже воду, дававшую знать о себе мягкими шлепками о сваи. Новое пространство, казалось, уже не принадлежало ни к какому миру, а может быть, служило неким переходным от знакомого в новый.

Их недолгая прогулка по дощатому настилу кончилась, когда бритоголовый, по-прежнему не говоря ни слова, нанес Антону удар в живот такой силы, что тот согнулся, не в состоянии ни вдохнуть ни выдохнуть. И тогда бритоголовый легко подтолкнул его к краю пирса. Погружаясь в густую от ноябрьского холода воду, Антон подумал, что Беата должна была ждать его здесь уже не менее недели. Едва преодолевая сопротивление мокрой куртки, он обернулся – в надежде увидеть в ледяной мгле светлое пятно ее волос.

 

Нью-Йорк

Лучшие рассказы о любви и о семье — шедевры художественной литературы

Письмо районного управления образования от 25 июля 2014 года № 2324 рекомендует активизировать на школьных сайтах работу, направленную на формирование семейных ценностей. Предлагаем вашему вниманию подборку лучших рассказов для семейного чтения о любви и о семье:

Конечно, читать художественную прозу на компьютере не совсем привычно, некоторые рассказы теряют бо́льшую часть своего очарования. Но тут нам на помощь приходит веб-ресурс www.serann.ru, который сумел воссоздать в своём дизайне атмосферу библиотеки и образ книги. И начнём мы наше путешествие в мир искусства с широко известного рассказа О. Генри

Дары волхвов

Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу. За каждую из этих монеток пришлось торговаться с бакалейщиком, зеленщиком, мясником так, что даже уши горели от безмолвного неодобрения, которое вызывала подобная бережливость. Делла пересчитала три раза. Один доллар восемьдесят семь центов. А завтра Рождество.

Единственное, что тут можно было сделать, это хлопнуться на старенькую кушетку и зареветь. Именно так Делла и поступила. Откуда напрашивается философский вывод, что жизнь состоит из слез, вздохов и улыбок, причем вздохи преобладают.

Пока хозяйка дома проходит все эти стадии, оглядим самый дом. Меблированная квартирка за восемь долларов в неделю. В обстановке не то чтобы вопиющая нищета, но скорее красноречиво молчащая бедность. Внизу, на парадной двери, ящик для писем, в щель которого не протиснулось бы ни одно письмо, и кнопка электрического звонка, из которой ни одному смертному не удалось бы выдавить ни звука. К сему присовокуплялась карточка с надписью: «М-р Джеймс Диллингем Юнг». «Диллингем» развернулось во всю длину в недавний период благосостояния, когда обладатель указанного имени получал тридцать долларов в неделю. Теперь, после того, как этот доход понизился до двадцати долларов, буквы в слове «Диллингем» потускнели, словно не на шутку задумавшись: а не сократиться ли им в скромное и непритязательное «Д»? Но когда мистер Джеймс Диллингем Юнг приходил домой и поднимался к себе на верхний этаж, его неизменно встречал возглас: «Джим!» — и нежные объятия миссис Джеймс Диллингем Юнг, уже представленной вам под именем Деллы. А это, право же, очень мило.

Делла кончила плакать и прошлась пуховкой по щекам. Она теперь стояла у окна и уныло глядела на серую кошку, прогуливавшуюся по серому забору вдоль серого двора. Завтра Рождество, а у нее только один доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Долгие месяцы она выгадывала буквально каждый цент, и вот все, чего она достигла. На двадцать долларов в неделю далеко не уедешь. Расходы оказались больше, чем она рассчитывала. С расходами всегда так бывает. Только доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Ее Джиму! Сколько радостных часов она провела, придумывая, что бы такое ему подарить к Рождеству. Что-нибудь совсем особенное, редкостное, драгоценное, что-нибудь, хоть чуть-чуть достойное высокой чести принадлежать Джиму.

В простенке между окнами стояло трюмо. Вам никогда не приходилось смотреться в трюмо восьмидолларовой меблированной квартиры? Очень худой и очень подвижной человек может, наблюдая последовательную смену отражений в его узких створках, составить себе довольно точное представление о собственной внешности. Делле, которая была хрупкого сложения, удалось овладеть этим искусством.

Она вдруг отскочила от окна и бросилась к зеркалу. Глаза ее сверкали, но с лица за двадцать секунд сбежали краски. Быстрым движением она вытащила шпильки и распустила волосы.

Надо вам сказать, что у четы Джеймс Диллингем Юнг было два сокровища, составлявших предмет их гордости…

Читать далее…

СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ Рассказы. Откровение

СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ

Рассказы

У меня за окном прыгают воробьи, прогуливаются скворцы, трясут хвостами белки. Кроме того, за окном 2002 год. И мне уже 83 года, пора подводить итоги. Поэтому я хочу записать всякие эпизоды из моей жизни, которые помогут моим читателям понять, почему я написал мои книги так, а не этак. И это будет уже не литература, а литературоведение.

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

Леночка Берко нравилась не только мне. Однажды подходит ко мне незнакомый молодой человек, улыбается и говорит: «Вы меня не знаете, а я вас знаю. А знаете, почему я вас знаю? Потому что вы ходите с самой красивой девушкой из индустриального института. А я из водного института, рядом».

Леночка была очень яркой, южной красоты. Когда я спросил ее, откуда у нее такой южный тип, она ответила: «У меня мама гречанка, а папа украинец». Мы дружили 3 года, и это была моя первая большая любовь. В мае 1941 года я сделал ей предложение, и она стала моей невестой. А 22 июня, ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили, что началась война. И война разлучила нас. Всю войну Леночка жила с моей матерью и бабушкой как моя невеста.


Прошли годы и годы — Берлин, Штутгарт, Мюнхен. В 1956 году я уже жил в Нью-Йорке. И решил я вспомнить мою первую любовь. Написал я письмо по её старому адресу — Армавир, Халтурина, 32. Ответ я получил из Ростова, от её старшей сестры Ирины Константиновой, урожденной Берко. Ирина пишет, что за это время моя Леночка вышла замуж и родила двух детей. Но вскоре после этого — 4 декабря 1948 года — Леночка умерла.

Боже! Ведь ей было только 28 лет! Красавица, умница, инженер-химик, ведь она окончила химфак того же индустриального института, который закончил и я в 1941 году. Мне было очень жаль бедную Леночку, и я очень расстроился.

В 1958 году я, наконец, женился на Аллочке Майковской. Очаровательное существо: миленькая, добренькая, послушная. Прожили мы с женой 24 года, и нас даже считали идеальной парой. Дома я называл ее ласково Кисой. Но в возрасте около 40 лет моя Киса начинает медленно сходить с ума, точнее, заболевает климактерическим помешательством. Главный симптом — ненависть к мужу, муж становится врагом № 1. В результате моя Киса начинает угрожать мне огромным кухонным ножом.

Как обычно, в таких случаях, кончилось это разводом. Тогда я стал выяснять то, что моя Киса всю жизнь тщательно скрывала. Оказывается, ее отец был полу еврей и полусумасшедший. Вот она и получила от отца наследство -психическую болезнь.

А годы себе идут да идут. Уже и коммунизм в России развалился, и вместо него пришла демократия, точнее — ворократия. В 1990 году я опять написал письмо в Армавир, улица Халтурина уже не 32, а 38, там жил с женой младший брат Леночки Геннадий. Я хотел выяснить некоторые подробности.

Ответила мне жена Геннадия. Оказывается, после родов второго ребенка Леночка заболела послеродовой депрессией и в результате этого покончила жизнь самоубийством, да как — повесилась! Естественно, что после этого муж Леночки Сима Саратиков оказался в очень тяжелом положении — один с двумя маленькими детьми, один новорожденный, а второму полтора года. Таким детям спешно нужна мать. Сима быстренько женился и порвал все отношения с семьей Берко.

А для меня это еще целая куча проблем. Почему Ирина скрывала, что Леночка покончила самоубийством? Ну, это понятно: моя теща тоже скрывает, что её дочка сошла с ума. Психические болезни — это штука постыдная, и это стараются скрыть. И сестры моей Кисы это тоже скрывают. Меня поражает другое. Ведь я знал Леночку 3 года — и она была абсолютно нормальным человеком. Потом всю войну она прожила с моей матерью и бабкой, и они были о ней самого наилучшего мнения. Какая-то загадка.

Потом я подумал, что если бы я женился на Леночке, то я Мог бы оказаться тоже в таком трудном положении. Кроме того, теперь я уже знал, что самоубийство матери частенько отражается на ее детях, рано или поздно. Вот и жди потом, чем все это кончится. В общем, можно сказать, что здесь мне еще очень повезло. Хотя все это и очень печально.

Случайно ловлю я на ТВ интересную информацию: «10% рожавших женщин имеют послеродовые депрессии, где бывает самоубийство, но также и убийство мужа или детей» /ТВ, канал 2, 23.20, 6 сентября 1994 г./.

Один знакомый доктор-психиатр говорит мне, что послеродовые депрессии можно вылечить, если захватить это вовремя.

Читаю я в местной газете «Новое русское слово», что в клубе сионистов «Бнай Сион» выступает автор-исполнитель Виктор Борковский /Объявление в НРС 6 мая 1994, стр. 31/. Затем в той же газете мелькают еврейские фамилии Берков и Беркович. А по американскому ТВ проскакивают Давид Берк и Мишель Берк, тоже еврейчики.

Тут у меня в голове что-то зазвенело, и я беру с полки мою «Литературную энциклопедию», Москва, 1962. Листаю на «Берко» и вижу таких литераторов:

1) Берков Павел Наумович, 2) Беркович Ицхак-Дов — еврейский писатель (Израиль), 3) Берковский Наум Яковлевич.

Итак, все трое, как говорится, с прожидью.

И тут мне еще вспомнилось, что отец Леночки Семён Берко был главным бухгалтером Армавирторга, то есть всей торговой сети города Армавира. Работенка типично еврейская — торговля.

Во мне опять заговорила кровь дяди Васи, следователя по особо важным делам при атамане Всевеликого Войска Донского. Похоже, что отец Леночки был или евреем, или полу евреем, или какого-то еврейского происхождения. А по золотой формуле моего учителя профессора Ломброзо, знаменитого психиатра, потомка длинной линии раввинов и талмудистов, у евреев психических болезней в 6 раз больше, чем у других народов. Вот в этом и причина психической болезни Леночки Берко и ее трагической смерти. Потому она и скрывала еврейские корни ее отца и выдавала его за украинца.

А теперь насчет её матери. В марте 1944 года я приезжал в Армавир и впервые встретил родителей Леночки. Отец был человек как человек, ничего особенного. А мать по виду была не гречанка, а типичная пожилая армянка. Позже знающие люди говорили мне, что в Армавире живет 60% армян. Почему же Леночка выдавала свою мать за гречанку?

С армянами та же самая история, что с евреями. Изо всех национальностей, проживающих на Кавказе, армяне самые умные. Но, соответственно, у них и самая дурная репутация — в смысле всяких ненормальностей, которые в народе так и называют — армянские шутки. И существуют специальные армянские анекдоты. Ум напрямую связан с безумием. Жертвой этого закона и стала бедная Леночка.

А насчет помеси армян с евреями говорят, что это самая взрывчатая смесь. Хорошим примером этому является чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров, у которого отец еврей Вейнштейн, а мать армянка Каспарова. Шахматы говорят, что голова у него очень хорошая, а люди говорят мне, что его бросила уже 6-я жена. Значит, в штанах у него что-то не в порядке. Это цена шахматной короны. Опять по золотой формуле профессора Ломброзо.

Проверим боковые ветви семейного древа Леночки. Ее старшая сестра Ирина была инженером-строителем, с мужем она развелась, но у нее осталась дочь Елена, которая тоже стала инженером-строителем, с двумя детьми — сыном Романом и дочкой Наташей. Сейчас все они взрослые люди, все с высшим образованием. Ирина с внуком Романом живет в Ростове-на-Дону и читает мои книги. Похоже, что здесь все в порядке.

Младший брат Леночки Геннадий. У него были жена и дочь, тоже Леночка, похоже, что там был культ той Леночки, которая умерла так трагически. Затем у Геннадия был еще сын Виктор. И еще три поколения потомков, у всех по двое детей. Казалось бы, все в порядке. Все потомки с высшим образованием, хорошие интеллигентные семьи.


Почему же беда пришла только к моей Леночке? У каждой семьи свой генетический котел. При рождении каждого ребенка этот котел перемешивается, и каждый ребенок получает не все гены, а только часть генов. Вот в этой лотерее моей Леночке и выпал черный билет. Как говорится, судьба.

А ведь когда-то в молодости я был так счастлив с Леночкой, так гордился ею. У меня на глаза наворачиваются слезы. Но старый солдат не должен плакать. И мне хочется сказать: «Царство тебе небесное, моя первая большая любовь!».

26 апреля 2002 г.












Яндекс Дзен | Открывайте новое каждый день

Яндекс Дзен | Открывайте новое каждый день

Яндекс.Дзен – это платформа, которая подбирает контент специально для вас. В Дзене есть статьи и видео на разные темы от блогеров и медиа.

Ваш личный Дзен

Дзен понимает ваши интересы и собирает ленту для вас. Он анализирует действия: что вы смотрите, кому ставите лайки, на кого подписываетесь, а после – рекомендует вам и уже любимые источники, и ещё неизвестные, но интересные публикации.

Вы смотрите и ставите лайки

шаг 1

Алгоритм отслеживает это и подбирает контент

шаг 2

Вы видите интересные именно вам материалы

шаг 3

Интересные истории

В Дзене есть популярные медиа и талантливые блогеры. Ежедневно они создают тысячи историй на сотни разных тем. И каждый находит в Дзене что-нибудь для себя.

Примеры публикаций

В Дзене действительно много уникальных статей и видео. Вот несколько примеров популярного сейчас контента.

Дзен — простой, современный и удобный

Посмотрите на главные возможности сервиса и начните пользоваться всеми преимуществами Дзена.

Читайте о своих интересах.

Алгоритмы Дзена понимают, что вам нравится, и стараются показывать только то, что будет действительно интересно. Если источник вам не подходит — его можно исключить.

1/4

Тематические ленты.

С общей ленты со всеми статьями легко переключайтесь на тематические: кино, еда, политика, знаменитости.

2/4

Разнообразные форматы.

Открывайте разные форматы историй для чтения и общения. В приложении удобно читать статьи и смотреть видео, писать комментарии.

3/4

Оставайтесь в курсе событий!

Возвращайтесь к нужным статьям: добавляйте статьи в Сохранённое, чтобы прочитать их позже или сохранить в коллекции. Настройте уведомления, чтобы не пропустить самое интересное от любимых блогеров, медиа и каналов.

4/4

Читайте о своих интересах.

Алгоритмы Дзена понимают, что вам нравится, и стараются показывать только то, что будет действительно интересно. Если источник вам не подходит — его можно исключить.

1/4

Тематические ленты.

С общей ленты со всеми статьями легко переключайтесь на тематические: кино, еда, политика, знаменитости.

2/4

Разнообразные форматы.

Открывайте разные форматы историй для чтения и общения. В приложении удобно читать статьи и смотреть видео, писать комментарии.

3/4

Оставайтесь в курсе событий!

Возвращайтесь к нужным статьям: добавляйте статьи в Сохранённое, чтобы прочитать их позже или сохранить в коллекции. Настройте уведомления, чтобы не пропустить самое интересное от любимых блогеров, медиа и каналов.

4/4

Читайте о своих интересах.

Алгоритмы Дзена понимают, что вам нравится, и стараются показывать только то, что будет действительно интересно. Если источник вам не подходит — его можно исключить.

1/4

Тематические ленты.

С общей ленты со всеми статьями легко переключайтесь на тематические: кино, еда, политика, знаменитости.

2/4

Разнообразные форматы.

Открывайте разные форматы историй для чтения и общения. В приложении удобно читать статьи и смотреть видео, писать комментарии.

3/4

Оставайтесь в курсе событий!

Возвращайтесь к нужным статьям: добавляйте статьи в Сохранённое, чтобы прочитать их позже или сохранить в коллекции. Настройте уведомления, чтобы не пропустить самое интересное от любимых блогеров, медиа и каналов.

4/4

Дзен доступен во всем мире более чем на 50 языках

Смело рекомендуйте Дзен своим друзьям из других стран.

العَرَبِيَّة‎العَرَبِيَّة‎

Удобно пользоваться в смартфоне

У Дзена есть приложения для iOS и Android.

Пользуйтесь в браузере

Дзен доступен с любого устройства в вашем любимом браузере. Также Дзен встроен в Яндекс. Браузер.

Удобно пользоваться в смартфоне

У Дзена есть приложения для iOS и Android.

Пользуйтесь в браузере

Дзен доступен с любого устройства в вашем любимом браузере. Также Дзен встроен в Яндекс.Браузер.

Удобно пользоваться в смартфоне

У Дзена есть приложения для iOS и Android.

Пользуйтесь в браузере

Дзен доступен с любого устройства в вашем любимом браузере. Также Дзен встроен в Яндекс.Браузер.

© 2015–2021 ООО «Яндекс», 0+

Дизайн и разработка — Charmer

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Яндекс.Браузер
Google Chrome
Firefox
Safari

История одной семьи (женские рассказы)

Никакой морали, никаких выводов – просто рассказ об одной семье, чью жизнь в силу близкого соседства, довелось наблюдать на протяжении многих лет.

Они дружили еще со школы, сидели за одной партой. Борис был старше на год, но когда-то остался на второй год, и пришел в тот класс, где училась Наталья. Сначала они были соседями по парте, потом он стал носить ее портфель, позже оказалось, что они – первая любовь друг друга. Так гласит семейная легенда. После 8 класса (тогда учились 10 лет) Борька ушел в ПТУ, Наталья же осталась в школе и окончила 10 классов. Он встречал ее после школы, а потом они гуляли вечерами. Родители считали их женихом и невестой.

Потом его забрали в армию, она добросовестно его ждала, училась в техникуме, работала. Когда Борис вернулся, решили, не откладывая в долгий ящик, сыграть свадьбу. Так они поженились.

Тут следует немного отвлечься от молодых супругов, чтобы поговорить об их семьях. Как-то так сложилось, что и у Натальи, и у Бориса родители были выходцами из Белоруссии. Ее мама работала продавцом в Доме одежды, отец, как тогда говорилось, работал в органах, потом ушел в какое-то строительно-монтажное управление, был ветераном Отечественной войны.

Отец Бориса был рабочим, элитой рабочего класса, мастером золотые руки. Мать образования не имела, работала то кладовщицей, то уборщицей. Встретились они на фронте, отец Бориса оставил первую жену и двоих детей, женился на своей боевой подруге. Сын родился, когда матери было 33 года. Больше у них детей не было, и единственный сын стал светом в окошке, смыслом жизни, лучшим из лучших.

Хотя, конечно, все было немного не так. И, прежде всего потому, что Борька начал рано выпивать. Ну, вот так ему хотелось и очень нравилось. Как-то само собой сложилась компания друзей — ровесников, у которых было подобное же увлечение.

Но вернемся к молодым. После свадьбы они отправились в свадебное путешествие куда-то на юг. Начиналась семейная жизнь. Жили они сначала в одной квартире с родителями Бориса. Наталья устроилась работать в то же строительное управление, где работал ее отец. Через некоторое время она на работе получила малосемейку, которую предприимчивая свекровь очень быстро обменяла на полноценную однокомнатную квартиру в том же девятиэтажном доме, где жили они сами.

Так и стали жить: родители на 7 этаже в двухкомнатной, молодые на 6-м — в однокомнатной. К этому времени у молодых родилась дочь. Ее тоже назвали Наташей. Теперь одна была Наталья, мама, а вторая Наташка — «мелкая». Естественно, что большую часть заботы о ребенке взяла на себя свекровь. Никто особо не сопротивлялся этому. Интереснее было собирать компании, ходить по гостям, чем сидеть дома с ребенком.

Но тут стали происходить довольно странные вещи: молодые все больше и больше проводили времени порознь, у каждого из них появилась своя жизнь. У Натальи появились увлечения на стороне, Борис стал бывать трезвым все реже и реже. «Виноваты» в этом были, конечно, друзья, тяжелая работа, после которой необходимо было «снимать стресс», гаражное сообщество, где каждому в каждом гараже предлагают выпить.

Особым «событием» в это время стали семейные вечера, когда молодая жена готовила «роскошный» ужин, а молодой муж покупал для него бутылку водки. Распив ее на двоих с величайшим удовольствием, супруги отправлялись спать. Считалось, что это и есть семейная жизнь. Стремиться к чему-либо было не нужно.

Все материальные блага добывались родителями. Натальина мама обеспечивала одеждой, его родители – товарами, как тогда называли, повышенного спроса и роскоши. Машина, мебель, дача – все было получено или куплено по ветеранской очереди. Деньги тоже регулярно давались родителями, чтобы детям хорошо и счастливо жилось.

Когда дочери было 6 лет, они развелись. Причиной развода Наталья называла пьянство Бориса и буйство его в нетрезвом виде. Хотя после развода выяснилось, что у него случился роман с ее приятельницей, и от ее любимого мужчины ушла жена.

Борька перебрался жить к своим родителям, Наталья с дочерью осталась в своей квартирке дожидаться счастья. Но вот не тут-то было! Не торопился Натальин любимый друг создавать новый брак, изредка заходил на огонек и ничего не обещал. Она проводила вечера в ожидании телефонных звонков, боясь уйти из квартиры к подругам, родителям или в кино. А он… Он был кандидатом наук, толкал вперед отечественную науку, занимался большой общественной работой, растил свою дочь, уделяя ей почти все свое свободное время.

Бывшая свекровь, наблюдая за происходящим, начала писать письма бывшей невестке, в которых призывала спасти сына от пьянства, от «удава, заглатывающего кролика». И напоминала о дочери, которая уже пошла в школу.

Борис, ощутив свободу, пустился в новый роман, ходил со своей новой девушкой по старым друзьям, как будто доказывая всем и бывшей жене, в первую очередь, что у него все хорошо, что он счастлив и ни о чем не жалеет.

Все было бы хорошо, если бы праздники не имели бы обыкновения заканчиваться. Как гром среди ясного неба прозвучало для него сообщение, что его новая любовь ждет ребенка. Господи, как он запаниковал! Сказать честно, и первая-то дочь ему была не очень нужна, но так получилось, так было положено: женился, роди ребенка. А тут буквально голова пошла кругом. Да еще и отец новой любимой пришел с претензиями, и тоже о женитьбе разговор завел.

Помучился Борис, помучился, делать нечего. И пошел к старой жене. А та, исстрадавшись от ожидания другого, устав от обиды на него, приняла бывшего мужа, как водилось раньше, с ужином, бутылкой водки и распростертыми объятьями. Бывшие супруги плотно поужинали, крепко выпили, долго разговаривали. Но ни Наталья про свою несчастную любовь, ни Борис про беременность подруги говорить не стали. Выяснилось это чуть позже, неделей-двумя спустя, когда о случившемся стали говорить на работе.

Тут следует заметить, что обе женщины работали, как говорится, в одном коридоре. Наталья была в шоке. Но к тому времени его родители пообещали, что переедут жить в однокомнатную квартиру, уступив детям свою двухкомнатную. Квартира была важнее, чем порядочность мужа, и, «вывесив» лозунг: «Я знаю, что живу с подлецом», они продолжили свою совместную жизнь.

Сначала это был гражданский брак двоих бывших супругов, однофамильцев — Наталья не хотела что-то менять, на всякий случай, потому что тот, другой любимый мужчина так и не был охвачен узами брака. Но когда он вдруг женился на «серой мышке», она поняла, что прождала все это время напрасно. И они с Борисом опять расписались. Снова был классический ужин на троих: Он, Она и бутылка водки.

Какое-то время после второй свадьбы Борис не пил, держался. Потом началось все то же: гараж, шабашки, друзья, стресс на работе. Она с восхищением и гордостью говорила, что, как бы он не напился вечером, утром все равно встанет и пойдет на работу.

Дочь окончательно отошла на задний план и была предоставлена сама себе. Классе в 7 или 8 она вдруг пустилась во все тяжкие, связалась с какой-то дурной компанией, ее поставили на учет в детскую комнату милиции. Чтобы разорвать этот порочный круг, родители на целую четверть отправили маленькую Наташку к родственникам в другой город. Это почти не помогло, но на какое-то время родителей успокоило. Вернувшись в город, она немного притихла.

Когда Наташка закончила 9 классов, было принято решение отдать ее на учебу в музыкальное училище. Она закончила к тому времени музыкальную школу, потом ходила на консультации, экзамены, радостно объявила, что поступила. Родители пригласили знакомых, отметили это важное событие.

Через пару недель Наташка вместе с отцом объехала всех тех, кто искренне радовался за нее, призналась в обмане, просила прощения. В прежнюю школу в 10 класс ее уже не взяли, потому что списки были укомплектованы, пришлось поступать в другую, где специально 2 сентября создали класс для тех, кто никуда не поступил, и для кого не нашлось мест в своих школа.

Начался очередной учебный год. Где-то в это же время Наташка познакомилась с сыном одного из начальников Бориса. Он был значительно старше, уже отслужил армию и работал. Родители решили, что парень хороший и упускать такой шанс не стоит. Тем более, что девочка у них гиперсексуальная, так зачем искать удовольствий в плохих компаниях, если можно это делать дома. И разрешили им жить вместе.

Мужчины вместе работали днем, вместе подрабатывали вечерами, вместе приходили домой. Всех все устраивало. Но в начале 11 класса дочь забеременела. Со школой пришлось распрощаться. Быстро сыграли свадьбу. Наташка не стала устраиваться на работу. Она нашла выход из положения: в день выдачи пенсий бабушкам и дедушкам Наташка совершала ежемесячный обход и собирала с них деньги.

И она, и ее родители были твердо убеждены, что для стариков деньги — зло и чем их у них будет меньше, тем будет лучше для них. Так и было до тех пор, пока была жива последняя бабушка.

А у Наташки родился один сын, потом через год — второй. Потом ее муж выгнал из дому, заподозрив в измене. Потом разрешил вернуться. Потом опять выгнал. Молодая семья жила в частном доме, доставшемся по наследству зятю от бабушки. Со временем этот дом поменяли на 4-комнатную квартиру.

А зять, в соответствии с реалиями времени начал играть на валютном рынке и проигрался в пух и прах. На покрытие долгов ушла квартира его матери, их новая 4-комнатная квартира, из которой Наташка с двумя малолетними детьми добровольно выписалась, и дом в деревне. Вот после этого они развелись и окончательно расстались, а Наташка с детьми переехала к своим родителям.

Но им она не больно была нужна, так как Борис и Наталья привыкли жить в свое удовольствие, ни в чем себе не отказывая. Борис всегда хотел жить так, как жил до этого. Пьяного его внуки боялись, начинали плакать, Он приходил в бешенство, и снова стресс надо было снимать.

Наташку с детьми отселили на съемную квартиру, она пошла работать в магазин уборщицей, потому что больше никто никуда ее брать не захотел. Образование 9 классов очень редкое в наше время. На призывы идти учиться в вечернюю школу, было сказано твердое «нет». Наташка меняла работу, мужчин, которые не задерживались надолго, место жительства.

Последнее из них – деревня рядом с городом, в которой большинство жителей или наркоманы или торгуют наркотиками, как писала местная газета. В деревенскую школу перевели и детей.

Но семейные традиции сильны: все праздники по-прежнему отмечаются с водкой, только теперь мать распивает заветную бутылку с дочерью и ее очередным сожителем.

И тут начали происходить те вещи, которые должны были бы насторожить любого — у Бориса крепко пошатнулось здоровье. Начали трястись руки так, что он не мог донести ложку до рта, расписаться или собрать мелкие предметы. Пришлось идти в больницу, ложиться в неврологию. Вердикт врача был один: не пить никогда, ни при каких условиях. И он пить перестал!

В доме прекратились скандалы, поиски бутылки или денег на нее, он поправился, стал заниматься домом и дачей. Правда у Натальи тоже начался новый этап жизни: девичники стали ежедневными, она или куда-то уходила и возвращалась пьяная и счастливая, или собирала подруг у себя. Результат был всегда один и тот же — она стала напиваться. Иногда с гордостью рассказывала, что Борис ей «купил бутылочку коньяка по дороге из гаража, и я ее выпила. Так хотелось почувствовать себя женщиной».

На призывы остановиться она не реагировала — ей это нравилось. Борис не пил два года, а потом, глядя на жену, сорвался и стал пить больше прежнего. Не помогали уговоры, напоминания о прежних друзьях, которые все к тому времени ушли из жизни, благодаря пагубному увлечению. Вернулись скандалы. Были забыты совместные ужины.

Они сначала разъехались по разным комнатам, потом Борис ушел к матери. Его мать всю жизнь абсолютно искренне считала, что пьяный человек это тот, который не может стоять на ногах, а ее сыночек ведь не такой! И регулярно выдавала деньги сыну для поправки здоровья. Бориса уволили с работы за пьянку, он, лишившись зарплаты, стал пропивать ветеранскую пенсию матери. Его мать покинула этот мир на 86 году жизни, прожив последние пять лет в одной квартире с вечно пьяным сыном

После смерти свекрови Наталья была вынуждена общаться с мужем, готовить ему еду. Соседи просили следить за ним, потому что он, напившись, мог открыть воду и не закрыть кран, открыть газ и не зажечь его. Как-то уехав на дачу и не зайдя к нему только один день, она нашла его, лежащим на полу в коме. Как потом выяснилось, у него случился инсульт. Борис пролежал неделю в реанимации и умер. Ему было 52 года.

Теперь вдова рассуждает на тему «Алкоголь – это зло», и строит планы на будущее. Судьба внуков в эти планы не входит.

Семейные тайны. Рассказы | Литературный институт имени А.М. Горького

АНГЕЛ МИТЕНЬКА

Галина Сергеевна так навернулась на узкой ледяной дорожке, упав в сугроб и разбив лицо о ледяную мартовскую корку, что даже пронзительно вскрикнула. Митенька обернулся на крик и поспешил к несчастной женщине, на лице которой уже проступили кровавые трещинки, да и рука оказалась порезанной до крови. Он попытался ее, грузную, поднять, но она застонала: «Нога! Кажется, сломала». Но потом пощупала лодыжку и замотала головой: «Нет, наверное, связки порвала».

Она оперлась на Митенькину руку и, раскорячившись, — видимо, пытаясь вот так оставаться поближе к земле, сделала несколько шагов:

— Ой, нет, не могу идти, больно.

— Может, скорую вызвать? — предложил он.

— Домой, — решительно отрезала она и, раздвинув губы, звучно вдохнула через них шелестящий воздух, — я тут совсем рядом живу.

Митенька и потащил ее на себе. И — правда — идти было недалеко, он завел ее в подъезд, погрузил в лифт и поставил возле дверей.

— Молодой человек, может, вы меня до самого дивана проводите? — попросила она, вглядываясь в тонкие черты его юношеского лица, в прозрачные серо-голубые глаза, сразу вызывающие доверие.

Вошли. Он помог ей снять шубу, расстегнул и стащил с ног полусапожки, и она улеглась на диван, все еще охая, постанывая и кряхтя.

— Молодой человек, а чайник поставите? Чаю бы мне… Вы тоже можете со мною попить.

В общем, остался с ней Митенька до самого вечера. Делал примочки на лицо в ссадинах, перевязывал пораненную руку, ходил по ее просьбе в аптеку за боле­утоляющими и эластичным бинтом, в магазин за хлебом, сахаром, картошкой и коньяком («лучшее лекарство!»), потом жарил картошку, разогревал котлеты, резал помидоры, приносил ей все это на подносе, наливал коньяк, угощался по ее настоянию и сам, и уже когда покидал ее дом, многое знал про Галину Сергеевну.

Что она пенсионерка, третья группа инвалидности, щитовидка, оттого она такая тучная; что она терпеть не может родственников — сестру и племянницу, которые зарятся на ее квартиру, просили даже написать завещание, а помощи от них никакой: сестра — неудачница, три раза была замужем: и все три раза мужья ее бросали и обворовывали, а племянница Натаха — та вся в мать: ни кожи ни рожи, а сама — в актрисы; что квартира эта досталась ей от мужа, который был тряпка, а это свекр настоял на разводе. Что был этот свекр большим чином в КГБ и работал на самой Лубянке; что в молодости Галина Сергеевна была ого-го и с фигуркой (она даже попросила Митеньку в подтверждение этого достать из комода альбом с фотографиями) и такие дела проворачивала, что о ней можно роман написать. Даже кое-что она Митеньке и порассказала о своих былых проделках: как грузинам торговала «мерседесы», например. Да, еще при советской власти! Предлагала купить, показывала тот, что стоял в те времена возле здания на Лубянке и принадлежал ее свекру, брала задаток, да и с концами. А когда покупатели подступали к ней с ножом к горлу, обещала, что свекр (тут она называла известную всем фамилию) их сотрет в тюремный порошок. Про свекра они и так знали — иначе и не было бы никакого задатка, и тут понимали, что дело серьезное и угрозы реальные: отступали. А прокололась она на ерунде и незаслуженно: пообещала подруге шубу из распределителя, та дала деньги, а Галина Сергеевна как-то все не могла до этого распределителя до­браться, чисто технически. Деньги как-то сами собой утекли меж пальцев — по мелочи. И вот прошло полгода, она уже и забыла про эту шубу, а тут к свекру на прием прорвалась мать этой подруги, активная такая, пробивная. И все ему выложила: мол, прикрываясь уважаемым именем, невестка берет деньги и потом их не возвращает. Ну, и этот свекр полоумный устроил ей разнос, сынка своего настроил против нее и прямо-таки заставил развестись. Но она не жалеет: такой он был клеклый, почти и не мужик… Зато — вот, квартира у нее какая!

Уходил от нее Митенька, полный впечатлений, сочувствия и готовности в дальнейшем помогать этой беспомощной одинокой пожилой женщине. Обещал привести к ней свою девушку — показать, по ее просьбе. Она сказала ему напоследок:

— Я — прекрасный физиономист, учтите это! Сразу скажу вам — подходит вам эта барышня или это не ваше.

Митенька из сострадания исправно навещал ее дважды в неделю, носил продукты, готовил еду, проводил за беседой целые вечера. Она даже стала обращаться к нему на «ты» и кликать «Митенькой», сокрушалась по поводу его телесной хрупкости и бледности, но лишь через месяца два вспомнила про его девушку.

— А девушка-то твоя как? Чего не приводишь, не показываешь?

— Девушка? — он блаженно улыбнулся. — Очень хорошо. Прекрасно просто! Она вышла замуж за очень достойного человека, моего друга, я был у них свидетелем на свадьбе, подарил им деньги на свадебное путешествие в Венецию, забронировал для них путевки в турбюро. И они сейчас уже в Венеции!

— Дорогой подарок! — Галина Сергеевна взглянула на него с подозрением, но лицо Митеньки светилось от счастья, и эта радость была так искренна, что сразу отметала мысль о притворстве.

— Ничего, деньги нашлись, — отмахнулся он.

— Ну, ладно, возьмешь себе получше, — вздохнула она.

— Да! Я тут познакомился с такой чудесной девушкой как раз в этом турбюро, бронировал у нее путевки, но она так несчастна. Представляете, она приехала из Брянска, снимает здесь комнату где-то в Гольяново, на это уходит больше половины зарплаты, а в Брянске у нее остался ребенок, ради которого она и отправилась на работу в Москву. Мать-одиночка. Отец совсем ничего не дает. Я обещал ей помочь.

— Хм, — Галина Сергеевна поморщилась. — Из Брянска? Смотри, как бы она тебя не захомутала, знаешь, сколько таких охотниц на московскую недвижимость? Вот: к примеру, сестра моя. Была у нее избушка лубяная, а у зайца, муженька ее, — ледяная, так он вселился к ней, прижил дочку, Натаху, я рассказывала, а потом и давай квартиру ее делить при разводе. Она еле ноги унесла, прописку московскую потеряла, в Подмосковье теперь с дочкой. Вот они на мое жилье и рассчитывают, но зря. Квартира-то у тебя есть? А лет ей сколько: этой, из Брянска? Ты говоришь — ребенок у нее. Смотри, как бы не оказаться тебе в бомжатнике, есть такие расклады.

Квартира у Митеньки была: он был в ней прописан вместе с отцом и матерью. Но отец — театральный режиссер — уже лет семь как ушел к молоденькой актрисе, а мать два года назад вышла замуж за ученого из Новосибирска и уехала к нему. Митенька теперь жил один.

— Ребенка жалко, — ответил он. — Я хотел ему игрушки какие-то купить, а она, Катя эта, сказала: нет, лучше деньгами, а то ему в третий класс идти, много чего нужно: школьная форма, ранец, учебники всякие… Я ей деньги и отдал.

— Смотри, не особенно-то прикармливай, — посоветовала Галина Сергеевна.

— Да я только в крайней нужде когда, — кивнул он.

И правда — как только он остался один, без отца, без матери, сразу обнажилась перед ним, как он сам выразился, «голая правда жизни». И душа его «страданиями человеческими уязвлена стала». Еще летом задумал он собрать деньги на машину своему духовнику — отцу Глебу, который служил в Подмосковье и подчас не мог вовремя добраться до иных прихожан, прикованных к постели и нуждающихся в его утешении. Один так даже и умер без исповеди и причастия, так и не дождавшись священника, отчего отцу Глебу пришлось выслушать от архиерея немало неприятных слов и даже угроз: мол, если еще повторится такое, то… Вот тогда Митенька и взял свой первый кредит в банке. Прибавил еще то, что насобирал по знакомым, и батюшка поближе к Рождеству купил-таки трехлетнюю корейскую машину. А пока Митенька обращался с вопросом о пожертвованиях к его прихожанам, познакомился с девушкой из Черновцов, беженкой:

— Сама як рыба на мели…

Рассказала ему, что устроилась она к лежачей больной сиделкой — сутки работает, сутки отдыхает, а денежки все, какие есть, шлет на Украину. Кормиться-то она кормится у хозяев, а вот ботинки на зиму купить не на что. Она показала на свои ноги, обутые в кроссовки, а дело уже в ноябре было, снежок, морозец. Митенька пожалел, дал ей денег на ботиночки с мехом, а она ему за это пирожков с капустою напекла, принесла завернутые в рушнике. Хорошая девушка, Оксана.

Или вот работал он в институте, который и окончил, секретарем кафедры, бумажки всякие заполнял-перекладывал, а на соседней кафедре сидела Лена, с которой они иногда вместе чай пили. Так эта Лена полезла занавеску вешать да и упала со стремянки — да так, что выбила себе передний зуб прямо на глазах у Митеньки. Плакала и причитала даже не столько от боли, сколько от того, что теперь как ей жить в таком виде? Не то что замуж выйти, а и показаться на людях? И денег нет…

Митенька через два дня пришел к ней домой и протянул пухленький конвертик. Хотелось ему утереть всякую слезу, облегчить любую ношу.

Пришел как-то раз навестить Галину Сергеевну, принес вафельный шоколадный торт, коньяк, а она мечется по кухне с тряпками в руках, кричит:

— Митя, пойди наверх, меня соседи сверху заливают!

С потолка струи текут, капает.

Митенька поднялся на этаж, а там тоже переполох: стоит соседка по колено в воде, говорит, дочка забыла кран закрыть, вода лилась в раковину с грязной посудой, перехлестнула через край. А дочка, говорит, у меня больная…

И правда — вышла дочка, лет семнадцати, а руки-ноги у нее, как будто только что из Дахау, такая тощенькая. И глаза мутные.

Митенька кинулся помогать — собирал воду совком, сливал в ведро, а потом еще и тряпки принялся выжимать. А мать ему все плачется:

— Не ест ничего, анорексия. Так ведь и помрет от истощения. Уже и не соображает ничего. Лечиться надо, а кто платить будет?

В общем, собрали всю воду, вытерли насухо. Митенька и узнал, что есть клиника в Москве, где лечат таких, с нервной анорексией, — «Спасение».

Через несколько дней принес им денег, такой худенький, бледный, с прозрачной кожей, с синеватыми кругами под глазами, едва ли сам не нуждающийся в спасении, а глаза полны странным каким-то отчаянным блеском. Наведался и к Галине Сергеевне, на сей раз без гостинцев.

Она ему:

— Митенька, что-то ты совсем отощал, что с тобой? Не ешь совсем, что ли? Шея у тебя вон, как у курицы общипанной. Дай хоть покормлю.

— Так ведь пост. Мне много не надо. Для меня лучшая пища — это утешение. А не все пока удается. Помните, я вам рассказывал, как я купил своим друзьям Вике и Теме путевки в свадебное путешествие? В Венецию? Так фирма эта устроила недоразумение. Мало того что рейс отменили и им пришлось покупать билеты на другой самолет, так еще и гостиничная бронь оказалась несуществующей. Они там скитались, ночевали где придется, а вернулись и пошли жаловаться в фирму, которая им эти путевки продала. Катю — помните, которая из Брянска? — уволили. Она — ко мне: за комнату платить нечем, ребенок голодает. Я и предложил ей пожить у меня, пока она работу не найдет.

И Оксану из Черновцов хозяева, у которых она сиделкой, отказались регистрировать у себя. Я зарегистрировал, а бабуля, за которой она ухаживала, померла. И она тоже теперь без работы и жилья. Тоже дня два как у меня. Только они как-то не ладят между собой: ругаются постоянно.

— Митя! — Галина Сергеевна аж возопила. — Так ты что же — мать Тереза у нас? Тебе что — больше всех надо? Богатый, что ли, такой? Может, и мне деньжат в таком случае подкинешь? Мне вот тоже — ремонт вон после потопа, к морю хочется, на курорт, зубы подлечить…

— Да? — растерялся он. — Простите, а я и не подумал! А куда вы хотите поехать?

— Эх! — Даже слов у Галины Сергеевны не нашлось.

— Столько страданий! — произнес он, помолчав. — В соседнем подъезде ребенок вывалился из окна — собирали всем домом деньги ему на операцию. Пока собирали — он скончался, деньги пошли на похороны. Батюшка Глеб в аварию попал, сам — слава Богу — уцелел, машину разбил, теперь снова пешком по требам ходит. А в соседнем доме взорвался бытовой газ — две квартиры разнесло. Люди на улице остались. Я их пригласил к себе, но им дали по комнате в общежитии. Много зла в мире, слишком много зла, — заключил он и поглядел Галине Сергеевне прямо в глаза. Она аж качнулась от этого взгляда.

Вообще странное чувство возникло у нее к этому юноше. Хотя какой он юноша — лет ему двадцать шесть, а соображение, как у дитяти малого. С одной стороны, она искренне стремилась ему покровительствовать, опекать своими советами и наставлениями, а с другой — вдруг ловила себя на том, что любуется его светлым тонким лицом, чистым взглядом светло-серых прозрачных глаз. И ведь перед его приходом всегда сама начинала прихорашиваться, надевала одежду понаряднее, прибирала квартиру. Даже какая-то шальная мысль нет-нет да и залетала ей в голову: дескать, а не испытывает ли он к ней… Именно так. Что-то такое стало ей мерещиться, чудиться, сквозить. Невероятно, но ведь бывает такое! Всякое бывает на свете…

Меж тем Митенька куда-то пропал: не приходил неделю, две, три, месяц. Галина Сергеевна хватилась — а телефона-то его у нее и нет: Митенька сам ей всегда звонил на домашний, когда собирался прийти, и не было у нее нужды узнавать его номер.

Наконец, месяца через полтора он вдруг объявился, обещал заглянуть в ближайшие дни и опять на две недели пропал. А пришел жалкий, потрепанный, совсем обносившийся, с синяком на скуле, но и с неизменным вафельным тортиком и чекушкой коньяка «Кенигсберг».

— Кто тебя так?

— Коллекторы приходили. Сначала из одного банка, потом из другого. Грозятся в суд подать. А пока тряханули меня, вот так прямо взяли за грудки и будто всю душу вытрясли. А потом и по лицу приложили. Жестокость!

— Так ты что — кредиты брал?

— Брал, конечно. А то — деньги у меня откуда? Нет, я и свою зарплату отдавал — на лечение, на помощь бездомным, но этого же мало, хотя я взял в институте еще и частный приработок и ссуду: сижу в архиве, делаю нужные выписки для нашего преподавателя, он диссертацию хочет.

Галина Сергеевна усадила его за стол, накормила борщом и все выпытала — про родителей, кто такие, как найти, про кредитные суммы. Была приятно удивлена, что отец Митеньки — известный в Москве режиссер, и актрису, новую жену его, мачеху Митенькину, она видела по телевизору. Решила начать с них, лишь только Митенька уйдет. Позвонила. Сначала грозно набросилась на отца: «Знаете ли вы, что ваш сын… Как можно было его, такого беспомощного в практической жизни, оставлять без присмотра? Не бросите же вы его в беде? Смотрите, как бы лихие люди вообще его в тюрягу не засунули, квартиру бы не отобрали!»

Накрутила его, узнала телефон Митенькиной матери, позвонила и ей в Новосибирск, довела до слез.

В этот же день отец вызвал к себе Митеньку, потребовал назвать сумму задолженностей: оказалось, что Митенька набрал по разным банкам кредитов на миллион шестьсот тысяч. Последнюю, самую значительную сумму ему выдали под залог его доли в родительской квартире. Отец пришел в ярость, но — что делать? — повез деньги Митеньке домой, чтобы вместе с ним отправиться в банк и покончить с этими финансовыми авралами раз и навсегда.

В квартире его ждала неожиданность: на кухне стряпали три незнакомые женщины, по коридору гонял на самокате неизвестный малец, а в его комнате на диване разлегся здоровенный мужик.

Дальше…

Я понимаю, почему семейные рассказы из Благовещенска покупают на «Печатном дворе» ▸ Amur.Life

Письма из прошлого, всего — 109. О семье, советском времени, о людях вокруг — всё это собрала в одну книгу и издала на свои средства амурский писатель Галина Одинцова. Роман «Письма прошедшего времени» продан на XXI Дальневосточной выставке-ярмарке «Печатный двор». Есть еще одна подобная книга, которая объединила сразу 67 авторов — «Зеленая лампа. Памяти свет».

Сборник стал очередным выпуском альманаха «Зеленая лампа», он был презентован 3 октября в Благовещенске на книжном фестивале «Берег». Также продан во Владивостоке. Когда нужно начинать писать историю своей семьи и почему биографические рассказы могут заинтересовать других людей — об этом председатель Амурского регионального отделения Российского союза писателей Галина Одинцова рассказала Amur.life.

Галина Леонидовна, роман «Письма прошедшего времени» продан на XXI Дальневосточной выставкеярмарке «Печатный двор». Как считаете, какие струнки он тронул у читателей, кто эти люди?

Мой роман «Письма прошедшего времени» состоит из писем к самой себе. Это короткие истории. Не столько обо мне, сколько о том времени, в котором жила не только я, но и мои современники. Страна делает поколение, её традиции, менталитет, взаимоотношение между людьми. Всё оттуда, из детства, из семьи. И рассказала об этом в своих письмах. Их 109. Отзывов уже много. Я рада, что через моё повествование читатели видят себя, переоценивают свою жизнь, обращаются мысленно в прошлое, ведь жизнь имеет одну особенность, и, в конце концов, всё расставляет по своим местам. Иногда – очень поздно…

Говорят, что всему своё время. Как случилось родиться выпуску альманаха «Зелёная лампа. Памяти свет»?

Каждый год АРО РСП, а в этом году и творческая гостиная «Зелёная лампа Амура» выпускает альманах. Все наши альманахи уникальны. Первый выпуск был посвящён детской литературе, второй выпуск вышел на трёх языках: русском, английском, французском и в него вошли конкурсные короткие рассказы, третий выпуск рассказал об истории нашего города Благовещенска, в него вошли истории 59 авторов. А вот четвёртый сборник состоит почти из 120 работ, а написали их 64 автора.

Я часто думаю о времени, о его стремительности. Меняется страна, меняются поколения, история, которая часто искажается недобросовестными людьми. А так хочется, чтобы дети слышали правду о прошлом, о жизни близких им людей. Но, увы, не всегда мы успеваем расспросить их. И я решила попробовать разбудить воспоминания наших земляков, попросить поделиться ими с читателями. Так и родилась идея собрать воспоминания людей в новый выпуск альманаха.

Трудно или легко собирались рассказы?

Четвертый выпуск альманаха «Зеленая лампа» называется «Памяти свет». Его придумал и предложил Сергей Ладыгин, наш талантливый дизайнер. Я согласилась. Хотя пыталась найти альтернативу. Но не нашла более удачного названия. Обложка, которая, на самом деле, излучает свет, тоже придумана и исполнена Сергеем Ладыгиным. Вот так предложение стать автором альманаха сделало свое дело, у дизайнера родились не только воспоминания.

Вообще, работать с людьми оказалось очень легко. С первых слов авторы понимали меня. С первых минут начинались душевные разговоры. Находились общие темы, даже знакомые из той далёкой жизни. Так всё близко, оказывается. И давно пришло время высказаться. Рассказать, поделиться своим сокровенным. Оказалось, что я вовремя подошла к каждому автору с таким предложением. И вот результат – трогательные истории о прошлом, пережитом, важном.

Какой или какие рассказы вас поразили больше всего?

Я не могу выделить чей-то один рассказ из всех. Каждый по-своему уникален. Личный. Пережитый до основания души. Даже, если он написан от третьего лица. Это и смех, и слёзы, и любовь. Всё тут. Комком, живущим где-то глубоко, а теперь вырвавшемся на свободу. Делиться надо. Надо рассказывать, повествовать… Без души и переживаний человек не сможет о личном рассказать так тепло и сердечно. Поэтому каждый рассказ трогает душу. Заставляет вспомнить своё. Задуматься о себе, о своих родителях, прародителях. Даже вставки конкурсных работ уже стали воспоминаниями, историй. Вот такая она жизнь. Минута прошла и стала уже историей…

Личные истории, конечно, самые трогательные. Потому что настоящие, от сердца. Есть ли автор, который стал для Вас самым большим открытием?

Все! Даже знакомые авторы, профессиональные писатели и журналисты открылись заново! Другой мотив, мелодия, незнакомая доселе. Открытием стало само участие авторов в этом проекте! Для каждого рассказчика – открытие, что они стали авторами, особенно для тех, кто никогда не писал! Представляете? А ведь написать так, чтобы прочли и задумались читатели, это очень сложно! Наш замечательный редактор Владислав Лецик отметил, что он не ожидал такого уровня всех работ. Если бы чем-то не понравился рассказ, его бы не было в сборнике. Он есть, значит, заслуживает внимания. Мы старались, мы работали. Все были молодцы. Низкий поклон всем!

Не считаете ли вы, что сейчас поколения как никогда далеки друг от друга, ведь многим современным детям, к примеру, малоинтересны мультики, сказки нашего детства. Они не про Чебурашку смотрят, а «Щенячий патруль» или про ниндзя-черепашек. У них клиповое мышление. Поймут ли они, для чего эта книга?

Этот сборник рассказов написан для семьи. Создан альманах и для семейного чтения. Любая история вернёт читателя в своё детство, разбудит свои воспоминания. Бабушка, игры, обычаи, стиль жизни там, в далёком детстве. Чтение любого рассказа в семье заставит ребёнка заинтересоваться историей предков. Они захотят расспросить бабушек, дедушек, родителей об их детстве, о жизни. Если семья заинтересована воспитать внимательных детей, уважающих традиции семьи, они, прочитав наш сборник рассказов, задумаются о своём, близком только им. Наши дети спящие красавцы, они закрыты, отдалены от своих близких. Притяните их к себе. Не поучая: а вот в нашем детстве… Нет! Не надо так. Наоборот, эх, жаль, что в нашем детстве не было этого… А что же было тогда, если ЭТОГО не было? И вот она, сокровенная минута, настала. Пользуйтесь её милостью.

Надо спешить. Родители стареют быстро и уходят, иногда ничего не поведав о себе… Позже жалеешь о потерянном времени. Но, увы, оно не возвращается.

Считаете ли вы, что в каждой семье должна быть какая-то история рода, записанная на бумаге или в компьютере. И если да, то как себе объяснить: для чего мне это и что, возможно, уже пора приступать?

Я не сомневаюсь, что многие семьи захотят создать древо своей семьи. Или уже делают это. Например, как хорошо, что я вовремя узнала о том, что моя бабушка Александра в детстве дружила с цесаревичем Алексеем!

Вот это да!

Узнать свой род, об истории своего рода – естественная потребность каждого человека. Сейчас этим прекрасно занимается Виктор Романцов из города Зея. В архивах он находит такие сведения, о которых теперь будут знать его дети и внуки. Он о моей маме нашёл интересные факты, а я и не знала этого. Не успела узнать… Ломоносов сказал: народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего. Поэтому, спрашивайте, интересуйтесь. Там, в той стране, которая никогда не вернётся, много интересного и важного.

В каком формате с поправкой на пандемию будет жить «Зелёная лампа» и какие у Вас планы?

Планы есть. Например, уже готово положение о новом конкурсе для альманаха. Вся беда в том, что нет спонсоров. Мне приходится делать выпуск на свои средства, но они, практически, не возвращаются. Но я знаю, что работаю не зря. Этот проект очень нужен.

Итак, планирую собрать современные сказки и фэнтези. Ведь у нас же нет ещё сборника «Современных амурских сказок и фэнтези»! А талантливых рассказчиков у нас достаточно! Пишите сказки, это увлекает. А писать всегда есть о чём.

Список авторов книги «Памяти свет»: Виктория Хопатько, Валентина Мищенко, Татьяна Телюк,Татьяна Бедина, Надежда Белоусова, Ольга Березкина, Александр Бобошко, Юрий Богомолов, Анастасия Болотина, Гюльчера Быкова, Бычихина Дарья, Вакуленко Ирина, Галимова Дарья, Горевой Егор, Грызлова Марина, Данько Юлия, Дмитриев Николай, Дьякова Нина, Ерёмин Евгений, Ефимова Ольга, Жидяева Риоломма, Жирнов Павел, Забияко Анна, Золотова Елена, Зорина Александра, Игнатенко Игорь, Кастерина Елена, Киреева Наталия, Климова Оксана, Климычева Юлия, Кобзарь Валентина, Котейко Елена, Кохно Вера, Кулигина Светлана, Курако Александр, Ладыгин Сергей, Левченко Николай, Лецик Владислав, Ломакина Елена, Макаренко Анастасия, Максакова Татьяна, Мамин Александр, Мерзлякова Людмила, Михайлова Мира, Нещадина Светлана, Одинцова Галина, Панкрац Галина, Поносова Светлана, Праскова Оксана, Рудакова Елена, Савинкин Павел, Сахончик Станислав, Синевич Вера, Соколова Инга, Сузун Людмила, Сусленков Александр, Тамбовцева Юлия,Телухова Валентина, Телышева Анна, Тур Ольга, Тюрнева Галина, Фадеева Наталья, Фазилова Надежда, Чекмарёв Максим, Чернявская Любовь, Юрьева Анна, Ярошенко Александр

Редактор-составитель Г. Л. Одинцова.

Художественное оформление и макет — Сергей Ладыгин. Редакционный совет: Д. Н. Галимова, С. Д. Ладыгин, В. Г. Лецик, Г. Л. Одинцова, Т. Н. Телюк

Тайные преимущества пересказа семейных историй

Рассказывать семейные истории о сумасшедшем дяде Джо или других эксцентричных родственниках — любимое времяпрепровождение, когда семьи собираются на праздники. Но будут ли извивающиеся дети или одержимые инстаграмом подростки слушать?

На самом деле дети усваивают из семейных историй больше информации, чем думает большинство взрослых. И это знание приносит удивительные психологические преимущества, как показывают исследования.

Лучшие праздничные истории — забавные или развлекательные, и зачастую они содержат уроки жизни, — говорит Робин Фивуш, профессор психологии и директор Института свободных искусств Университета Эмори.«У них очень важная функция в обучении детей:« Я здесь. Я — часть этих историй ». Они представляют собой не просто сценарий жизни, но и набор ценностей и ориентиров», — говорит она.

Ханна Роуз Блейкли, 26 лет, говорит, что рассказы о ее покойном дяде помогли ей оценить находчивость своей семьи перед лицом невзгод. Ветеран Вьетнама, который когда-то работал хулиганом на нефтяных месторождениях, кишащих гремучими змеями, ее дядя надел толстые кожаные рабочие ботинки, завернул их в мешковину, топтался по траве и ловил гремучих животных, которые воткнули клыки в его защитное снаряжение.Затем он продал их в лаборатории, где собирали яд для медицины.

«Семейные истории сыграли важную роль в формировании моего представления о характере семьи», — говорит г-жа Блейкли, докторант Принстонского университета.

Для успешного семейного рассказа
  • Заранее подумайте о значимых, интересных историях, которые стоит рассказать.
  • Выберите истории, относящиеся к текущему этапу жизни и трудностям детей.
  • Сделайте семейные сказки легкими и интересными.
  • Включите в свой рассказ точки зрения и эмоции всех актеров.
  • Будьте открыты для переосмысления старых историй в поисках нового смысла.
  • Соберите новую нить, опросив и записав рассказы старых родственников.
ПОДЕЛИТЬСЯ СВОИМИ МЫСЛЯМИ

Как вы подходите к семейным разговорам на праздниках? Присоединяйтесь к беседе ниже.

Более 90% подростков и молодых людей могут пересказывать семейные истории, когда их спрашивают, даже если они казались незаинтересованными, когда рассказывались истории, согласно исследованию 2018 года, в котором участвовали 66 семей с детьми-подростками и 194 студентами колледжей под руководством Натали Меррилл, докторанта исследователь в Эмори. И молодые люди ценили рассказы за уроки и идеи.

Семейные истории, рассказанные при личной встрече, имеют преимущества перед социальными сетями. В отличие от фрагментов рассказов и фиксированных изображений, отображаемых в большинстве приложений, детские интерпретации семейных историй могут развиваться и приобретать новое значение по мере взросления.

Мэтт Ровето, 24 года, вспоминает, как в детстве хотел сбежать, когда рассказывали истории на праздничных собраниях его семьи в Даксбери, штат Массачусетс. Родственники рассказывали, как его прабабушка спасала еврейских детей с нацистской территории во время Второй мировой войны.Или о том, как его дед, будучи подростком в военном училище, выбросил свои сумки из окна второго этажа, выпрыгнул и убежал в тот день, когда родители планировали отвезти его в колледж. Его дед в течение года поддерживал себя посыльным в Чикаго, а затем вернулся, поступил в колледж и начал карьеру оптовика одежды.

Хотя в детстве г-н Ровето мало думал об этих историях, он принял их близко к сердцу позже, будучи студентом колледжа, стремясь сделать карьеру кинорежиссера. Когда один профессор предложил ему провести летние каникулы в Лос-Анджелесе, работая в киноиндустрии, «мысль в 19 лет казалась сумасшедшей», — говорит он. Но он знал, что его бабушка и дедушка пошли на дикий риск, и все закончилось хорошо. Поэтому он с другом поехал по пересеченной местности, нашел работу в своей области и вернулся с ценным опытом и несколькими собственными историями. Г-н Ровето с тех пор получил высшее образование и работает в Нью-Йорке в качестве оператора.

Его мать, Ханна Ровето из Даксбери, считает, что рассказы помогли привить ему чувство приключения.«Они показывают, что не нужно делать то, чего от вас ждут все», — говорит она. «Вы можете сделать что-нибудь немного сумасшедшее и все же вернуться на путь, который выберете сами».

Ханна Роуз Блейкли (слева) и ее мать Синтия говорят, что они извлекли ценные жизненные уроки из семейных историй, рассказанных на праздничных собраниях.

Фото:

Аллен Таллос

Истории из поколения в поколение закрепляют молодежь как часть большой группы, помогая им развить чувство идентичности.В исследовании 2008 года исследователи из Emory опросили 40 подростков в возрасте от 10 до 14 лет по 20 семейно-историческим вопросам, например, как их родители познакомились или где выросли их бабушки и дедушки. Те, кто правильно ответил на большее количество вопросов, по отдельным оценкам показали меньше беспокойства и меньше проблем с поведением.

Родители, которые включают в свои рассказы описания чувств, которые они испытывали в то время, таких как дистресс, гнев или печаль, и рассказывают, как они справлялись с этими эмоциями, выдыхая, переосмысливая или успокаивая их, помогают детям научиться регулировать свои собственные эмоции. .- говорит Фивуш. В другом исследовании исследователи попросили семьи с детьми в возрасте от 10 до 12 лет вспомнить о счастливых и отрицательных переживаниях, а через два года продолжили наблюдение. Дети, чьи родители объяснили отрицательные эмоции и то, как они их разрешили, имели лучшие социальные и академические навыки.

Семейные истории также могут служить противоядием от давления, которое испытывают многие подростки, чтобы получить хорошие оценки, поступить в элитный колледж и сразу же встать на устоявшуюся карьеру.

Синтия Блейкли, мать Ханны Роуз Блейкли и преподаватель гуманитарных наук в Эмори, любит рассказывать истории о своей покойной матери Ширли.Страдающая от беспокойства швея и официантка, ее мать преодолела личные препятствия, чтобы поступить в колледж в свои 50 лет, и начала новую карьеру социального работника в возрасте от 60 до 78 лет. «Это были самые счастливые 18 лет в ее жизни», — сказал доктор. — говорит Блейкли.

Эта история вдохновила доктора Блейкли на то, чтобы отложить свою педагогическую карьеру, пока ее дочь росла, работать из дома редактором и вернуться к преподаванию в возрасте 50 лет. «Стоять перед классом впервые за 20 лет было ужасно», — сказал доктор. — говорит Блейкли. «Но вскоре я понял, что мне очень нравится преподавать».

Иногда она рассказывает ученикам историю своей матери, говоря: «Не переживайте, если ваша карьера не является прямой».

Это время, когда взрослые могут захотеть подумать об историях, которые им бы хотелось, чтобы их знали младшие члены семьи, — говорит доктор Фивуш. «Рассказ истории может показаться странным в понедельник в 15:00, но за ужином в День Благодарения проще сказать:« Знаешь, я думала об истории… », — говорит она.Для начала лучше спросить себя: «Если бы мне пришлось оставить детям одну или две истории, что бы я хотел, чтобы они узнали?»

Напишите Сью Шелленбаргер по адресу [email protected]

Copyright © 2020 Dow Jones & Company, Inc. Все права защищены. 87990cbe856818d5eddac44c7b1cdeb8

11 семейных историй, которые заставили наши сердца забыться

Часто, когда мы говорим о крепкой семье, мы имеем в виду обычные вещи. Мы забываем, насколько важны наши действия по отношению друг к другу и что отношения между родственниками и супругами не должны быть рутинными. Истории, которые мы собираемся вам рассказать, невероятно правдивы. Они о людях, которые хотели сделать что-то значимое для своих любимых друзей и членов семьи.

Команда AdMe.ru, вдохновляется примерами этих семейств и надеется передать это вдохновение вам.

По всему миру всего за один поцелуй

Малазийский фотограф Кео Ви Лунг посетил со своей невестой 11 стран, чтобы воссоздать свадебный поцелуй в разных частях света.Они целовались снова и снова в Японии, Норвегии, Дании, Австрии и Италии во время своего трехмесячного медового месяца. Счастливый муж считает, что смысл жизни в том, чтобы проводить каждую минуту с любимым человеком и видеть вместе как можно больше вещей.

Вся семья начинает новую жизнь.

Похудание — задача, которая иногда бывает сложной даже для одного человека. Но в этой истории это удалось всей семье. 32-летний китайский фотограф Джесси решил, что упражнения — это именно то, что нужно его семье для поддержания хорошего психологического и физического здоровья.Они начали заниматься силовой ходьбой и регулярно посещать спортзал. Они фотографировали каждые 10 дней и отслеживали результаты. 6 месяцев тренировок дали семье больше, чем просто хорошую физическую форму: они утверждают, что полностью изменили свой образ жизни и стали большей частью команды.

Когда родители против системы:

Семья из Кембриджа решила провести эксперимент и вместе со своими детьми отправилась в длительное кругосветное путешествие вместо того, чтобы отправлять их в школу.Все началось с того, что их старший ребенок стал жаловаться на то, что ему скучно в детском саду. Родители говорят, что их дети более развиты, чем их сверстники, и система образования только погубит их таланты. Продав дом, родители начали обучать детей самостоятельно и отказываться от идеи не собираются. Пол и Кэролайн делают проекты со своими детьми на основе поездок, которые они совершают, и сами учат их истории и различным культурам.

Семья, которая не любит тратить время зря

Вернуться в форму после родов? Заставить ребенка любить спорт и заниматься спортом? У вас достаточно времени для себя и для детей? Все возможно, если вы добавите немного юмора и творчества в самые обыденные семейные дела.

Бабушкиное платье

Молодая невеста, спасшая бабушкиное свадебное платье, надела его на собственную свадьбу. Платье было старше 50 лет, когда его снова использовали на свадьбе. Об этом бабушка узнала только во время репетиции церемонии. Фотографу удалось сфотографировать ее реакцию, и, честно говоря, она действительно трогательная.

Любовь важнее престола.

Японская принцесса Мако Акисино объявила о помолвке со своим университетским приятелем Кей Комуро.Родители невесты одобрили ее выбор, хотя это означало, что она потеряет титул и все привилегии. Несмотря на то, что закон запрещает принцессе быть наследницей престола, японское сообщество не одобряет браки между монархами и простыми людьми. Эта история любви заставила Японию пересмотреть свое отношение к таким бракам.

Пенсионеры, которые умеют развлекаться

Для этой замечательной пары выход на пенсию — прекрасное время для экспериментов и самовыражения.Стивен и Милли Тани из Южной Каролины искали костюмы на Хэллоуин 3 года назад, и в итоге они открыли для себя новое хобби. Они начали с костюмов ручной работы, а затем начали покупать костюмы для косплея в интернет-магазинах. Теперь они путешествуют, создают новые костюмы и не соглашаются с людьми, которые говорят, что пенсия и 27 лет брака могут сделать отношения скучными.

Вечная благодарность

19-летняя Ханитта «Минт» Фасаенг стала победительницей конкурса Miss Uncensored News Thailand 2015.После того, как она выиграла конкурс, она вернулась в свой родной город, чтобы преклонить колени перед своей матерью, которая всю свою жизнь собирала мусор. В азиатских странах, как и во многих других, такой поступок — знак глубокого уважения. Ханитта говорит, что у нее нет причин стыдиться своей матери и что она сделала возможным ее успех.

Ву купил зоопарк.

Дин и Трейси Твиди со своими тремя дочерьми сейчас живут в зоопарке Animalarium. Они заботятся о 300 животных, включая змей, львов и крокодилов.А девушки говорят, что это лучшее время в их жизни. Изначально семья планировала купить ферму. Квалифицированные сотрудники зоопарка также помогают семье Твиди заботиться о зоопарке.

Пушистые шаферы

Мистер и миссис Мэтьюз сделали двух аляскинских маламутов лучшими мужчинами на своей свадьбе, и это был правильный выбор. Супруги считают своих собак членами их семьи и хотели сделать их участниками церемонии. Маламуты были очень ответственны и очаровали гостей.

3 невесты, одно платье

Дороти Сэмпсон из Йоркшира вышла замуж в 1959 году. На ней было свадебное платье, которое 25 лет спустя ее дочь Кэтрин Кларк надела, чтобы пройти по проходу на своей свадьбе. И ровно 25 лет спустя дочь Екатерины Сара сделала то же самое. Более того, она вышла замуж 9 июня, в годовщину свадьбы ее родителей, бабушек и дедушек.

Какая из этих историй показалась вам наиболее трогательной? Расскажите нам в комментариях ниже.

Семейные истории, которыми мы делимся, и то, что они значат для наших детей

Летом Тилин возвращалась со мной в дом моих бабушек и дедушек, и когда мы были там, мир снова казался правильным. У нас был распорядок: моя бабушка, Мима, делала мне горячий шоколад и включала кондиционер. Когда комната остывала и свет тускнел, я обнимал Миму и слушал. Каждую ночь она рассказывала разные истории, но каждая из них дала мне разные части ее жизни, ощущение того, кем она была и кем была.

Когда мне было около 8 лет, она рассказала мне о своем первом ярком воспоминании. Она была малышкой, а ее мать умирала от туберкулеза. Она вспомнила, как ее держали подальше от спальни и толкали назад, когда она пыталась придвинуться ближе, ее отец и дальние родственники каждый раз уносили ее и объясняли, что она не может подойти к матери. Это воспоминание о ее матери на кровати, протянутой к ней рукой, — ее худшее воспоминание, но оно также горько-сладкое, поскольку это единственное четкое воспоминание о своей маме.

Шли годы, и она сплела для меня свое детство, сделав его таким же знакомым, как и мое собственное. В детстве Мима случайно наступила на цыпленка (поллито), убив его. Она в панике сбросила его в овраг, чтобы не попасть в беду. У нее развился страх перед цыплятами, и после этого она стала избегать поллито. Ее продолжающееся огорчение стало ощутимым, когда я принес в дом некоторых птенцов, которых мой дед держал во дворе в качестве домашних животных.

Мима научила меня широте и долготе, показав мне, как она когда-то отслеживала прогресс союзников и нацистов на карте.Она рассказала мне о том, как в школьные годы дети носили в школе газеты, чтобы не испачкать свою форму, если им придется лечь на пол во время учений по воздушной атаке.

Мои любимые истории, однако, были о том, как она стала учителем и получила степень магистра образования (настоящий подвиг в Пуэрто-Рико 1950-х годов) и встретила моего дедушку, человека с сияющими зелеными глазами. Мима показывала мне их черно-белые фотографии, и она давала мне читать письма, которые Мимо писал ей из Кореи, где он воевал в составе всего пуэрториканского 65-го пехотного полка.Помню, как пил теплое молоко, я слушал с увлеченным вниманием, деликатно листая старые фотографии, отмеченные элегантным почерком. Я исследовал выцветшую черновую карточку своего деда, осторожно обращаясь с ней, задолго до того, как понял, что именно из-за его пребывания в Корее он просыпался по ночам с криком, принимая покосившийся потолочный вентилятор за вертолет. Рассказы Мимы были о семье, но они также были окном в историю, с которым не мог сравниться ни один учебник.

Каждую ночь перед сном Мима трансформировалась, принося реквизит и одежду, чтобы ее истории оживали.Это было особое время, которое помогло нам наладить тесную связь, и рассказы нарисовали картину Пуэрто-Рико, которого больше не существует. Когда я изо всех сил пытался адаптироваться к жизни на материковой части Соединенных Штатов, ее рассказы помогли мне преодолеть «aquí y allá» (здесь и там), в конечном итоге позволив мне почувствовать себя непринужденно в обоих местах.

Когда я стал старше и жизнь стала тяжелее, ее рассказы дали мне утешение и силы. Я сказал себе, что пришел из длинной череды женщин, которые видели темные времена и невзгоды и перешли на другую сторону, и я закалил себя осознанием того, что могу сделать то же самое.Каким-то образом эти истории о грусти, глупости и выносливости дали мне то, за что можно было держаться во времена нестабильности, чувство уверенности и спокойствия, когда все было трудно.

Мне невероятно повезло носить с собой отчеты старейшин, особенно когда память моей бабушки исчезает. Деменция теперь стала частью того, кем она была, но ее история и история нашей большой семьи сохранились вместе со мной и моей матерью.

Эстафета была передана, и теперь я иногда нахожу свою мать, которую мои дети назвали Баба, прижалась к ним в постели и хихикала над историей про лак для волос и свечи, когда она была подростком.Когда с ними что-то пойдет не так, они смогут оглянуться на своих родителей, бабушек и дедушек, чтобы увидеть причудливые истории о том, как дела идут наперекосяк и, чаще всего, снова поправляются. Они увидят людей, чьи недостатки и достоинства отражают их собственные, и они будут надеяться, что будут претендовать на наследие, у которого они могут учиться и которым могут гордиться.

Это особенно верно в отношении рассказов о тех, кого мы потеряли. С тех пор, как умер мой тесть, мы с мужем старались рассказывать нашим детям отрывки о нем, истории о его спортивном энтузиазме (давай, Доджерс!), Его любимой еде и праздниках.

Недавно наша 7-летняя дочь, которой было всего 6 месяцев, когда умер мой свекор, нетерпеливо полила маслом всю вафлю, прежде чем потянулась за сиропом. Когда я предположил, что, возможно, вафля хотела бы дышать, она хихикнула: «Я совсем как дедушка! Ему тоже нравилось немного вафли с маслом! » Я улыбнулся, вспомнив кусочек масла, аккуратно выложенный на каждый вафельный карман на тарелке моего тестя. Эта небольшая деталь имеет для нее значение и позволяет ей чувствовать, что она знает своего дедушку, не потому, что он физически присутствует, а потому, что его дух поддерживается посредством слов.

Я думаю о своих родственниках в прошлом и настоящем. Я ношу их с собой из-за историй, в которых я был причастен, историй, которые кто-то нашел время и позаботился поделиться со мной. Я надеюсь, что когда-нибудь мои дети заплатят за эти истории, но тогда истории перестанут принадлежать мне, а им и тем, кто следит за ними.

Лара Н. Дотсон-Рента — писатель-фрилансер, ученый и йог. Она разрабатывает документальные мемуары, в которых история Пуэрто-Рико прослеживается через семейные повествования.Она твитов .

Семейные истории, которые нас связывают — Эта жизнь

Несколько лет назад я как родитель достигла предела. Это была неделя ежегодного собрания моей большой семьи в августе, и мы боролись с разными кризисами. Мои родители старели; моя жена и я напрягались в хаосе маленьких детей; моя сестра собиралась подготовить своих детей к издевательствам, сексу и киберпреследованию.

Конечно же, однажды ночью все напряжение улетучилось. За ужином я заметил, что мой племянник пишет под столом. Я знал, что не должен ничего говорить, но не смог сдержаться и попросил его остановиться.

Ка-бум! Моя сестра огрызнулась, чтобы я не наказывал ее ребенка. Папа заметил, что мои девочки держали ложки на носу. Моя мама сказала, что ни у одного из внуков нет манер. В считанные минуты все разбежались по разным углам.

Позже мой отец позвал меня к своей постели. Было ощутимое чувство страха, которое я раньше не слышала.

«Наша семья разваливается», — сказал он.

«Нет, это не так», — инстинктивно сказал я. «Он сильнее, чем когда-либо».

Но потом, лежа в постели, я начал задаваться вопросом: был ли он прав? Какой секретный соус скрепляет семью? Какие составляющие делают некоторые семьи эффективными, стойкими и счастливыми?

Оказывается, сейчас самое подходящее время, чтобы задать этот вопрос. За последние несколько лет произошел ошеломляющий прорыв в знаниях о том, как заставить семьи и другие группы работать более эффективно.

Разрушающее мифы исследование изменило наше понимание обеда, дисциплины и сложных разговоров. В программах, задающих тенденции из Кремниевой долины и вооруженных сил, представлены методы, позволяющие улучшить работу команд.

Единственная проблема: большая часть этих знаний остается гетто в этих субкультурах, скрытыми от родителей, которые в них больше всего нуждаются. Я потратил последние несколько лет, пытаясь раскрыть эту информацию, встречаясь с семьями, учеными и экспертами, начиная от мирных переговорщиков и заканчивая дизайнерами онлайн-игр и банкирами Уоррена Баффета.

Через некоторое время возникла неожиданная тема. Самая важная вещь, которую вы можете сделать для своей семьи, может быть самой простой из всех: разработать прочный семейный рассказ.

Впервые я услышал эту идею от Маршалла Дьюка, яркого психолога из Университета Эмори. В середине 1990-х доктора Дьюка попросили помочь исследовать мифы и ритуалы в американских семьях.

«В то время проводилось много исследований разгула семьи», — сказал он мне в своем доме в пригороде Атланты. «Но нас больше интересовало, что семьи могут сделать, чтобы противодействовать этим силам».

Примерно в то же время жена доктора Дьюка Сара, психолог, работающая с детьми с нарушениями обучаемости, заметила кое-что в своих учениках.

«Те, кто много знает о своих семьях, как правило, лучше справляются с трудностями», — сказала она.

Ее муж был заинтригован и вместе с коллегой Робин Фивуш решил проверить ее гипотезу. Они разработали меру под названием «Знаете ли вы?» шкала, по которой детям предлагалось ответить на 20 вопросов.

Примеры: знаете ли вы, где выросли ваши бабушка и дедушка? Вы знаете, где ваши мама и папа учились в средней школе? Вы знаете, где познакомились ваши родители? Вы знаете болезнь или что-то действительно ужасное, что случилось в вашей семье? Вы знаете историю своего рождения?

Доктор Дьюк и доктор Фивуш задали эти вопросы четырем дюжинам семей летом 2001 года и записали на пленку несколько их разговоров за обеденным столом. Затем они сравнили результаты детей с серией психологических тестов, которые они прошли, и пришли к неопровержимому выводу. Чем больше дети знают об истории своей семьи, тем сильнее у них чувство контроля над своей жизнью, тем выше их самооценка и тем успешнее, по их мнению, функционируют семьи. «Знаете ли вы?» шкала оказалась лучшим единственным показателем эмоционального здоровья и счастья детей.

«Мы были потрясены», — сказал доктор Дьюк.

А потом случилось непредвиденное. Двумя месяцами позже было 11 сентября. Как граждане доктор Дюк и доктор Фивуш были в ужасе, как и все остальные, но как психологи они знали, что им представилась редкая возможность: хотя семьи, которые они изучали, не пострадали напрямую от событиях, все дети одновременно пережили одну и ту же национальную травму.Исследователи вернулись и пересмотрели детей.

«И снова, — сказал доктор Дьюк, — те, кто больше знал о своих семьях, оказались более устойчивыми, а это означает, что они могут смягчить последствия стресса».

Почему знание того, где училась ваша бабушка, помогает ребенку преодолеть такую ​​мелочь, как ободранное колено, или такое серьезное, как террористический акт?

«Ответы связаны с чувством ребенка быть частью большой семьи», — сказал доктор Дьюк.

Психологи обнаружили, что у каждой семьи есть объединяющий рассказ, объяснил он, и эти рассказы принимают одну из трех форм.

Во-первых, рассказ о восходящей семье: «Сынок, когда мы приехали в эту страну, у нас не было ничего. Наша семья работала. Мы открыли магазин. Ваш дед учился в средней школе. Ваш отец учился в колледже. А теперь ты. … »

Второй — это нисходящее повествование:« Милая, раньше у нас было все. Тогда мы потеряли все ».

«Самый полезный рассказ, — продолжил доктор Дьюк, — третий. Это называется изменчивым семейным повествованием: «Дорогой, позвольте мне сказать вам, в нашей семье были взлеты и падения.Мы построили семейный бизнес. Ваш дед был столпом общества. Твоя мать была в совете больницы. Но у нас были и неудачи. У вас был дядя, которого однажды арестовали. У нас сгорел дом. Ваш отец потерял работу. Но что бы ни случилось, мы всегда держались вместе, как одна семья ».

Доктор Дюк сказал, что у детей, которые обладают наибольшей уверенностью в себе, есть то, что он и доктор Фивуш называют сильным« я межпоколенческим ». Они знают, что принадлежат к чему-то большему, чем они сами.

Лидеры в других областях нашли аналогичные результаты. Многие группы используют то, что социологи называют осмыслением, построение нарратива, объясняющего, чем занимается группа.

Джим Коллинз, эксперт по менеджменту и автор книги «От хорошего к великому», сказал мне, что успешные человеческие предприятия любого рода, от компаний до стран, изо всех сил стараются сохранить свою сущность. По словам г-на Коллинза, они «сохраняют ядро ​​и стимулируют прогресс». По его словам, то же самое относится и к семьям.

Г-н Коллинз рекомендовал семьям разработать формулировку миссии, аналогичную той, которую компании и другие организации используют для определения своих основных ценностей.

Военные также обнаружили, что обучение новобранцев истории их службы увеличивает их дух товарищества и способность более тесно сотрудничать со своим подразделением.

Командир. Дэвид Дж. Смит — председатель отдела лидерства, этики и права в Военно-морской академии и эксперт по сплоченности подразделений — термин Пентагона для обозначения морального духа группы. Командующий Смит сказал, что до недавнего времени военные учили сплоченности подразделений «дегуманизировать» людей. Подумайте о запугивающих сержантах в «Цельнометаллическом жилете» или «Офицер и джентльмен».

Но в наши дни военные тратят больше времени на формирование идентичности через общественную деятельность. В Военно-морской академии командующий Смит советует выпускникам старших курсов брать новичков (или плебеев) на упражнения по построению истории, например, сходить на кладбище, чтобы отдать дань уважения первому военно-морскому летчику, или посетить оригинальный самолет B-1, выставленный в кампусе.

Доктор Дьюк порекомендовал родителям заниматься подобными занятиями со своими детьми. Любое количество случаев помогает передать это чувство истории: праздники, каникулы, большие семейные встречи, даже поездка в торговый центр. По его словам, чем жестче семейная традиция, тем больше вероятность, что она передается по наследству. Он упомянул обычай своей семьи прятать замороженных индейок и консервированную тыкву в кустах во время Дня Благодарения, чтобы внукам приходилось «охотиться за ужином», как пилигримы.

«Эти традиции станут частью вашей семьи», — сказал Др.- сказал Герцог.

Десятилетия исследований показали, что большинство счастливых семей эффективно общаются. Но разговор — это не просто «обсуждение проблем», как бы это ни было важно. Говорить также означает рассказывать о себе положительную историю. Столкнувшись с проблемой, счастливые семьи, как и счастливые люди, просто добавляют новую главу в свою историю жизни, которая показывает, как они преодолевают трудности. Этот навык особенно важен для детей, чья личность имеет тенденцию блокироваться в подростковом возрасте.

Итог: если вы хотите более счастливую семью, создайте, уточните и перескажите историю о положительных моментах вашей семьи и о вашей способности оправиться от трудных. Одно только это может увеличить шансы на то, что ваша семья будет процветать для многих поколений.

Чему дети учатся, слушая семейные истории

Однако большинство родителей не знают, что повседневные семейные истории, подобные той, которую рассказывал отец Алекса той ночью, дают многие из тех же преимуществ чтения — и даже некоторые новые. .

За последние 25 лет небольшое исследование семейного рассказывания историй показало, что, когда родители рассказывают своим детям больше семейных историй, особенно когда они рассказывают эти истории подробно и отзывчиво, их дети получают пользу во многих отношениях. Например, экспериментальные исследования показывают, что, когда родители учатся вспоминать повседневные события со своими дошкольниками более подробно, их дети рассказывают более богатые и полные рассказы другим взрослым на один-два года позже, чем дети, родители которых не усвоили новые техники воспоминаний.Дети родителей, которые научились новым способам вспоминать, также демонстрируют лучшее понимание мыслей и эмоций других людей. Эти продвинутые повествовательные и эмоциональные навыки хорошо служат детям в школьные годы, когда они читают сложные материалы и учатся ладить с другими. В подростковом возрасте дети, чьи семьи совместно обсуждают повседневные события и семейную историю, чаще имеют более высокую самооценку и более сильную самооценку. А подростки с более глубокими знаниями семейного анамнеза обладают более устойчивой идентичностью, лучшими навыками совладания и более низкими показателями депрессии и тревоги.Семейное рассказывание историй может помочь ребенку превратиться в подростка, который чувствует связь с важными людьми в своей жизни.

Лучше всего, в отличие от рассказов из книг, семейные истории всегда бесплатны и полностью переносимы. Вам даже не нужно зажигать свет, чтобы поделиться с ребенком историей о своем дне, о своем дне, о своем детстве или о бабушке. В исследовании семейного рассказывания историй все эти виды историй связаны с пользой для вашего ребенка. Семейные истории могут оставаться частью повседневного взаимодействия родителей со своими детьми и в подростковом возрасте, давно минувшем возрастом сказки на ночь.

Всем семьям есть что рассказать, независимо от их культуры и обстоятельств. Конечно, не все эти истории идиллические. Исследования показывают, что дети и подростки могут многому научиться из историй о более трудных моментах жизни, если эти истории рассказываются в манере, учитывающей уровень понимания ребенка, и пока из этого опыта можно почерпнуть что-то хорошее. .

Рассказывать историю о том, как рождественская елка загорелась из-за неисправной проводки и сгорела подарки — это нормально, если только можно найти подкладку из мишуры.Например: к счастью, вам удалось спасти несколько любимых украшений от пожара, и ваша семья оказалась в столовой на рождественском ужине, где вы встретили Марион, которая стала ценным другом семьи.

Книги содержат рассказы, но только семейные рассказы содержат личные рассказы вашей семьи. Удачливые дети получают и то, и другое. Они слышат и читают рассказы из книг, чтобы стать частью мира других людей, и они слышат и рассказывают истории своей семьи, чтобы понять, кто они и откуда пришли.

Мы теряем поколения семейной истории, потому что мы недостаточно делимся своими историями

Это обычное сожаление: «Хотел бы я больше расспрашивать своих бабушек и дедушек, родителей, тётей и дядюшек об их жизни».

Большинство людей мало знают о своей семейной истории. Это связано с тем, что люди обычно не интересуются генеалогией до тех пор, пока им не исполнится 50 или 60 лет, когда у них будет больше времени, чтобы подумать о своей семейной идентичности. Проблема в том, что к тому времени их бабушка, дедушка и родители часто уже скончались или не могут рассказать свои истории.

Из-за этого мы теряем поколения историй и все преимущества, которые они приносят. «Поскольку наши семьи относятся к наиболее важным социальным группам, к которым мы принадлежим и с которыми мы себя идентифицируем, истории о нашей семье рассказывают нам, кем мы являемся в мире и кем мы должны быть», — говорит Робин Фивуш, доктор философии, один из исследователи, стоящие за исследованием Сила семейной истории в самоидентификации и благополучии подростков . «Истории о наших родителях, бабушках и дедушках служат образцами как хороших, так и плохих времен, а также моделей преодоления трудностей и сохранения единства.”

Решение этой проблемы состоит в том, чтобы заинтересовать людей своей семейной историей, когда они еще подростки или молодые люди, когда они все еще могут слышать напрямую от родственников. Но как нам с самого начала развить интерес друг к другу? Задавая вдумчивые вопросы, участвуя в рассказывании историй и сосредотачиваясь на нашем сходстве с нашими родственниками.

Использование общих интересов и сходства действительно помогает нам установить связь — исследования подтверждают это: наши сходства делают нас более открытыми для слушания и с большей готовностью преодолевать наши неявные предубеждения.«Мы ежедневно принимаем небольшие решения без особого осознания», — говорит Алисия дель Прадо, доктор философии, терапевт и один из исследователей исследования Какое совпадение! Влияние случайного сходства на соответствие . «Мы с большей вероятностью согласятся помочь кому-то, когда мы увидим их похожими на нас, даже если это сходство невелико, например, у нас есть имя или день рождения. Такой подход не означает, что наши различия не имеют значения, но скорее, признание сходства может быть продуктивной отправной точкой.

День благодарения, когда поколения семей часто собираются вместе, — идеальное время, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки и обнаружить некоторые сходства в разговоре. Вот несколько способов начать рассказывать истории от поколения к поколению:

Прежде чем вы начнете, помните, что очень важно оформление семейных историй.

Джоди Кениг Келлас, доктор философии, профессор коммуникативных исследований в Университете Небраски-Линкольн, который проводит исследований семейной идентичности и повествования , предупреждает, что важно то, как мы рассказываем наши истории.«Семьи, которые участвуют в рассказывании историй, присутствуя и дружелюбно, разделяя мнение и опираясь на вклад друг друга, которые ищут и уважают точки зрения друг друга на то, как все произошло, или на смысл истории, и которые вместе работают над созданием смысла или мораль истории — эти семьи сообщают о более высоком уровне здоровья и счастья, чем семьи, которые находятся вдали, разобщены, не принимают во внимание точки зрения друг друга и не работают вместе над созданием смысла истории », -Кениг Келлас говорит.

Для начала выясните, что у вас общего.

Чтобы найти сходство, сядьте за стол Дня благодарения с родственниками и задайте друг другу значимые, интересные вопросы, например:

  • Какое самое спонтанное действие вы когда-либо делали?
  • Какая ваша любимая игрушка или игра в детстве?
  • Если бы вы могли изучить какой-либо новый навык, что бы это было и почему?
  • Если бы вы могли вернуться в прошлое, какой совет вы бы дали себе, помоложе?
  • Что вы хотите сделать, чего никогда раньше не делали? Зачем?
  • В каких ситуациях вы чувствуете себя наиболее неудобно и почему?
  • Были ли вы когда-нибудь свидетелями или свидетелями чего-то, что не можете объяснить?
  • Какая у вас самая странная привычка?

    Продолжайте спрашивать, пока не найдете что-то общее, а затем расскажите историю своим ответом . Повторение.

    Задайте несколько вопросов об их биографии.

    Вам может казаться, что вы уже знаете все о своих родственниках, потому что они — ваша семья, но мы часто не знаем даже самой базовой информации. Для начала вот несколько вопросов, которые доктор Фивуш и ее исследователи предлагают задать себе:

    • Вы знаете, как познакомились ваши родители, бабушки и дедушки?
    • Известны ли вам уроки, которые ваши родители, бабушки и дедушки извлекли из хорошего или плохого опыта?
    • Вы знаете источник своего имени?
    • Где выросли твои родители, бабушки и дедушки?
    • Вы знаете, на кого из членов вашей семьи вы больше всего похожи?
    • Знаете ли вы, на кого из членов семьи вы больше всего похожи?

      Если вы — или ваши дети — не знаете ответа ни на один из этих вопросов, ваши ледоколы на День Благодарения готовы.

      Ежедневные разговоры — идеальное время, чтобы делиться историями.

      Вам не нужно ждать больших праздничных встреч, чтобы начать делиться историями из своей семейной истории. Вы можете включить этот тип повествования в повседневные моменты своей жизни. «Просто будьте внимательны, когда ваши дети вспоминают о том, что с ними случилось, хорошем или сложном, и соотносите это с тем, что произошло с вами в их возрасте», — говорит доктор Фивуш.«Подростки выглядят так, как будто они не слушают и даже ведут себя так, как будто им все равно, но они слушают, слышат и используют эти истории».

      Доктор Кениг Келлас рекомендует обеденный стол, поездки на машине и время сна как другие прекрасные возможности для разговора. «За моим обеденным столом мы рассказываем лучшие и худшие истории дня», — говорит она. « Иногда легче рассказывать истории, когда есть время — например, в поездке — когда мы можем обсудить более уязвимые темы, когда мы не лицом к лицу. Это может быть особенно актуально для подростков ».

      « Дети также любят поговорить в конце дня », — добавляет она. «Спрашивать о своем дне и рассказывать семейные истории вместо того, чтобы время от времени читать книгу перед сном, — это способ включить семейное рассказывание историй в жизнь».

      Включите рассказывание историй в свои праздничные традиции

      Обменивайтесь историями о прошедших праздниках во время праздников, и попросите всех записать то, за что они благодарны на каждый День Благодарения.

      Будьте изобретательны с этим. Попросите людей прийти с важным для них предметом и пригласить их поучаствовать в импровизированной программе «покажи и расскажи». Или попросите людей принести фотографии себя и некоторых своих родственников в возрасте 20 — или 30, 40, 50 и т. Д. — и посмотреть, как они выглядят. Затем спросите их, какими они были в том возрасте, и сравните истории. (Если праздники слишком напряженные, подумайте о том, чтобы устроить «Ночь эфемеров» в другой раз.)

      Оставьте место для чужих историй и дайте им понять, что они вам интересны.

      Когда вы показываете, что вам комфортно с кем-то, и они знают, что вы заботитесь о них, они охотнее делятся этими важными моментами жизни.

      Самое главное, сделайте ставку на знакомство с другими — и покажите своим детям, насколько вы цените эти истории. У вас есть все время в мире, пока внезапно его не становится.

      Когда вы узнаете истории других, вы получите более глубокое понимание своей собственной жизни. Как и все инвестиции в будущее, вы (или ваши дети) не всегда можете увидеть актуальность такого рода рассказов сейчас, но уроки, извлеченные о себе — вашей личности, поведении и потенциальной траектории — окупятся в будущем. долгие годы.

      Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти то же содержимое в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.


      Чтобы не пропустить новости, советы экспертов по красоте, гениальные решения для дома, вкусные рецепты и многое другое, подпишитесь на информационный бюллетень Good Housekeeping .

      Подписаться

      Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

      20 забавных вопросов, чтобы узнать историю своей семьи

      Старшие члены семьи обладают огромными знаниями и информацией. Они могут быть дверью к обучению, пониманию и отслеживанию происхождения. Мы часто хотим услышать уникальные истории и переживания наших старших родственников, но никогда не знаем, с чего начать разговор.

      Специалисты по генеалогии в ThoughtCo.скажем, правильные открытые вопросы гарантируют, что вы соберете множество семейных сказок. Правильные вопросы могут побудить человека к повествованию, которое позволяет сосредоточиться на воспоминаниях и переживаниях. Мы собрали 20 забавных вопросов, которые помогут вам с легкостью начать беседу о семейно-исторической беседе и вовлечь всю семью, молодых и старых, во время праздничных встреч.

      Журнал «Семейное древо» предлагает использовать важные вопросы, чтобы взглянуть на историю глазами старшего родственника.

      • Какое ваше первое воспоминание?
      • Что вы сделали со своей первой зарплатой?
      • Что вы думаете о компьютерах? (Или другие современные удобства, такие как телевизор, микроволновая печь и сотовый телефон.)
      • Расскажите мне о некоторых из ваших любимых песен, книг, фильмов и телешоу.
      • Как ваша семья отмечала праздники, когда вы были ребенком?

      Полный список предложений вы можете прочитать в 20 Вопросы для интервьюирования родственников .

      Эти 5 вопросов, предложенные Deseret News, помогут вам узнать, чем ваши родственники могли заниматься для развлечения.

      • Какие игрушки вам нравились больше всего и какими они были?
      • Какие у вас были любимые детские игры?
      • Были ли в юности причуды, которые вы хорошо помните?
      • Чем развлекалась ваша семья в детстве?
      • У вас и ваших друзей была особая встреча, где вы любили проводить время? Где это было и что вы там делали?

      Прочтите их список из 150 вопросов в Генеалогия: 150 вопросов, чтобы спросить членов семьи об их жизни.

      ThoughtCo.com предлагает использовать свой список вопросов в качестве начала беседы и рекомендует персонализировать вопросы для достижения наилучших результатов. Вот 10, которые, как мы думали, могут рассказать самые лучшие истории:

      • Были ли в доме какие-то особенные предметы, которые вы помните?
      • Были ли у вас домашние дела? Кем они были? Какой был вам наименее любимым?
      • Были ли у вас домашние животные? Если да, то какие и как их звали?
      • Есть ли в вашей семье истории об известных или печально известных родственниках?
      • Были ли вам переданы рецепты от членов семьи?
      • Есть ли какие-нибудь особые реликвии, фотографии, библии или другие памятные вещи, которые были переданы вашей семье?
      • Если бы у тебя была другая профессия, какой бы ты был? Почему это не было вашим первым выбором?
      • Из всего, чему вы научились от родителей, что, по вашему мнению, было самым ценным?
      • Какими достижениями вы больше всего гордились?
      • Что вы больше всего хотите, чтобы люди вспоминали о вас?

      См. Полный список из 50 вопросов в разделе 50 вопросов о семейной истории, которые нужно задать родственникам.

      Эти вопросы станут отличной отправной точкой для обмена семейной историей во время каникул. Один экспертный совет от Deseret News гласит: «Разговоры о семье могут иметь разные направления. По возможности записывайте [разговор] на аудио или видео ».

      Что вы с ней делаете, если у вас есть эта информация? Проявите творческий подход в сохранении семейной истории. Вы можете начать новые традиции, подарить семейные реликвии, создать альбом для вырезок или книгу семейной истории. Самая важная часть обмена и изучения семейной истории — это воспоминания, которые вы оставляете в этот праздник, когда документируете свою историю.


      Источники

      https://www.oughttco.com/fifty-questions-for-family-history-interviews-1420705

      https://www.familytreemagazine.com/premium/20-questions/

      https : //www.deseretnews.com/article/865595932/Genealogy-150-questions-to-ask-family-members-about-their-lives.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *